Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

летом

Не ангел

http://pl.com.ua/?pid=49&artid=30624
Петров лег на воду и задумался. В этот час в фитнес-клубе было пусто, как в прозекторской.  Кантервилльским привидением с рассвета Петров блуждал между тренажерами и тревожные мысли роились в его голове. Петрова терзали сомнения, как правильно поступить. Он вздрогнул и захлебнулся, увидев девичью упругую попу в розовом. Дело в том, что попа страшно напоминала попу его новой знакомой Антонины, с которой Петров жил уже полгода. Он думал, как донести до Антонины немного простых и важных вещей. Петров плыл, а в его голове складывалось письмо.

Любимая! Я встретил тебя в смутное время, как раз недавно я вырос. Смотри сама. Я почти перестал петь по пятницам в караоке с этим придурком Сидоровым, моим лучшим другом. Я научился не краснеть, отказывая подчиненным в премии. Я научился говорить миру «нет», хотя правило это, как ты сама видишь, придурка Сидорова не коснулось. Он до сих пор должен мне примерно на новый шевроле седан. Меня наконец повысили.

Мама, видя мои перемены к лучшему, начала знакомить меня с приличными девушками разной степени залежалости. Тогда я решил, что останусь циничным подтянутым холостяком средних лет, как вдруг на беговой дорожке встретил ангела. То есть тебя. Наши отношения еще только развиваются, хотя в моем шкафу для моих вещей почти нет места. Я готов родить с тобой четверых детей, убить начальника и занять его место. Я готов познакомить Сидорова с твоей толстой подругой Люськой, лишь бы твоя милая попа спала в моей постели. Но дело осложняется тем, что ангелом ты считаешь и меня. Скажу честно: это не так. Иногда я просто не понимаю, что ты мне говоришь, хотя слова, которые ты употребляешь, мне как-будто бы знакомы. Поэтому я написал несколько простых правил, которые позволят нам пройти рука об руку по жизни с четырьмя детьми рядом.

ЗЫ Сидоров, прочитав нижеизложенное, восхитился и отдал мне две тыщи. Любимая, я так устал продавать этот чертов ламинат, может разослать текст по редакциям?
Садись и слушай.

1. Я не разбираюсь в моде. От слова совсем. Конечно, мне нравятся короткие юбки и что-нибудь прозрачное сверху, но это не означает, то подобный наряд  ты можешь надевать в офис. Я видел твоего начальника, он старый ловелас. Какой-какой ориентации?? Надо же. А ну посмотри мне в глаза. А, ты все врешь, чтоб ту блузку надевать в которой ты похожа на стриптизершу? Все, увольняйся.

2. Я всегда ставлю в туалете щетку для пола щетинками вверх и закрываю крышку унитаза. Прости, но когда я учился читать, первой книгой которую я прочел была «Фэн-шуй навсегда». И не нужно надо мной смеяться, женский смех над собой я воспринимаю как проявление агрессии. А ты помнишь
, как мы отлупили с Сидоровым в пивной тех двух годзилл.

3. Ты можешь три часа просидеть в салоне красоты, мало того, после салона тебя нужно непременно похвалить, иначе ты оттопыриваешь губу и приносишь второе одеяло. Ну что ж, теперь я хвалю тебя каждое утро, на всякий случай. Пойми и ты меня. Я не могу пять часов подряд примерять платьишки в торговых центрах. Прояви милосердие, посади меня с планшетом и пивом в кафе того же центра и я подарю тебе целый мир.

4. Иногда мне просто необходимо встречаться с Сидоровым в пивной. Ты говоришь, что мы напиваемся в зюзю, хвастаемся друг перед другом как два пьяных идиота и меряемся, кто больше заплатит чаевых. Это называется обмен мнениями в специальной атмосфере, мужчинам это просто необходимо. Иначе как я узнаю, что Сидоров смертельно завидует моей карьере? А что одежда потом удушливо воняет сложной смесью рульки, чеснока и джеймесона, это ничего, все мы немного питекантропы.
5.  Не надо, умоляю, не надо говорить во время просмотра фильма сдавленным рыбьим голосом «Ооооо, Джонни Деп. Как он прекрасно сохранился. А какой талант». Ты говоришь, что он для тебя просто актер, но нет. Я так не могу, прежде всего, он мужчина. В конце концов, я же не рассказываю тебе про Диту фон Тиц. У каждого могут быть свои маленькие тайны.

