?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

http://pl.com.ua/?pid=28&artid=28562
Брюки он к нам в ателье пришел заказывать. Хороший мужчина был, видный, два метра габардину на него ушло. А у нас закройщицей Нинель работала. Нинель, как же. Нинка она была, профурсетка из зажопинска. Руки золотые, а сама корова старая с начесом из несвоих волос. И глаз нехороший у неё был, блядский такой глаз – вечно мужиков вокруг пруд-пруди так и шастают, насекомые. И муж, и друг детства и еще один мужчина из соседнего ресторана – Ашот называется. И вот присвоила Нинка себе эти два метра в габардиновых штанах, на предмет кратковременной любовной связи. Присвоила да и присвоила, но тут у меня дома недоразумение вышло: муж загулял.

Если вы аж двадцать лет замужем, мужа отпускать в свободное плаванье никак нельзя – погибнет. Я ему морду пару раз поправила, конечно, и сказала «ты раз и я раз». У меня может скоро цикл прекратится, а я еще ничего не знаю про запретные удовольствия. Муж мой, уважаемый человек, партийный – тоже разводиться не хотел. Ну, говорит, душа моя, не мыло не смылится. Благословляю тебя на единоразовый адюльтер. А ежели принесешь мне в подоле французскую болезнь нехорошую – отравлю собственными руками, я тебе как доктор-педиатр говорю. И смеется, шутит значит.

Ну, у меня после того случая глазоньки-то и открылись, как окно в как её в европу. Стала я примечать, что по сторонам-то делается. И допримечалась. Приводит Нинель на неделе мужчину того, габардинового к нам в закроечную, и головой так нетерпеливо дрыгает: уходи мол подруга ненадолго, мы тут качество ткани проверять будем. «Да щас», - отвечаю небрежно. «Нечего тут рулоны валять, идите в кабинет к себе, проверяйте мебель на прочность». И стою, крою себе дальше, да на габардинового поглядываю, как та милая «искоса низко голову наклоня». А сама думаю «Идиота кусок, что ты в Нинельке этой нашел. Посмотри, у меня уста сто процентов сахарнее, бюстгальтер кружевнее и борщ с пампушками». И Нинелька на него уставилась, видать тоже внушает.

Мужчина чуть надвое не порвался от такого гипноза, но сделал единственно верный выбор. Бедняга. Нинелька его обозвала обидно и сказала идти по известному адресу.
Чуткий к женскому хамству мужчина поморщился, представился Володенькой и начал ко мне таскаться. Нинель, конечно, пару раз в меня утюг уронила, не считая мелких пакостей. Да и я тоже себя не в лепрозории под раковиной нашла. Поорала фальцетом, ножницами у Нинелиной морды смертельно пощелкала и улеглись страсти наши африканские.

Полгода Володенька мне камасутру показывал. Я уж его покинуть собралась, не то чтоб опостылел, но устала как собака. Не знаю как другие, а мне адюльтер этот непосильным грузом лег. Работа, дети, муж –весельчак «Ага, задерживаешься? Заказ срочный? Не бережешь ты себя». Тоже мне, Торквемада какая выискался.

Володенька тем временем и вовсе ополоумел. Звонил по тридцати раз на дню. «Я проснулся, я поел, я поработал…» И все это с уверениями в страсти несусветной. Я покакал, тьху. Да и зарабатывал Володенька не то чтобы прилично. На две семьи-то. Ну и сказала ему. Пришла пора расстаться, я тебя никогда не забуду, ну вы и сами все знаете. А Володенька внезапно в колени – бух и запричитал «я год читал глупые книги про извращения, дао любви называется, я перетаскал тебе вагон цветов и привык к борщу как к маминой сисе. Я даже урожай с дачи теперь на троих делю: в семью, маме и тебе. Если ты меня внезапно покинешь, то я наемся средства для чистки унитазов производства ГДР, и лягу на трамвайные пути весь в слезах и с запиской гнусного содержания». Ну что-то в таком духе.

Женское сердце мягкое как пшеничная каша, вот что. Тем более что Володенька оказался очень способным в плане изучения вышеупомянутого дао. Ну и тянулась себе волынка эта дальше.

