Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

летом

Ну, батя, здравствуй!

Новый год, новая жизнь. Люди живут так насыщенно, что не успеваешь со вкусом супу откушать. Вечером заснул – осень, мы и большой брат Россия- наш компас земной. Глядим на восток с надеждой и восторгом. Утром проснулся – евромайдан, Путинкраб, дайте умереть спокойно, головой в сторону Европы, ногами в сторону Берингова пролива, дайте два, в конце концов. Жизнь кипит как борщ.

Одному моему брату скучно. Братец сидит старпомом в арестованном судне под флагом Белиза в Тунисе, ворует вай фай у арабов и отращивает бороду по пуп.
Говорит: «Пока фрахтователь доказывает своею миа кульпа в Лондонском арбитражном суде, питьевой воды тем не менее осталось на одиннадцать дней. А так все хорошо, только скучно».

Петрова полюбила сисадмина. Сисадмин прекрасен, бездетен, не был, не участвовал, сорока еще нет. В чем баг Петрова пока не знает, но надежда умирает последней. Вчера написала, что жизнь домохозяйки засасывает: «Воплощаю новые рецепты в жизнь,  котлеты с грибной начинкой, картофельные зразы с мясом, колдунов хочу попробовать. Или лапши домашней накрутить… Или, не дай Господь, пельменей…» И выпала из скайпа. Завидую, жизненные коллизии Петровой довели ее до пельменей. Вот например я: во время рабочей недели мои отношения с кухней просты и суровы, как фильмотека моряка дальнего плавания. Брат в рейсе бережно хранит эдалт-видео, ужасы и Криминальное чтиво. Я же храню в морозилке железные от холода сосиски. Пришла давеча с работы, есть хочу как голодный карабинер. Отрубила сосиску топориком, а варить сил нет. Так и сгрызла, тряся ушами как голодная кошка.

Сейчас высплюсь и напишу как мы елку воровали с одним знакомым карабинером. Кстате.


Поскриптум. Брат, украв немножко интеренту, включился в скайп в тот момент, когда его четырехлетний сын давил шотландского кота хрустальной вазой.
-Сынок…, - ласково позвал тунисский арестант из монитора.
Сынок посмотрел на бородатого отца, солидно откашлялся и сказал:
-Ну, батя, здравствуй…
Брат ржот до сих пор.
 
летом

Ограбление по

Вспоминали с Ивановой намедни про ограбления нашего детства. Не подумайте плохого, это еще когда нас, а не когда мы было «в давнине» как выражался Арсенал в детстве.

Время стояло веселое город этот выдумал один художник, фонари не горели, коммунальных услуг не давали, жители мылись морской водой даже зимой, а богатые жители – минералкой. Шмыгали по темным дорогам вишневые девятки, гопстоперы и между ними бессмертные офисные работники.
Боялись, но шмыгали, а куда было крестьянину податься?  

Моя подруга Иванова, ответственный банковский работник, однажды под хеппи нью еар получила зарплату. Обычно я успевала её встретить с работы первой, и мы несли ее зарплату в рюмошную навстречу новым приключениям. Но в этот раз что-то не сложилось, и бесстрашная Иванова пошла домой одна-одинешенька и после удачного шопинга: были прикуплены колготки и шикарные кружевные трусы цвета заката на сьерра-гранде. Ну ладно, просто розовые.

Иванова вышла из троллейбуса и, не спеша, пошла в темные дворы. Была зима… Вот сложно человеку неподготовленному рассказать, что такое крымская зима. Это когда сыро и чайки летают жопами вперед, потому что с моря дует очень, очень сильный ветер.
Мода об ту пору у работающих женщин пошла на длинные драповые пальто – дешевле чем дубленка, и опять же ногам в капроне не холодно. Лично у меня пальто было красное как томатный сок - с капюшоном и в пол, сильное впечатление на неврастеников производило. Например, сосед- алкоголик дядя Петя периодически пугался до выпуча глаз, видя меня в дверном проеме парадной со свечой в руке. Я же рассказывала, что свет, воду и газ нам давали по часам, обычно днем? Поэтому бедным девушкам по подъездам приходилось ходить с дополнительными источниками света, шокерами и нунчаками.