6. Нет, если  тебя интересует, что именно я делаю на работе, я объясню тебе про адаптацию персонала, стратегию ведения продаж, ликвидность и капитализацию. Или, если быть честной с самой с собой, ты хочешь узнать, сколько симпатичных женщин со мной работает? Хорошо, просто спроси. Или я подробно расскажу тебе о рядах Фурье! Да, это угроза.

7. Я рад, что твоя мама живет в другом городе. Прости. Я сложно отношусь к женщине, которая подарила мне на день рождения тюбик «Сибирского бальзама». Я специально прочитал состав, любимая. В него входит корень девясила, медвежья желчь и бобровая струя. Я не могу больше говорить, я лежу в пароксизме смеха, прости еще раз. Бобровая струя!

8. Я подарил тебе абонемент в фитнес-клуб не потому, что ты толстая. Это чистая правда. Что значит все руководители департамента продаж врут? Где я пальцы скрестил?

9. Покупай что хочешь. Сколько??? Мне нужно в пивную с Сидоровым. Подумать. Иначе я выброшусь из окна.

10. Иногда я смотрю порнографию. Я не знаю, зачем я это делаю, честное слово. И манит, и манит меня своими кружевами. Прости, мне совершенно не стыдно.

11. Я не люблю футбол. Когда твой папа приходит к нам и три часа рассказывает про лигу чемпионов, отпусти меня. Просто возьми и отпусти. Есть в тебе человеколюбие или нет? Или мне маму вызвать из Конотопа? Тебе знакомо понятие «свекровь приехала в гости»? Тем более, я у мамы третий сын, она этих невесток обычно одной левой…

12. Я устаю на работе. Особенно когда клиент тянет с платежами. В конце месяца я не могу спать, заниматься сексом и гулять с собакой. Возьми моего Сидорова и иди с ним в пивную, оставьте меня наедине с моим горем. К утру я придумаю, как вернуть вложения, а я всегда придумываю, и я вернусь в цивилизованное общество. Сидорову, кстати, передай, что я ему в случае чего ноги вырву.

13. Я редко говорю, что люблю тебя. Иди ты знаешь куда, после кольца в пять карат, шубки и двух отказов маме в желании навестить сына, ты еще говоришь, что я не люблю тебя??? Я может старый солдат, я не знаю слов любви.

14. Я люблю старые советские фильмы и фильмы про деревню. Я простой человек. Смотри свой артхаус и хватит ржать и пародировать меня, что как только, переключая каналы, я натыкаюсь на сериалы про деревню, я всегда строго говорю «О, похоже хороший фильм». Я тоже многого в тебе не понимаю. О чем можно говорить с Люськой час по телефону? Вы работаете в одном отделе. В одном, блин, кабинете.

15. Я не могу не смотреть на других женщин на улице. Это выше меня, это древний инстинкт, не спрашивай какой. Да, я не сравниваю тебя ни с кем. Да, ты не толстая. Да, я люблю тебя.

Просто прими меня таким, какой я есть. Любимая.


 
летом

Рассказ одной знакомой бабушки

http://pl.com.ua/?pid=28&artid=28562
Брюки он к нам в ателье пришел заказывать. Хороший мужчина был, видный, два метра габардину на него ушло. А у нас закройщицей Нинель работала. Нинель, как же. Нинка она была, профурсетка из зажопинска. Руки золотые, а сама корова старая с начесом из несвоих волос. И глаз нехороший у неё был, блядский такой глаз – вечно мужиков вокруг пруд-пруди так и шастают, насекомые. И муж, и друг детства и еще один мужчина из соседнего ресторана – Ашот называется. И вот присвоила Нинка себе эти два метра в габардиновых штанах, на предмет кратковременной любовной связи. Присвоила да и присвоила, но тут у меня дома недоразумение вышло: муж загулял.

Если вы аж двадцать лет замужем, мужа отпускать в свободное плаванье никак нельзя – погибнет. Я ему морду пару раз поправила, конечно, и сказала «ты раз и я раз». У меня может скоро цикл прекратится, а я еще ничего не знаю про запретные удовольствия. Муж мой, уважаемый человек, партийный – тоже разводиться не хотел. Ну, говорит, душа моя, не мыло не смылится. Благословляю тебя на единоразовый адюльтер. А ежели принесешь мне в подоле французскую болезнь нехорошую – отравлю собственными руками, я тебе как доктор-педиатр говорю. И смеется, шутит значит.