А погорел Володенька как положено – на чепухе. Жена, не будь дурой,  что-то почувствовала. Конечно, почувствуешь тут, когда второй год треть урожая налево уплывает. Малина не родит, картошку жук короед жрет, салатные помидоры в этом году вообще не уродились, прости дорогая, не углядел.  Володенька-то все по ателье бегает. Вот и решила жена все собственными глазами увидеть. Этих ваших интернетов бесовских еще не придумали, оставалась одна возможность все узнать – спрятаться в шкаф во время дележа урожая.

Приехал Володенька однажды с дачи, нет никого, только на плите отчего-то горячая кастрюля с рассольником булькает. Да и давай на три кучки все раскладывать: это мне, это маме, а это в ателье. «Какое такое ателье? – подавилась искусственной шубой в шкафу Володенькина жена. Смирно досидела до мужниного ухода, а потом давай книжку его записную с пристрастием разглядывать. Книжка была насквозь подозрительная: одни Иваны Петровичи и Василии Алексеевичи. Одна только баба нашлась, на букву а «Ателье Люда». У жены, конечно, в зобу дыханье сперло. И решила она мне жизнь испортить окончательно, как эсеры санкюлотам. Позвонила, и на свидание мужа моего пригласила.

Муж-весельчак согласился с охотой, с  развлечениями в наше время как-то не очень было. Пришел в ботанический сад в сером костюме с большой газетой – примета для узнавания. А там жена, нервически бегает вокруг фонтана. В общем предложила она нас с Володенькой отравить. Предложила, на скамейку откинулась и поглядывает на моего. А мой-то медик, у них очень чувство юмора специфическое.
– Хорошо, - говорит мой, - я на все согласен. Только сначала вы своего, а то я незнакомым чужим женам не очень-то доверяю.

- И, что дальше? – спрашиваю я. Мы с одной знакомой бабушкой сидим за неспешным разговором, ждем детей-внуков с курсов английского. – Слабительного дал?
-Слабииительного, - презрительно тянет бабушка. – Брому дал. Лошадиную дозу, чтоб наверняка.

Бабушка аккуратно свернула газету Секретные материалы. Я к тому времени лежала между стульев и только похрюкивала от восторга.
-Нет, - добавляет строго бабушка, о чем-то вспоминая, - не было у нас секса. Страсти были, а этих гадостей не было. Так и знай!

http://pl.com.ua/?pid=49&artid=28159
Лето
— одно из четырех времен года, между весной и осенью, характеризующееся наиболее высокой температурой окружающей среды

Или вот еще, Костю помнишь? В соседнем доме жил. Все знали, что рано или поздно это случится. И он знал. Разные диагнозы ставили, и все окончательные. Год, два, месяц. И он жил как хотел. Когда начиналась весна, он брал палатку и уходил на все лето к морю. Деньги? Нормально зарабатывал, тем не менее. Собирал мидии, рапана ловил. Никогда не сквалыжничал, повар из Хаты рыбака, итальянец, только у него брал.
Он возвращался осенью и рассказывал нам, про свое лето. Как подплыли ночью, в августе, дельфины. Шли как журавли клином, к самому берегу. И носами вытолкали маленького раненого на гальку, ему же воздух нужен, а плыть он уже не мог. И стояли до утра  с ним, с маленьким, говорили. Вся стая. Стрекотали как цикады, прощались. А на рассвете ушли.
Как проснулся однажды, а пока спал, светляки прилетели, и вся палатка была похожа на изумрудный дворец, и как же заснуть в такую ночь. Так и не спал, смотрел, чтобы запомнить.
Как в конце июля в новолуние видел дорожку только не лунную, а от млечного пути, и планктон горел жидким золотом, и как можно плыть и смотреть на руки: от каждого движения вода взрывалась миллиардами искр. Как пришли пузатые тучи, стало душно и страшно, вспомнилось все мутное что в жизни было, тучи шли с моря быстро и неотвратимо как лавина, а за километр до берега встали. И прямо там началась гроза. Тучи выпускали в воду толстые страшные светящиеся столбы, всю грязь которую с собой принесли оставили и успокоились.
Знаешь, он говорил, что море как бог, оно все примет, все услышит, все спрячет. Море это самое хорошее, что может с нами случиться.
Он был для нас Оле Лукойе, заколдованный принц и брат. Умер, конечно. Зимой.