Дядя Петя, кстати, плохо кончил, и мое красное пальто тут ни при чем. После очередного катарсиса он увлекся уринотерапией. Пользовал он урину, на радость соседям, внутрь и, кажется, пользовал в виде обливаний, потому что запах от него стоял такой неимоверной силы и крепости, что угрюмый мичман Шайфутдинов из квартиры напротив пробормотал что-то про «золотой дождь» и «говноедов» и самолично заколотил входную дверь Петровича на неделю, пока тот «мамой клянус» не пообещал бросить потреблять гадость на веки вечные.

Так вот у Ивановой пальто было черное и как водится в пол. Иванова шла тем декабрьским промозглым вечером и полы пальто её развивались, как черные паруса флибустьеров. Она мечтала, как покажет трусы кому надо, поужинает, и перебежками продвигалась к месту дислокации, избегая теневых мест. Но нет. От платана отделилась тень, схватилась за сумку Ивановой и сильно дернула. Что бы сделала нормальная женщина? Нормальная женщина закричала бы «будь ты проклят» или «пожар» или «Вася, Вася, я тут слева под платаном». Иванова же кричать и не подумала. В то время общегражданская позиция на счет помочь ближнему граничила со слабоумием, и Иванова, как капитанская дочка, понимала что спасение утопающих дело рук самой Ивановой.

Поэтому Иванова насупилась, и тоже сильно дернула сумку обратно. Грабитель замер, часто задышал и еще пару минут они возились в перетягивание шкертика. Иванова уж было подумала, что она победит: больно крепкой оказалась сумка и хлипким грабитель. Но жизнь другая. Грабитель внимательно посмотрел на ноги Ивановой, сквозь которые хлопали полы пиратского пальто, и просто толкнул ее в головогрудь. Иванова шагнула раз, два, намертво запуталась ногами в пальто и колбаской покатилась со склона в сторону подъезда. А грабитель с сумкой ускакал, обидно ржа, в ветреную ночь.

А в понедельник про случай с Ивановой узнали все банки и банковские работники. И как узнали! Оказывается грабитель, как приличный человек, забрал из сумки деньги, тушь лореаль и проездной на январь, остальное же выкинул за ненадобностью. Бдительные дворовые старушки, обнаружив поутру имущество, произвели полную его инвентаризацию. По ее результатам были выявлены: секретные банковские документы (которые ивановой лично в руки были выданы по служебной надобности), трусы и колготки. Дворовые старушки подумали, посовещались и позвонили по горячей линии в головной офис банка с полным перечнем находок, где среди прочих фигурировали колготки и трусы. Вы что бы подумали, услышав такое? Вот и головной офис банка подумал.

А в понедельник Иванова обнаружила, что она теперь широко известна в узких кругах и замучалась объяснять, что ей не настолько «повезло», как вы все тут думаете.


Из дневничкового:
1.      В рамках борьбы с белыми волосами, проколорировалась. Теперь я полосатая.
2.      В рамках борьбы с хандрой постриглась. Теперь я странная, полосатая  и хочу убить мастера Валентину – я же говорила НЕ «филировать».
3.      В рамках котоводства, узнала про ворон много нового. Выгуливали кота во дворе. Гадкие, но умные птицы кваканьем и отпрыгиванием завлекли кота в чащу и чуть не съели. Окружили, обзывались и стали сжимать кольцо. Пришлось проникнуть на закрытую территорию детсада, где располагается чаща, и надавать воронам по-сусалам. Птицы орали так обидно, что узнала много нового. Поэтому вспомнила Горчева, который утверждал что вороны наперегонки на жопах с куполов катаются. И вот же доказательство
Доброй ночи)