Ну, у меня после того случая глазоньки-то и открылись, как окно в как её в европу. Стала я примечать, что по сторонам-то делается. И допримечалась. Приводит Нинель на неделе мужчину того, габардинового к нам в закроечную, и головой так нетерпеливо дрыгает: уходи мол подруга ненадолго, мы тут качество ткани проверять будем. «Да щас», - отвечаю небрежно. «Нечего тут рулоны валять, идите в кабинет к себе, проверяйте мебель на прочность». И стою, крою себе дальше, да на габардинового поглядываю, как та милая «искоса низко голову наклоня». А сама думаю «Идиота кусок, что ты в Нинельке этой нашел. Посмотри, у меня уста сто процентов сахарнее, бюстгальтер кружевнее и борщ с пампушками». И Нинелька на него уставилась, видать тоже внушает.

Мужчина чуть надвое не порвался от такого гипноза, но сделал единственно верный выбор. Бедняга. Нинелька его обозвала обидно и сказала идти по известному адресу.
Чуткий к женскому хамству мужчина поморщился, представился Володенькой и начал ко мне таскаться. Нинель, конечно, пару раз в меня утюг уронила, не считая мелких пакостей. Да и я тоже себя не в лепрозории под раковиной нашла. Поорала фальцетом, ножницами у Нинелиной морды смертельно пощелкала и улеглись страсти наши африканские.

Полгода Володенька мне камасутру показывал. Я уж его покинуть собралась, не то чтоб опостылел, но устала как собака. Не знаю как другие, а мне адюльтер этот непосильным грузом лег. Работа, дети, муж –весельчак «Ага, задерживаешься? Заказ срочный? Не бережешь ты себя». Тоже мне, Торквемада какая выискался.

Володенька тем временем и вовсе ополоумел. Звонил по тридцати раз на дню. «Я проснулся, я поел, я поработал…» И все это с уверениями в страсти несусветной. Я покакал, тьху. Да и зарабатывал Володенька не то чтобы прилично. На две семьи-то. Ну и сказала ему. Пришла пора расстаться, я тебя никогда не забуду, ну вы и сами все знаете. А Володенька внезапно в колени – бух и запричитал «я год читал глупые книги про извращения, дао любви называется, я перетаскал тебе вагон цветов и привык к борщу как к маминой сисе. Я даже урожай с дачи теперь на троих делю: в семью, маме и тебе. Если ты меня внезапно покинешь, то я наемся средства для чистки унитазов производства ГДР, и лягу на трамвайные пути весь в слезах и с запиской гнусного содержания». Ну что-то в таком духе.

Женское сердце мягкое как пшеничная каша, вот что. Тем более что Володенька оказался очень способным в плане изучения вышеупомянутого дао. Ну и тянулась себе волынка эта дальше.

А погорел Володенька как положено – на чепухе. Жена, не будь дурой,  что-то почувствовала. Конечно, почувствуешь тут, когда второй год треть урожая налево уплывает. Малина не родит, картошку жук короед жрет, салатные помидоры в этом году вообще не уродились, прости дорогая, не углядел.  Володенька-то все по ателье бегает. Вот и решила жена все собственными глазами увидеть. Этих ваших интернетов бесовских еще не придумали, оставалась одна возможность все узнать – спрятаться в шкаф во время дележа урожая.

Приехал Володенька однажды с дачи, нет никого, только на плите отчего-то горячая кастрюля с рассольником булькает. Да и давай на три кучки все раскладывать: это мне, это маме, а это в ателье. «Какое такое ателье? – подавилась искусственной шубой в шкафу Володенькина жена. Смирно досидела до мужниного ухода, а потом давай книжку его записную с пристрастием разглядывать. Книжка была насквозь подозрительная: одни Иваны Петровичи и Василии Алексеевичи. Одна только баба нашлась, на букву а «Ателье Люда». У жены, конечно, в зобу дыханье сперло. И решила она мне жизнь испортить окончательно, как эсеры санкюлотам. Позвонила, и на свидание мужа моего пригласила.

Муж-весельчак согласился с охотой, с  развлечениями в наше время как-то не очень было. Пришел в ботанический сад в сером костюме с большой газетой – примета для узнавания. А там жена, нервически бегает вокруг фонтана. В общем предложила она нас с Володенькой отравить. Предложила, на скамейку откинулась и поглядывает на моего. А мой-то медик, у них очень чувство юмора специфическое.
– Хорошо, - говорит мой, - я на все согласен. Только сначала вы своего, а то я незнакомым чужим женам не очень-то доверяю.

- И, что дальше? – спрашиваю я. Мы с одной знакомой бабушкой сидим за неспешным разговором, ждем детей-внуков с курсов английского. – Слабительного дал?
-Слабииительного, - презрительно тянет бабушка. – Брому дал. Лошадиную дозу, чтоб наверняка.