Или вот еще, лето это баклажанная икра. Сначала ты долго летишь на пузатом самолете, летишь на юг. В салоне ты снимаешь свитер, наконец-то, холодный ветер остается за бортом. Ты вытягиваешь ноги и спишь. Потом долго едешь на такси и думаешь, ветер теплый, мягкий, тычется щенком в лицо, лижет волосы, целует лоб. 
Спасибо, говоришь ты смуглому таксисту, он кивает хитро смотрит и одобрительно улыбается. Ты бросаешь чемодан посреди комнаты, за долгую зиму пыли накопилось наверное с сантиметр, и кажется кран подтекает, не важно. Ты открываешь шкаф, надеваешь прошлогодний сарафан, ты все постирала в прошлом году перед отъездом, но все равно чувствуешь терпкий запах моря. Ты берешь большую сумку, очки, старую дурацкую шляпу и идешь на рынок.
На таком рынке можно ходить часами, овощи лежат блестящими холмами, фиолетовые баклажаны, разноцветный как светофор перец. Помидоры пузатые, с блестящими сытыми боками. В таких помидорах, кажется, ты видишь собственное отражение. Почем синенькие? Надо обязательно сказать именно так «синенькие», баклажаны остались в другой стране. Тогда ленивые и крикливые продавцы дадут тебе самые лучшие овощи, самый лучший лук, самую лохматую зелень. Чеснок пахнет так одуряюще, что хочется пойти купить мешочек соли и есть его прямо по дороге. Помнишь, в детстве, в том детстве, когда в самую жару мы прятались в кипарисах, делали кукол из мальв. Глупые цветы, мальвы, нераскрытый бутон - голова, раскрытый - платье, скрепил сгоревшей спичкой и у тебя есть своя маленькая девочка в розовом платье. И когда заиграешься, проголодаешься до звона в ушах можно побежать на рынок, выпросить соли, огурцов и играть до сиреневых сумерек.
Дома ты моешь баклажаны, привариваешь немного в соленой воде, ни в коем случае не чистишь. Так всегда бабушка делала, бабушку, как дед на север увез, так и тосковала она всегда за синим морем и варениками с голубикой. Бабушка делала икру и, помнишь, говорила тебе «Аньгел мой». Ты ошпариваешь помидоры, чистишь шкурку, режешь всё кубиками и по-очереди обжариваешь в золотом пахучем масле. Дома нет такого вкусного масла. Потом ты садишься перед тарелкой с икрой и ешь. Наконец-то.
И тогда приходит успокоение, включается звук, становится слышен шум далеких машин, музыка, бодрое переругивание приморских старушек с дворовыми котами. Ты выдыхаешь и мечтаешь о том что когда-нибудь, обязательно когда-нибудь, и у тебя будет своя собственная маленькая девочка в розовом платье.
И тихо говоришь себе «лето это баклажанная икра». 

Или вот еще, мой знакомый капитан торгового флота привез с севера невесту. Невеста отличалась замечательно белой кожей с синими прожилками, хорошо себя чувствовала исключительно местной дождливой зимой и бредила во сне корюшкой. Другая бы радовалась солнечному климату, мелким комарам и веселой будущей свекрови выдающейся фигуры, но невеста чахла, от солнечных ванн отказывалась, словом вела себя как Снегурочка с Мизгирем в начале пьесы Островского.
Капитан отчетливо понимал, что уйди он в рейс до оформления их взаимоотношений, то обязательно появится какой-нибудь местный волоокий Лель (полон город бездельников) и уведет Снегурочку так молниеносно, что даже веселая будущая свекровь не отследит. И поэтому всячески намекал на «жениться». И у нас тут вовсе не колхоз-миллионер, а все таки город, хоть и Мариинского театра не имеется.
Невеста при намеках впадала в отчаянную мигрень и намекала, что хорошо бы подумать, проверить чувства расстоянием, так сказать, и вообще лучший праздник это новый год, а лучший фильм это С легким паром и Женечкой Лукашиным, мол под Новый Год и решим. Капитан решительно не понимал, как кому-то может нравиться этот безответственный алкоголик, но помалкивал. Очень хотелось жениться именно на Снегурочке.
День отбытия в рейс приближался, лето в разгаре, а невеста была все так же далека и холодна как Джомолунгма. Она подозревала, что капитан запрет ее на отдельной кухне, и больше никто не увидит какие у нее красивые глаза и тонкие запястья. Ах, да. И таки придется научиться готовить этот противный борщ.
Тогда капитан плюнул, взял пять уроков на гитаре и долго о чем-то совещался с женой стармеха, замечательных кулинарных способностей женщины.
И однажды в самый полдень лета, когда невеста с веселой будущей свекровью укатили на заезжий вернисаж, капитан нарядил елку, нарубил как мог тазик оливье и запустил бородатый фильм про Женю, Галю и коварную разлучницу Надю. Снегурочка пришла, увидела капитана с гитарой, съела ложку салата с майонезом смертельной жирности и сдалась как испанский флот Нельсону при Трафальгаре. Ну правда там еще колечко было, с крупным камешком похожим на бриллиант…И любовь.
И – да, оказалось борщ, это не так уж сложно.

