?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: образование

Отгремели выпускные по Киеву. Бедным деткам в связи с ЕВРО не дали искупаться в фонтанах. Девушки в кринолинах бродили алёнушками по району, пели какое-то аренби, но в целом были милые как котики. Ночью правда звонили незнакомые люди уставшими юными голосами, гнусно хохотали и просили сдать квартиру на сутки. Но это, считаю, милые шалости.

Вообще, они сейчас лучше нас, старикашек, всё знают. Вот моя одноклассница Юлька в восьмом классе внезапно сыночка родила. Она просто медицинскую энциклопедию невнимательно прочитала. Там что написано: зачатие возможно в течение тридцати шести часов после, собственно, ..эээ.. слияния душ. Юле прочиталось: зачатие возможно, если эээ- слияние длится тридцать шесть часов. Подряд. Вам тоже стало страшно?
Но для молодости же ничего невозможного нет. Теперь Юлька крупный функционер, а сынок Славка просто крупный. Недавно машину себе купил, нет бы маме.

Сейчас золотое время у деток начнется, высшее образование называется. Помню прихожу я летом на экзамен по трудно выговариваемому предмету. Загар, ноги, в глазах Сидоров из параллельного потока, парадиз. То есть не готова. Летняя сессия в принципе на юге нечеловеческих усилий воли требует, а ежели ты барышня и одновременно будущий инженер-радиотехник, то впятерне. Или даже в восьмерне – по количеству бестолочей в группе. Так вот прихожу я на экзамен. Шпаргалок нет. И не забывайте, дети, мобильного тоже нет. А учебник по этому предмету формата А 3 в твердом черном переплете. Гранит науки. Ну я оглавление вырвала, в карман спрятала, а учебник за пояс шорт спрятала и блузочкой прикрыла. Очень удобно, кстати: тянешь билет, в оглавлении ищешь собственно где это всё, а потом и учебник доставать можно. Подвел меня размер. Внезапно. Подхожу, я вся такая в белом, а в районе бабочек которые в животе живут, что-то большое чорное как бы белеется. «Давайте, - говорю независимым как закарпатье голосом, ваш билет». А преподаватель посмотрел на меня дедушкой Лениным и его печником, постучал по животу и молвил печальным голосом: «Уходи и больше никогда не приходи, незнакомая студентка с каменным пузом».
Вы наверное думаете, что я осенью на передачу пришла? Нет, конечно. Зашла позже в том же составе: я, оглавление и учебник в штанах. Переплет, правда, отодрать пришлось заради маскировки.

Вспоминали с Петровой самые страшные жизненные разочарования. (Петрова сказала – подляны). Ну вот например в детстве. Дают тебе добрые родители бутерброд с красной икрой, ты весь маленький, но уже умный, к лотку приученный. И выводы соответственно своим четырехлетним умищем делаешь. Спасибо, говоришь, папа за мой любимый бутерброд со смородиновым вареньем, делаешь укус во весь пухлый рот – а там варенье посолили и вонючим намазали. А родители ржут как ненормальные.

Или вот ириски «золотой ключик». Жопа, извините, а не конфеты. Рот цементирует наглухо. Коричневый комок выковыривается вместе с молочными зубами. Спасибо, добрая соседка тетя Люся, чтоб к тебе малярийный комар пришол.

Или вот я замуж за папу собиралась, а Петрова за старшего брата. А потом оказалось, что они женаты и вообще старенькие уже.

Или вот еще стринги, оказывается, неудобные, а мама права была.

Продолжим?
Маслины, очень красивые мужчины, «все врут», крабовые палочки делаются не из крабов, папа не принц, маленькая грудь - это красиво, куклы ночью не разговаривают, авокадо фрукт - но овощ, Ленин мёртв, а текила – самогон.
А что у вас?


Плесень

Маменька опять разукрасила мою жизнь. Я ржу и чувствую себя распоследней блондинкой.