Бабушка аккуратно свернула газету Секретные материалы. Я к тому времени лежала между стульев и только похрюкивала от восторга.
-Нет, - добавляет строго бабушка, о чем-то вспоминая, - не было у нас секса. Страсти были, а этих гадостей не было. Так и знай!
летом

Например, про любовь к животным

Перед новым годом хочется говорить о хорошем. Праздник к нам приходит, тыц тыц кока-кола, извините скока ж можно этой рекламы.

Давайте я вам расскажу настоящую новогоднюю историю. Что означает – все живы, особенно она – Ниночка. С Ниночкой я познакомилась в автошколе. Она вынесла мозг трем инструкторам, одному инспектору, мне и её обоим мужьям, пока получила права. Да, выдать Ниночке права, это было как дельфиненка убить, но что есть то есть, берегитесь на дорогах. Я собственно не об этом, я собственно про любовь. Ниночка полюбила, довольно внезапно.

Однажды Ниночка устроилась секретаршей, в ансамбль песни и пляски флота. Какого флота не скажу, потому что главные герои еще живы и даже умеют пользоваться интернетом. Так вот, Ниночка устроилась на службу и немедленно завела с шефом роман. Начальник ансамбля держался долго. Целых два месяца держался, весь изнервничался. Но пал, как Измаил. Потому что Ниночка ходила на работу в красных шортах условной длины. Видели такие, из них еще девичьи полупопия выпадают? Ну вот. В любом другом месте Ниночку уже давно послали бы, как минимум переодеться. Но – лето, но – военная часть. Когда Ниночка по служебной надобности заходила в штаб ВМФ, седенькие адмиралы теряли равновесие и совесть. В общем красные шорты сделали своё чорное дело. Ниночкин шеф: капраз, народный артист и вообще немолодой уже человек совершенно распоясался.

Год всё шло как у всех. Жена капраза находилась в счастливом неведении, шеф с Ниночкой резвились как дети, просаживали в ресторанах премиальные народного артиста, а на очередных гастролях произошла катастрофа. Дело в том, что в заграничные гастроли капраза всегда сопровождала супруга. Ей казалось, что изменять измены он может исключительно под тлетворным влиянием запада, с первым сопрано, например, – талантливой певуньей с сиськами и ногами. Ну и опять же шопинг на командировочные: числилась супруга в ансамбле традиционно – костюмером. Катастрофа разразилась в Германии. Не потому, конечно, что в германии-германии (хотя капраз знал тех кто видел гитлера), а потому что народный артист окончательно впал в идиотизм. Дело в том, что он любовно сберегал в недрах телефона всю переписку с Ниночкой, в первозданном виде.

Перед ответственным выступлением капраз забыл телефон в номере отеля, маразм, говорю же. Капитанская жена неспешно рисовала на голове лицо, так как прибыть она должна была как лягушка царевна в разгар автепати. Как вдруг где-то мелодично звякнуло. «Смс», - подумала жена. «Доставлено», - подумала Ниночка на другом конце Европы.

Ну что я вам скажу, любопытство сгубило кошку. Жена долго гипнотизировала телефон – что делать-то? С одной стороны благородная донья у благородного дона по карманам камзола не шарит. С другой стороны, благородный дон вошел в благословенный возраст последнего шанса, чем пресвятая мадонна не шутит? «Спокойствие, только спокойствие», решила донна, то есть жена, и открыла сообщение.

Collapse )
летом

И про очередь, садитесь дети поудобнее опять

В какое же интересное время мы живем, дорогие товарищи! Просто восторг.
Судите сами: вот например ОВИР. Раньше мы как загран-паспорт получали? Как попало, вот как. Берешь на работе два дня за свой счет. В первый день не делаешь ничего, только крепко спишь – сил набираешься. Под вечер просыпаешься, берешь шерстяные носочки, корвалол, продукты, термос, баллончик от хулиганов, журнал Крокодил и к закрытию идешь в разрешительную систему. Приходишь, а ты уже в завтрашнюю очередь третий. И ночь пролетает как с белых яблонь дым: с шутками, танцами и мелкими потасовками. А утром все пятьдесят человек друг другу почти родственники. Все вежливые, как пакт о ненападении: «Ах, простите, мадемуазель, нет, мадам, нет, мадемуазель, нет, пропустить не могу, ну и что, что вы совсем беременная, кстати у вас из под свитера подушка торчит, хаха».