Я люблю лето.
Я люблю лето осенью: от него остается сытость отношений и умиротворение.   Я люблю лето зимой: зимой хорошо греть руки у открытого огня зная, что после нового года дни становятся длиннее. Я люблю лето весной: я изнемогаю от ожидания, весной я становлюсь хрупкой как хрусталь: волосы, любовь, снег - все ломкое и такое недолговечное. Но ждать остается совсем не долго. Скоро лето.

Я люблю лето летом.

У нашего сына очень сильный характер. Два года подряд он выносил нам мозг своей личной жизнью. Белые гольфы девочки Алисы заняли все его мысли. Алисины ноги мерещились сыночку со времен старшей группы детского сада. Арсений Сергеич перенес, вроде бы, расставание с этой кокоткой как мужчина. Но прошли годы, аж два, как болезнь обострилась.

Кровавая рана рубцеваться не собиралась даже во втором классе. Алиса, артефакт сопливой юности, никак не забывалась. Арсений Сергеич был неоднократно застигнут над рассматриванием выпускного альбома с дошкольного учреждения со смурной мордочкой и в мёртвых лейкоцитах - слезах, тоисть. И наши принципы дали трещину: не выбирать невесту смолоду и вообще не вестись на поводу у детей, яжемать.

Я, конечно, женщина - кремень, завещать свои фамильные бриллианты этому белобрысому кейт мосс я не собиралась. И чисто из интереса (гоподи, прости меня, я же типическая свекровь), я посмотрела профайл этой Алисиньи на Одноклассниках. Ну, что скажу: я и верблюд в тунисе, я и рыба с красным хвостиком, я и платье в пол, я и стразы, я и я (с зеркалом). И это ж оно еще полностью не выкуклилось в женщину! Мне стало как-то тревожно…

В общем, неправдами, угрозами, прямой лестью и взятками мы добыли Алисин телефон. Заведующие детсадов тоже любят коньяк люди. Арсений Сергеич краснел, бледнел, заперся с котом в детской – советовался видимо, и таки отправил ей смс. Лучше присядьте.
«Привет это я ар. Сений из деского я тебя помню как дила. Видел тебя на интернете. Скоро»
И отправил сообщение маме Алисы. Оказалось нас попутали, под коньяком, и дали телефон мамы.

Данная цидулька напомнила мне одну надпись на заборе в родном городе. Там встревоженные гибелью кумира и водкой, фрустрированные подростки написали: «ЦОЙ ТЫК НАМИ ВЕР». Очень трогательно.

Совсем недолго, минут пятнадцать, мы объяснялись с мужем Алисиной мамы на предмет данной прокламации, пока не просмеялись. Оказалось Алисины родители тоже нормальные люди: иногда ржут над собственным ребенком как кони. Или, например, смотрят в стену блестящими лживыми глазами, убегают в уборную, а после оттуда уже гулко хохочут.

Отношения завязались. Алисинья позвонила, Арсюша рассказал что он мастер мира по спорту-айкидо. При этих словах бабушка прошептала: «Лживость - это у него в твоего папашу» (мы конечно же подслушивали). Потом рассказал, что знает четыре языка (!), умеет съезжать с горы на одной ноге и шевелить носом. Конечно же Алиса пообещала перезвонить – он шевелит носом! И вот тут Арсений интуитивно поступил как завзятый пикапер. Он не перезвонил.