летом

Ямайка, Джа, жиголо: правильный отдых

Празднование Нового Года муж Кукушкиной затеял с размахом. Я работал весь год, я устал, я хочу отдохнуть, мы едем на Ямайку. Кукушкина встревожилась и полезла гуглить проблему. В тому времени о Ямайке она знала три важных вещи:

1.           На Ямайке не умеют играть в футбол (Чайф, Аргентина-Ямайка 5:0)

2.           Но вумен, но край, иес ганджа (Бом Марлей, легалайз марибвана)

3.           Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хо-хо и бутылка рому – пираты, Генри Морган.

Поэтому она рассказала мужу, как плохие мальчики во дворе верили в растафари: растаманского бога Джа (или Мамуду), который сидит на конопляном облаке над озером Абсолютного пива. Муж, родом из приличной семьи, ржал как припадочный. Нет, говорит, любимая. Никаких излишеств, ты же знаешь, я не пью. Пару городов и отель.

Кукушкина вздохнула и ушла паковать саквояжи, грустно ответив: «Боюсь, милый, что ты меня все таки обескуражишь». Она слишком хорошо знала своего мужа, любившего повторять не к месту «Главное – это интрига».

Прилетели они в Манли-Интернэшнл (Кингстон), где у Кукушкиной немедленно попытались отжать сумочку. Кукушкиной вступил в голову красный туман, она машинально ткнула грабителю в любопытный глаз указательным пальцем свободной руки, и бесконечный ногой пнула в середину разноцветных грабительских шорт, чем и нанесла сильную травму в оба его жизненно важных органа. На самом деле Кукушкину, которая выросла в портовом городе при папе-офицере, действительно обескуражить было довольно сложно.

Это потом они с мужем узнали, что в Кингстоне живут суровые парни. Есть гетто Тренч-Таун, через которое текут кокаиновые реки с молочными берегами и где банды гангстеров вносят свою лепту в криминальную обстановку. А еще там есть музей Боба Марли!

Следующие полчаса они пытались объясниться с полицией, на предмет увечий грабителя. Официальный язык Ямайки английский, однако большая часть населения говорит на патуа – ломаном английском, понять который очень и очень сложно.

Отель заказали рядом с Монтего-Бей. Потому что там несколько лучших пляжей страны. Пока перекупавшийся муж дрых в апартаментах, Кукушкина вышла проветрить новое платье и бусики на набережную, где тут же пожалела что не прилетела сюда с подругой сделала это в одиночестве. Набережная была буквально заставлена молодыми жиголо. Смуглые ноги, руки, попы слились в сплошной фестиваль международных отношений. За пятнадцать минут ей предложили много интересных вещей такого интимного характера, о которых она слыхом не слыхивала. «Каррамба», - грустно подумала неопытная Кукушкина и купила у лотошника-гомеопата зелье, что-то навроде нашей виагры, с водорослью «айриш мосс». Которое способно, по словам продавцов, творить с мужчинами чудеса. «Подолью в ром не пропадать же отпуску», мудро рассудила она. «Хоть пятьдесят грамм-то он на новый год выпьет».

Стол накрыли на пляже. Пока Кукушкина отбивалась от местных жиголо, проснулся муж и познакомился с группой туристов из России. Договорились отпраздновать как большие: мужчины в костюмах, дамы в вечернем, детей к няням. Мужчины предвкушали удовольствие от пития рома (ну не пиво же там пить в самом деле), стоит он кстати там от четырех американских долларов.

Ром пился удивительно легко. Стол был накрыт по-ямайски: бутылки, мясо, фрукты. Всё стояло плотными аппетитными рядами, полностью скрывавшими поверхность стола. Кукушкина подумала и подлила мужу в пузатый стакан с ромом настойки с водорослями. Это уже потом она поняла, что думал за нее тогда ром. Ровно через десять минут муж разделся до ничего, залез на пальму и с песней «В Кейптаунском порту, с пенькою на борту, Жаннетта поправляла такелаж…» рухнул с живой пальмы неживой звездочкой, мордочкой в песок.