ЗАГСы, кстати, тоже тогда так работали: конкретно тот отдел где можно было «выбрать свободу», то есть тот где разводы давали. Одна знакомая женщина как-то пошла с мужем_номер_два разводиться. Собрались чисто на празник: она нарядно оделась, муж выучил обидный тост, всё как у людей. Сколько можно друг другу жизнь портить в самом деле. Набрали изысканных блюд, шампанского, запрещенных растений – всё такое вкусненькое и до открытия завтракали всем этим прямо в машине, пока внезапно не передумали разводиться.

Или, в детстве еще, помню за молоком очередь, где я случайно устроила хаос и революцию. Выходили мы из дому, в очередь, с папой вместе: папа сворачивал налево, в виноводочный, по делу, а я направо в бакалею. В виноводочном папа с другими дядями очень дружил, потому что возвращался всегда очень радостный и со следами телесных объятий на лице и одежде. Мама после этого, его всегда громко хвалила в гостиной, когда думала, что я не слышу. До меня доносились только отголоски нежных фраз: «человеческий облик, советский офицер, зачем ты смокинг в прокат взял джеймсбонд? ты мне всю жизнь, новое колечко, а есть что мы будем? суп из портупеи варить? и собаку свою забирай, причем здесь зона турбулентности?» В общем, вы видите, семья у нас была очень дружная.

Так вот про революцию. Одним морозным утром я заняла очередь за толстым дядей в пыжиковой шапке. Я скучала, рассматривала переругивающихся каплеобразных тёток в кэжуал валенках и по рассеянности два раза разным тётям ответила звонким пионерским голосом «Я!» на простой вопрос: Кто крайний?. Через тридцать минут размеры катастрофы сложно было представить. А еще через час чуть не разразился вооруженный кофликт. За мной выстроились две идентичные очереди по тридцать разгневанных сапиенсов каждая. Причем каждая считала себя Истинной. Только папина своевременная помощь из соседнего виноводочного спасла меня от кровавой расправы. К обеденному перерыву только молочные реки с портвейновыми берегами и мокрая пыжиковая шапка с ушами на полу магазина напоминали о мамаевом побоище.

Или вот, однажды мы с Петровой, как перелетные цапли, собрались эмигрировать в теплые страны. Вернее я собралась, а Петрова всячески меня поощряла. Правда была одна проблема: количество собираемых бумаг перевалило за пределы разумного. Я бредила ночами по-английски, над моей бедной головой угрожающе висел IELTS, а еще надо было собрать тонны справок из разных инстанций.
Хуже всего оказалось Крымэнерго. Полтора приемных дня в неделю. Кишкообразный коридор был плотно забит дворовыми старушками разной степени тяжести. Было ясно, что к ночи не управимся. Нужен был творческий подход. Какая-то тетенька в кружевной дубленке мыслила аналогично и попыталась пройти вне очереди. Крупные старушки пошевелили животами, сбили ее с полпинка и плотоядно урча «ишь, вырядилась, профурсетка голопопая» забанили тетеньку не доходя пару метров до заветной дверки.

- Однако, - с некоторым уважением к старости сказала Петрова. Мы сели на подоконник, пригорюнились и стали смотреть на бесполых крымэнерговских тёть, деловито снующих коридорами. И тут нас практически одновременно осенило. Мы поднялись этажом выше, я скинула верхнюю одежду, взяла папку с документами, надела специальное лицо: «всех расстрелять» и вошла в Нил полный крокодилиц. Старушки забубнили уважительно: «Пропустите, пропустите девушку, она тут работает, вон по лицу снулой рыбы видно», втянули животы в животы и тут вода расступилась. Слегка помятую, но с заветной бумажкой очередь извергла меня через полчаса абсолютно счастливую. И в почти целой одежде.

Это я собственно к чему. Маменька САМА записалась в ОВИР по интернету, в электронную очередь. Боже, благослови прогресс.


летом

Зависть

Я не знаю с чего начать, я не знаю что мне делать. Маме плохо. Она все время плачет и спрашивает меня «Почему?». Я не знаю. Я тоже не понимаю за что, в чем тут промысел божий.

Жили-были мальчик и девочка. Мама и её младший брат. Девочка очень любила мальчика, в детстве он был неуклюжий и забавный, как хомяк. Мальчик боялся хулиганов и темноты. А девочка всегда приходила к нему на помощь, она кошкой вцеплялась с обидчиков, потом брала за руку толстого зареванного малыша и уводила домой.
Девочка не хотела замечать, как мальчик изворачивается, врёт и ночью таскает из холодильника еду. Это был толстый, трусливый и лживый мальчик.