День не перезвонил, два, три. «Лопни мои глаза», - подумала Алиса и сделала маме моральную сеппуку. На четвертый позвонила Алисина мама и разрыдалась. Немного успокоилась и пригласила сыночка на свидание. Говорит, мы сами заедем, заберем, погуляем и обратно привезем. В ответ на что, я немедленно почувствовала себя кото заводчиком.

Пишут что в бюджете Зимбабве осталось 217 долларов, а мы вчера купили сыночку новые джинсы дудками, с карманами ниже попы и рубаху под цвет глаз. Стыдно. Но надо ж было показать, что родители со стороны жениха не жмоты. Хорошо, что они не видели, как мы из-за ребенкиной новой кепки прямо у касс громко сквалыжничали.

На свидание Арсений опоздал. Пока одевался, скакал, болтал - забыл про подарок напрочь. А все знают, что негоже к женщине без подарка ходить, даже если это стодвадцать сантиметров хитрости и коварства. Прибежал запыхавшись, увидел Алису и обомлел. Алиса такую юбку специальную надела, типа тюльпана, как будто под ней есть попа, и розовые колготки – вообще запрещенный прием.

А когда прощались, лучшая девчонка на раёне взяла сыночка теплой ладошкой и что-то прошептала. В машине Арсений задумчиво сказал: «Знаешь, мама, мне нужны новые плавки». Я с превеликим трудом изобразила покерфейс, заиндевев желудочно. Сынок снисходительно пояснил: «Мы с Алисой в субботу решили в аквапарк идти». И тут у меня случился нервный тик. «Приехали», - подумала я.

Пока что Арсений холост. Мне, как яжематери, ясно видно - заводить девицу ему еще рановато. Сердобольная бабушка кормит эти восьмилетние иже херувимы по утрам завтраком с мельхиоровой ложечки, зато на уроках Основы здоровья он врёт, что сам заправляет постель, пылесосит комнату и смотрит новости вместо Футурамы. Раньше Арсений любил кота, Chicken Invaders 4 (игра такая для маньяков, где кур убиваешь разными способами) и кетчуп. Теперь он любит Алису, Chicken Invaders 4 по-прежнему и панк-рок. Мамма…

А вчера Арсюша сказал, что хочет стать полицейским. Посмотрел на родителей с бурным прошлым, которые замерли с выпученными глазами и выпавшими из ослабевших рук бутербродами и добавил: «Ну хорошо, полицейским в Германии»

И знаете что? Видела я вас всех на интернете. Скоро.


Неистово хотеть!

Здравствуйте, меня зовут Юля и мне холодно. Киев из зе кэпитал оф Юкрейн. Из ситуэйтед ниа зе рива Днепр. Климат средне – континентальный, влажность повышенная, от ривы Днепр дует кромешной зимой. Чорт, что ж так холодно-то. Как Лёля  icona_mat говорит, Я хотеть! Хотеть лето! Неистово хотеть!

В супермаркете по-соседству установили огромный холодильник с заморским мороженым. Никто не покупает. Покупатели смотрят на мороженое с плохо скрытым отвращением, продавцы вообще с такими идиотскими лицам стоят, типа «господи, что я тут делаю вообще». Какие-нибудь южане, сто процентов, поставили.

Арсений Сергеич пришел со школы с расцарапанным носом. Оказалось, мой мальчик носил в класс пригласительные на свой день рождения «дорогой друх, приходи ко мне на день рождения в клуб «Бабайка», не забудь подарок и сменку, арсений». Раздал пятнадцать штук, только самым самым. Девочке Даше пригласительного не досталось «Я, мама, Дашку звать не буду. Она здоровая как Мектоган (здоровенная такая фантастическая хрень из мультика про бакуганов, практически непобедим) и плюется». Ну, Даша света белого невзвидела, отжала пригласительный у Назара, плюнула в Богдана и дала в нос сыночку. Учитесь, салаги, как инвайты нужно получать.