Администрация, материализовавшаяся из ниоткуда, ловко сложила мужа на носилки, приговаривая «джа ман», что-то вроде «все путём» и унесла его в номер отлёживаться. Подумаешь упал, подумаешь накурился с пальмы. Джа ман.

- А что, мил человек, - спросила Кукушкина у давешнего лотошника назавтра, - в вашей настойке что, и ганджа была?

- А как же, - гордо ответил он.


Хотя Кукушкины по объективным причинам не смогли посетить горы Блу-Маунтинс, посмотреть сюрреализм Кокпит-Кантри, и отобедать в умопомрачительном Strawberry Hill, в целом отдых удался. А Кукушкина сказала, что кинула там монетку в воду, значит – хочет вернуться.

летом

Ограбление по...

Я, когда была юна и свежа как парниковый помидор, влюблялась два раза в год. Летом и зимой. А осенью даже Минздрав, во имя очередного гриппа, влюбляться не велит. Поэтому про весенние розовые сопли мы сразу не будем. А будем про осень, когда у меня случилась болезнь королей. Мне было скучно.

Вообще, с моралью у меня плохо. Пожилые жж –юзеры сваливают это на пагубное влияние девяностых. Но тем не менее: если совсем плохо лежит – возьму. А как бухгалтер, возьму и перепродам. Об этом сейчас речь и пойдет.

 

В ту чудную осень я была бухгалтер начинающий. Моя система миросозерцания была представлена основным уравнением бухгалтерии: активы равно пассивы плюс профиты. (Для счастливых обладателей других профессий: ежели убыло, то наверняка где-то прибыло). Коротко говоря, сильно хотелось денег. Боролись мы с этим нетипичным желанием как могли. В основном коньяком.

 

Теперь про друга Мишу. Лучшего товарища по борьбе с атипичными хотениями в ойкумене не было. В магазине «Оптика», где я познавала дебет с кредитом, Миша трудился мастером мелкого ремонта. (Потом меня за долги выкупил другой директор,  ну это уже совсем другая история).

 

Миша работал так, что на него ездили смотреть из областного центра. Областные женщины.

 «Бабушка, откуда в оправе кошачья шерсть? Астигматизм и пожилые кошки несовместимы, вам разве гинеколог не говорил?»

 «Ну… милейшая, полторы пенсии за бифокальные очки разве это сумма? Это порция вчерашних кнедликов в буржуазном кафетерии».

«Такую оправу носила Жени Маркс до замужества, лично. Приобщайтесь к истории, фройлян».

Когда дама была сдобного возраста, сексэпил в голосе можно было пощупать невооруженными руками:

- Мадам, вам не нужен идейный вдохновитель?

- Очаровательница, вы так взмахнули ресницами, что я положил вам в несессер запасной винтик. Два.

- Мадемуазель, вам не нужны очки, вам нужен презентабельный поводырь. Беспомощность вашего взгляда разит насквозь.

Меж тем от Михаила вкусно разило коньяком, всегда. К концу рабочего дня закодированный директор «Оптики», с ватными турундами в носу, неслышно убегал домой. От греха. Я бы сказала, от Михаила. В общем, редкостной обаятельности мерзавец был, ну вы уже поняли.

 

Тем осенним вечером мы посещали художественный музей. Вот после это вы можете подумать, что мы были  высокодуховные личности и  жажда прекрасного могла заставить двух психически нормальных  людей, в пятницу вечером пойти в музей. Нет. Просто было очень холодно пить коньяк на улице. Совсем. А в Крыму минус пять, это как у вас в сибирях минус двадцать.

 

Музей нас приветливо встретил неприветливой старушкой в капоте. Пока мы честно платили, Миша случайно дохнул на муху, которая тут же сдохла. Миша гордо сказал:

 

Collapse )
летом

Ничего не понимаю в мужчинах.