Потом они выросли. Девочка стала самой красивой девушкой в этом городишке, вышла замуж и уехала на Дальний восток. Мальчик тоже вырос, пошел в армию. В армии ему чуть чуть проломили голову, за крысятничество , кажется это так называется, и научили пить водку. Много пить. Мальчик стал толстым трусливым лживым дядей и стал работать в милиции. Начальником колонии общего режима. «Хозяйкой». У него дома было много забавных вещиц сделанных зэками: от мебели до ножичков. Ну а что, запрещается что ли…

Потом они постарели. Остались без жен и мужей. Мама развелась с папой. Дядя тоже «выбрал свободу». Он стал классическим запойным алкашом, при в общем-то неплохих мозгах. Что не помешало ему превратиться в толстого, трусливого и лживого старика.

Он измучил мою маму. В момент пьяного угара он отдал жене и дочери квартиру и приполз в отчий дом. Туда же, в Бердянск, пришлось вернуться моей маме. Шесть лет она досматривала лежачую мать за восемьсот километров от меня. Как она не сошла с ума, я не знаю. В двух комнатах с выжившей из ума старухой и злобным алкашом.
Нет, всё развивалось постепенно. Сначала они еще разговаривали. Хвастались друг перед другом детьми. Толстому, лживому старику хвастаться было нечем. У старика есть дочь. Я не общаюсь с ней лет шесть. Про нее можно сказать одно: зависть. Тяжелая мутная зависть мучает её постоянно. И постепенно старик стал маму ненавидеть. За всё. За то, что мы умеем смеяться. За то, что дети умнее. За то что есть внуки. За то что она моет за ним его блевотину. Люди часто ненавидят тех, кто знает их настоящее лицо. Ни разу. Ни разу она не вызвала даже участкового: это же брат.

Чувствуя свою полную безнаказанность, он куражился над испуганными женщинами годами. В какой-то момент мама больше не смогла этого выносить и захотела уехать с бабушкой. Ко мне. Он… он заставил бабку завещать квартиру ему, иначе он не выпускал их ко мне. Вообще из квартиры. Домашнее насилие… Я узнала об этом, когда я забрала к себе и маму и полумертвую бабушку. Поезд, санитарная перевозка. Когда я тогда, два года назад, увидела маму я ужаснулась. За последние полгода эта мразь довела её до затравленных глаз и трясущихся рук. А еще до истощения. Она не могла, не хотела есть. Она боялась жить. А его бывшая жена и дочь звонили ему ежедневно и говорили, «дааа, сестра плохая, ты, ты тратишь больше, у неё есть дети, пусть и убирается к ним». Я уверена, они звонят ему и теперь. Повторяю, тогда я ничего не знала об этом.
И конечно, бабушка переписала потом завещание. 50 на 50. Это же сын.



Collapse )
летом

Гендерный вопрос

Наш человек свою Единственную может повстречать где попало. Недаром русские сказки пестрят идиотскими историями, как то: выпусти стрелу - попади в женщину, поди туда не знаю куда, принеси смерть кощееву из пяти мертвых животных и яичка - тогда Василиса, может быть поговорит с родителями…
Лас-Вегас какой-то, чисто рулетка. Но уж если нашему человеку что втемяшится, то он голыми руками любую жену себе добудет, даже из самой дурацкой ситуации. Потом, конечно, в сказках всё как обычно заканчивается: «я там был, мёдпиво пил, по усам текло, а так и не поужинал», «прости дорогой, я забыла рассказать что моя девичья фамилия Бастинда». Но у нас же на носу что? Опять куча выходных Праздник! Поэтому про хорошее.

Вот, например, Иванов встретил свою единственную на пикнике, за камнем. С деревьями на юге ситуация напряженная, поэтому за этот камень все пописать ходили. Там будущая Иванова и разглядела, что Иванов очень интересный мужчина даже с такой неожиданной стороны. А Иванов, оказывается, после четырех литров пива на песке художественно свое имя выписывал, во всех смыслах.

Или вот, работали мы с Петровой в одной компании. Руководство устроило нам праздник, для того чтобы коллектив друг с другом переспал подружился. Слово корпоратив было новое, еще неизвестное, и в графе причина развода всё как-то больше «несошлисьхарактерами» вместо корпоратива писали. Так вот, руководство сняло нам ресторан и мы стали дружить. Два часа дружили, устали, весь коньяк выпили и вдруг зачем-то горячее принесли. Я пыталась мясо порезать, потом соскучилась и стала прямо так есть, с пола. Сижу значит, громко ругаюсь: «Организации никакой, ножи тупые». И тут Петрова встала, взяла рюмку и сказала: «А теперь тост!»
- Тупые здесь не только ножи, - так начала свой тост пьяная Петрова ласково глядя на вип-стол с руководством. В гробовой тишине руководство внезапно разглядело в Петровой собеседника и грудь, а скорее грудь и собеседника, и вскоре на ней женилось. Через семь лет развелось, правда, но тут Петрова не виновата. Оно само спилось.