Вчера попытались в броварне пива попить, а нет уж. В пивных теперь не курят, мы теперь, как большие, вредные привычки не поддерживаем. Выпили по бокалу – гадость, официантки некрасивые, говорить не о чем, все недостатки видно. Хозяин заведения в полупустой пивной на стойке выручку считал, так рыдал как ребенок. Петрова говорит, если переживет конец света, сделает подпольную пивную, назовет её «Курить вкусно» или просто «Табак», наконец разбогатеет. Кстати, одну приличную тётеньку даже с электронной сигаретой под руки охрана вывела «нельзя, говорят, другие завидуют». Неужели правда, даже фломастеры нельзя?

Утром натягивала на себя третьи штаны, внезапно вспомнила детский сад. Когда усатая нянечка строила нашу младшую группу после сна, трясла простыми колготками перед детскими мордочками и говорила бочковым грустным котральто: «Запомните, дети! Одна полосочка – это перёд. Две полосочки – зад!» До сих пор помню…

А по телевизору Бред Пит рекламирует Шанель номер пять таким голосом, что мне хочется Шанель номер пять, Бреда Пита и мучительной смерти этой анорексички Джоли. В такую погоду коты лежат бубликами, мышки спят, птички тоже не шевелятся. Только люди бегают короткими перебежками.

Неистово хотеть!


Если бы я была Жак Ив Кусто и была бы жива, я бы поселилась на острове среди диких водолазов рыб. Я бы их приручала, воспитывала… Немножко, конечно, ела бы их, не без этого. Я бы писала плохие стихи про «море и как хорошо больше не работать, особенно бухгалтером». Одесную, и ошую сидели бы, например, синий вол и огнегривый лев (можно тоже синий). И вот из всего вышесказанного видно, что в отпуск мне пора прямо сегодня.

К слову, про море. В море я тонула три раза. Нетрудно догадаться, это были довольно волнующие и незабываемые моменты. После первого раза я научилась плавать, после второго разучилась. А после третьего у меня вылупился третий глаз. Шучу. Ещё хуже. После третьего я вступила на скользкий путь бусидо.

А теперь по-порядку.
Первый раз случился на глазах у тридцати взволнованных тёть. Мне было пять. А это значит, что к строевой службе я уже была вполне готова. Папа, привет.
Утро было как утро. Лето, море, шершавый матрас цвета ржавчины – как раз такие тогда выпускала наша отважная резиновая промышленность. Вокруг плавают женщины в модных резиновых шапочках с мясистыми розами по-периметру. Юные матросики вежливо складывают своё нехитрое бельишко аккуратной кучкой, накрывают бескозыркой и бултыхаются в море, одетые как аполлоны - по колено в синих сатиновых трусах. В общем вы поняли, приличных одиноких мужчин на пляже было мало.
И тут папа. Пришел со мной на пляж, выполнять свой отцовский долг. Без мамы. Одинокий мужчина с ребенком: добыча! Тёти запищали международное мимими, приняли выгодные позы и стали стрелять в папу глазами. Папа повел плечами, с двух выхлопов надул помаранчевый матрас, усадил мою хрупкую попу впереди себя и мы отчалили. Пока папа устранял крен, меня случайно сдуло ветром и я камнем ушла в воду. Папа в тот момент смотрел совершенно в другую тётю сторону. Выпученными от восхищения глазами я успела рассмотреть серых рыбок, зеленую травку и печального крабика, когда чья-то рука вынула меня за шкирку из воды. Папа так смешно орал, как сейчас помню. И за следующие полдня таки научил меня плавать. Насильно.

Второй раз я тонула ночью. Всё начиналось, как в фильмах про юность бандитов. Саша Белый пришел из армии и тут всё заверте… Наш Саша пришел, сказал, что на бескрайних просторах Киргизии он скучал по бабам, конечно морю и совсем немного по коньяку. Потому что, на бескрайних просторах Киргизии, а особенно в части долины реки Чу, отчего-то пить спиртное было не принято.
И мы пошли пить коньяк ночью купаться. Идиоты. Сначала мы спустились со скалы, как Горлум, задними ногами кверху. Моя прелессть (то есть я) всем мешала плавать, и тут пришла волна. Не знаю девятая она была или двенадцатая, только сначала вода ушла из под ног, и тут мне стало плохо, потому что в обычное время воды тут было мне с головой. Я хрипло сказала «Ма-ма», прижала к груди крупную, одинокую медузу и… Нет, вру конечно, одинокая медуза осталась в плавках у подножия меня. А потом она вернулась. Большая вода сделала мною тройной тулуп и положила меня на скалу почти целую. Я выплюнула медузу, сказала «Экспектро Патронум на оба ваши дома» и ушла своими ногами.