Последние три недели я отчетливо понимала, что схожу с ума: в квартире начались необъяснимые явления. У меня богатый внутренний мир (с), поэтому, что именно вокруг меня происходит, я обычно замечаю ежели меня в это что-то ткнуть носом. Нос воткнулся не сразу. Сначала в комнате круглосуточно стемнело. Ну, думаю, правильно: зима, часы перевели, солнышка мало. Потом, приглядевшись, я увидела что за окошком-то нет ничего. Запотели окошки. Затем перестала держаться укладка, совсем. Пышные кудри разворачивались и висели веревочками. Но испугалась я позже, когда начали чернеть пластиковые рамы, вода потекла с подоконников, а внизу стены вырос симпатичный зеленый мох. Квартира стремительно превращалась в сельву. Внутренний барометр упал и замер на климатической отметке «циклон тропический».

Мне стало тревожно, и я стала я об этом думать. А так как думаю я обо всем как-то не по-человечески, я стала думать не с того конца. Не с человеческого. Первое, на стене вырос зеленый мох. Зеленый мох это что? Правильно, это плесень. Тут некстати вспомнился актер-безруков, который с интонациями Джакомо Казановы озвучивает документальный фильм ужасов «Плесень». Из фильма мы помним что? Правильно, когда актера-безрукова или плесени много, это очень плохо для организма. А еще возможно плесень вместо хлорофилла содержит в себе что-то пестицидное, которое разлагаясь увлажняет воздух до состояния побережья Флориды и течет по стенам. Понятно, да, что в школе я училась давно и не этому? Отсюда вывод: гадкую поросль, виновную в глабальном увлажнении моей квартиры, нужно срочно уничтожить. Я смахнула тряпкой мох и застыла столбиком. Под симпатичной зеленой шапочкой на стене оказалась плесень черная. «Аааа бля, это конец», сказал мой внутренний трусишказайкасеренький. Сельва видит тебя(с)

Две недели, каждый день я оттирала от стены мох. Мылом, водой колодезной и горькими слезами. Мох расползался, а к утру снова расправлял своё жабо на виниле. Трусишказайкасеренький похудел, весь изнервничался и бросался  на людей почем зря. А потом мне приснилось Это.

Я уже рассказывала про свои сны? В общем сны мне снятся многосерийные. С прологом, кульминацией и волнующим финалом. С утра я их не помню, а ночью бывалоча проснешься пописать, а на голове волосы ондатровой шапкой от ужаса стоят. Но я про это разговаривать стесняюсь, потому что за мной могут прийти веселые санитары. Так вот.  Во сне я взяла в руки фен и сушила стены. Потом вдруг, внезапно, поняла что у меня вентиляция не работает, и пошла с феном вентиляционные решетки продувать. Сушу их, сушу и в этот момент просыпаюсь. Проснулась и от ужаса опять ондатровая шапка на голове встала: в окне новая луна коврижкой висит и что-то липкое у подоконника фосфоресцирует. Фосфоресцирует, уютно попискивает и возится. «Мамочки Эврика!», сказала я и пошла искать хоть какую-нибудь вентиляцию. Прямо в шапке.

И, знаете что?  Кто ищет, тот всегда молодец. ОКАЗАЛОСЬ, ЭТО МАМА! Три недели назад намертво заклеила вентиляцию. В ванной. Потому что ей, видите ли, ДУЛО во время длительных водных процедур.

Дальше была душераздирающая сцена, я маме в лицах показывала науку-физику в части воздушных потоков. А маменька голосом провинциального трагика ехидно парировала Надеждой Кузякиной: «Мать дура, мать плохая! А как что, так сразу к матери…»
Какой же коллапс могут произвести в окружающей среде всего две женщины. Одна лекомысленная, а вторая совсем блондинка. Потому что, про воздушные потоки не вспомнила после технического-то ВУЗа.
Вчера по совету одной потомственной малярши я щедро залила стену хлоркой. Плесень в корчах погибла.Теперь в комнате отчетливо пахнет страданием. Мне кажется сельва нас с мамой помнит.

И вот еще что. В углу по-прежнему кто-то попискивает и возится. Все ближе и ближе. Что это? А-а-а-а-а. ААААААААААААААА