А еще знакомая медсестра Аннушка была такая красивая как Букет Молдавии рассвет в Абхазии. На нее все время мужчины таращились. Уставятся, как под-кашпировским ей в глаза, и утопают. А у Аннушки работа нервная, ночная. Она в урологии работала, в мужском отделении. Однажды Аннушка в лицах показывала нам как кричит среднестатистический мужчина, когда у него камень идет. Страшное дело. Мы рыдали как Царевны-Несмеяны, буквально, два пододеяльника прорыдали насквозь. Так вот ежели кто-то на Аннушку таращился и бормотал про «хрупкие плечи под дождем», она к нему поворачивалась, смотрела призывно и в носу ковырялась. Пока у испытуемого истерическое расстройство личности не начиналось, от диссонанса ожидаемого с действительным. А вот единственного своего Аннушка встретила прямо на рабочем месте, в отделении. Познакомилась со смелым, но легкомысленным Виталиком по кличке Вазелин. И не спрашивайте меня почему Вазелин. Погуглите эти два слова рядом: урология и вазелин, там все написано.



Collapse )
летом

Встретила утром знакомого (Почти что пятничное)

Ну, как встретила. Иду себе, мечтаю: точечное управление климатом, Джуд Лоу, кого казнить первым…  Всё как всегда, об актуальном. Слышу сзади, тоскливо так, Юляюля. Ну, думаю, нет. Голосом обворованного Гобсека, меня – не может быть. Оказалось, может.

Толя раньше был как мустанг в прериях. У нас на курсе после него сложно было встретить «необъезженную кобылицу и жемчужину несверлённую», как витиевато разъясняет нам восточный фольклор приличных барышень.
Папенька-офицер про него говорил просто: «Вот на что курсант хитрая бестия, но Толька ваш… В кино с девицей сходил, и всё. А поутру они проснулись она – профура! Срочно замуж за матроса Тютькина и в пгт Зажопинск на ПМЖ!». Замуж за матроса для папеньки означало деградацию до седьмого колена и анафему во веки веков. Забавно, что Толя виновным не считался.

На третьем курсе Толю выиграла в покер ревнивая Оля. Здоровая как лошадь. Из приличной семьи: дедушка служил в НКВД писарем, бабушка из разночинцев. И сразу стала методично отравлять ему жизнь. Из молодого Казановы с прогрессивной стрижкой Толя быстро мимикрировал в менеджера среднего звена. Так бы и умер, обласканным в соцсетях до невозможности. Но.

Однажды Толя встретил Наташу. Наташа была нежная как молочный коктейль. А главное божественно готовила. И дома у нее было очень, как-то даже противоестественно чисто. В первый раз Толя влюбился в Наташу после супа-харчо. После дерунов в сметане он не мог без неё жить. Поэтому сказал про Олю, что она его вдова в бытовом значении этого слова, просто это вопрос времени. Наташа ничего не поняла. (Я, кстати, тоже). Но на всякий случай приготовила десерт. После чего у Толи появилась зависимость.

Через месяц Оля заподозрила ужасное. Раньше по Толе с первого взгляда было ясно, что он эгоист и скупердяй.

Collapse )

 

летом

8 женщин

А я ему говорю: - Ты работаешь все время, ты не понимаешь меня. Тебе бы только чисто и обед из трех блюд. Мы с тобой разговариваем восемнадцать минут в день. А у меня аффирмации, у меня йога в конце концов. Мне в Париж на семинар надо. А тебе деньги, деньги. Мне не интересно с тобой! - А он на меня смотрит и кричит: - А мне с тобой интересно! А мне, блять, с тобой интересно!

 

***

Все говорили, он меня бросит. Я его на год старше. Детей нет у меня. А у него бабы, я плакала, ездила всегда его по кабакам искать. Накрашу себе надменное лицо и езжу. Не бил, нет. Гулял. Думала, что б ты сдох скотина. А однажды его в нашей арке убивать стали, ножом, дубинками. А я бегу к нему с собакой, шуба потом вся в крови была, белая…Выжил, такие всегда выживают. По бабам его ездила. Потом плачу, конечно, но никто, понимаешь, никто не знает. Когда он утром просыпается бывает и говорит: Ленка, ну что б я без тебя делал. И куда все понты деваются, замашки его тюремные. И как ребенок тогда, сопит и морда беззащитная.