Приезжал летом папа, показал всё, на что способен. Например, испортил четыре кастрюли. Обед готовил. Папенька готовит  вкусно, но очень неожиданно.

Потому что два любимых папиных героя: Оливье и Хичкок. Теперь когда у нас в гостях папа, мы функцию удивляться отключаем. За ненадобностью.

 

Соседка чуть милицию не вызвала, когда папа внезапно гаспачо приготовил. Бегала и кричала: Где-он, где-он? Мы потом поняли, что он – это труп (невинно убиенной тёщи). Красиво было: все стены в красных брызгах и топорик кухонный в томат пасте. Это такое кухонное ноу-хау - помидоры топором рубить, если ты блендер не нашел.

В предыдущий папин приезд я, из вежливости конечно, не стала при нем кусочки отбивных от потолка отколупывать. Пусть их, думаю, висят. Потом ремонт сделали.

 

Папа еще фотографий привез. Он у нас живет в краю белужьей икры и арбузов. И недавно землицы прикупил с сарайчиком. Судя по фотографиям, прямо посреди конопляного поля. Теперь у меня есть две тайны: что мой папа наркобарон и что конопля таки дерево. Главное, чтобы папино начальство не узнало. А то придется идти вынимать Фокса с кичи(с).

 

Вот сколько наблюдаю мужчин в непосредственной от себя близости, меня переполняют чувства глубочайшего удивления и гордости попеременно.

Вчера, например, вела высокоинтеллектуальную беседу на тему: что истина есть критерий, а правда субъективна. В ходе которой выяснилось, что образование я получила заочное неважное, и что женщина в принципе невнятно мыслит. А всякие Софьи Ковалевские и кавалерист-девицы Дуровы суть жертвы гормонального перерождения.

Мужчина же может часами разговаривать о роли Кандинского в искусстве прошлого века, или о том, что фактор группа по ядру изоморфна образу (основная теорема алгебры, штоб вы знали).

 

Но. Простой бытовой вопрос может заставить мужчину зависнуть. О количестве целых носок например. А как некоторые мужчины что-то ищут? Это ж праздник какой-то! Шеф, обыкновенно, до десяти раз за день мантру камлает: «У нас никогда ничего не пропадает *груст.*» - договора, значит ищет. Потом вызывается личный помощник Оленька и всё находится. Само.

 

Вообще, я считаю, роль ног секретарши в рабочем процессе сильно преувеличена. Я уверена, правильный секретарь - это ипостась жены, только на работе. Она всегда знает где что лежит, когда директор хочет кушать. Или работать, как ни странно. Директор, он же тоже человек, просто в образе. На самом деле он уже лет десять как ушел из большого секса, но об этом знают только три человека: секретарь, жена и психиатр. Именно в таком порядке. Наличие психиатра зависит от количества оборотных средств предприятия и родственников со стороны невесты. То есть жены.

А вот наличие жены вообще ни от чего не зависит. A necessary evil, да.

 

Вы, мужчины, конечно не виноваты. Что-то в вас функционирует по методу индукции. Это как бы от частностей к общему, как-то так. Что нам носок-то, ежели объем розничной торговли растет, а кривая Бойля-Мариотта наоборот падает? Мистер Холмс, ну тот самый который все мелочи по своему дедуктивному методу замечал, кажется мне личностью надуманной. Или он был тайной женщиной. Короче, я за миссис Марпл.

 

Сынок, тем временем, производит демонтаж квартиры. Попросту играет в футбол. Удачным пасом мяч залетает в его комнату и закатывается под диван. Сынок заходит, задумчиво оглядывает комнату. Под кровать конечно не заглядывает. И говорит: «Мяч пропал. Видимо здесь портал. Я так и знал».

Нет, вы - мужчины определенно не виноваты. Это все природа.