 

***

В тот год Зюйд-Вест случился. А он чечен. Смотрящий. Он всегда говорил, ты же понимаешь, я не могу жениться. За мной каждую ночь прийти могут. Ну что ты девочка, про нас все знают. Я все не верила, ну зачем я милиции-то. А когда Зюйд Вест по всем каналам и мои подружки  говорили: суки, ну что, суки, делают, крупным планом показали как возле убитых чеченов картинно шприцы разбросаны и коньяк отпитый стоит. Суки, белыми нитками… Что? А, подружки русские, просто со всех экранов… злые тогда были. Я рассказала ему, конечно. Я горжусь своими девчонками. А он сгреб меня в охапку и сказал: Уходи от меня, я тебя не люблю. Нет, я о нем не думаю, конечно. Нет, не замужем.

 

 

Collapse )

 


летом

Искусство флирта.

В четыре года  она понимает что, огрев пластмассовой лопаткой цвета фуксии по хребту Иванова Вовку, можно заставить его уступить качели. Если повезет – и начатую барбариску.

В пять лопатка еще необходима, но если зареветь, то Вовка съедает за неё порцию вермишелевой запеканки и даже пьет её кипяченое молоко. Мишка, Андрей и Сережка тоже не выносят громкого рёва. Впечатлительный Мишка носит ей игрушки из дому. До первой инвентаризации. Кокетство еще туманно, но ощутимо стучится прямо в песочницу.

 

В семь она открывает мир Взгляда. Если долго смотреть на Стасика, он дает списать, барбариску и яблочко.

Становится понятен смысл идиомы «перегнуть палку». Она долго тренируется на Вовке. Всю Математику Вовка волнуется как первоклассник, жует промокашку и вовсю придумывает как понравиться. Барбарисок у Вовки нет. В результате, на Русском он отрезает ей лезвием косичку - придумал. Она помнит Вовку до сих пор.

 

В восемь она понимает, что мальчики разные. На кого-то можно просто смотреть. Но есть другие. Смотришь на него, смотришь -  и ничего не происходит. Потом отлупишь мешком со сменкой – и опять есть домашнее задание и яблочко. Барбариски сами по себе волшебным образом появляются в парте. Каждый день.

 

В пятнадцать она, конечно, уже не дерется. Она смеется.

Она обнаруживает, что кроме глаз на лице есть другие гаджеты. Например, ямочки на щеках.  Она понимает, что привычка облизывать губы заставляет  бледнеть старенького тридцатилетнего физика. Возле подъезда её каждый вечер караулят двое громких в шлемах.

Collapse )

 


летом

Вы еще не замужем? Тогда мы идем к вам!

Я тут статейку писала давеча, прозамуж.
Не пугайтесь, я тут писать сейчас не буду тридцать три совета, как из нормального довольного мужчины сделать мужа. Тут вам не журнал какой-нибудь девочковый, сострадание имеем, чо.  Такое вообще только за деньги писать можно. Во имя гендерного гуманизма.
Сейчас не об этом: тетеньки почему-то жалуются, что объект разработки уж очень встретить трудно. Тетенька же сейчас ушлая пошла, пикаперам не снилось. И наука косметология шагнула далеко вперед. А мужчина подходящий никак не попадается. Не в метро же его искать, в самом деле!
 Но! Девачьки! Куда-то вы не туда ходите за мужчинами. Я вам тут сдаю маршрут, протестировано, такзть,  на себе.
 
Это был странный день в чотам скрывать странной стране.
Юля и Арсений пошли по делам. Это, кто не знает, я и сынок мой, пяти лет. Характер скверный, не женат (с).
Собственно маршрут: выйдя из метро имени Площади, имени (не менее странного, чем наша страна, Льва Толстого) нам нужно было пройти на бульвар Леси Украинки восемь.
Пардонне муа за подробности, но я девочкам обещала. Итак:
 
Для понаехавших и других удачно избежавших украинского гражданства.  Идёте вы, такие нарядные по Красноармейской вниз, потом Бессарабка, потом по Бассейной, и оппа – начало бульвара.
Для таких ненормальных, как я, 10 минут ходу (форсаж включенный, да), учитывая коротконогость и врожденную вальяжность наследника – сорок минут. Причем позора.
 
Собственно рецепт:
Во-первых. Надо взять с собой ребенка. Средней чумазости. Можно напрокат. Если ребенок чистый – это легко поправимо. На станции метро имени графа Лэ Толстого есть Макдоналдс.
Collapse )