Про третий читать?Collapse )

Отгремели выпускные по Киеву. Бедным деткам в связи с ЕВРО не дали искупаться в фонтанах. Девушки в кринолинах бродили алёнушками по району, пели какое-то аренби, но в целом были милые как котики. Ночью правда звонили незнакомые люди уставшими юными голосами, гнусно хохотали и просили сдать квартиру на сутки. Но это, считаю, милые шалости.

Вообще, они сейчас лучше нас, старикашек, всё знают. Вот моя одноклассница Юлька в восьмом классе внезапно сыночка родила. Она просто медицинскую энциклопедию невнимательно прочитала. Там что написано: зачатие возможно в течение тридцати шести часов после, собственно, ..эээ.. слияния душ. Юле прочиталось: зачатие возможно, если эээ- слияние длится тридцать шесть часов. Подряд. Вам тоже стало страшно?
Но для молодости же ничего невозможного нет. Теперь Юлька крупный функционер, а сынок Славка просто крупный. Недавно машину себе купил, нет бы маме.

Сейчас золотое время у деток начнется, высшее образование называется. Помню прихожу я летом на экзамен по трудно выговариваемому предмету. Загар, ноги, в глазах Сидоров из параллельного потока, парадиз. То есть не готова. Летняя сессия в принципе на юге нечеловеческих усилий воли требует, а ежели ты барышня и одновременно будущий инженер-радиотехник, то впятерне. Или даже в восьмерне – по количеству бестолочей в группе. Так вот прихожу я на экзамен. Шпаргалок нет. И не забывайте, дети, мобильного тоже нет. А учебник по этому предмету формата А 3 в твердом черном переплете. Гранит науки. Ну я оглавление вырвала, в карман спрятала, а учебник за пояс шорт спрятала и блузочкой прикрыла. Очень удобно, кстати: тянешь билет, в оглавлении ищешь собственно где это всё, а потом и учебник доставать можно. Подвел меня размер. Внезапно. Подхожу, я вся такая в белом, а в районе бабочек которые в животе живут, что-то большое чорное как бы белеется. «Давайте, - говорю независимым как закарпатье голосом, ваш билет». А преподаватель посмотрел на меня дедушкой Лениным и его печником, постучал по животу и молвил печальным голосом: «Уходи и больше никогда не приходи, незнакомая студентка с каменным пузом».
Вы наверное думаете, что я осенью на передачу пришла? Нет, конечно. Зашла позже в том же составе: я, оглавление и учебник в штанах. Переплет, правда, отодрать пришлось заради маскировки.

Вспоминали с Петровой самые страшные жизненные разочарования. (Петрова сказала – подляны). Ну вот например в детстве. Дают тебе добрые родители бутерброд с красной икрой, ты весь маленький, но уже умный, к лотку приученный. И выводы соответственно своим четырехлетним умищем делаешь. Спасибо, говоришь, папа за мой любимый бутерброд со смородиновым вареньем, делаешь укус во весь пухлый рот – а там варенье посолили и вонючим намазали. А родители ржут как ненормальные.

Или вот ириски «золотой ключик». Жопа, извините, а не конфеты. Рот цементирует наглухо. Коричневый комок выковыривается вместе с молочными зубами. Спасибо, добрая соседка тетя Люся, чтоб к тебе малярийный комар пришол.

Или вот я замуж за папу собиралась, а Петрова за старшего брата. А потом оказалось, что они женаты и вообще старенькие уже.

Или вот еще стринги, оказывается, неудобные, а мама права была.

Продолжим?
Маслины, очень красивые мужчины, «все врут», крабовые палочки делаются не из крабов, папа не принц, маленькая грудь - это красиво, куклы ночью не разговаривают, авокадо фрукт - но овощ, Ленин мёртв, а текила – самогон.
А что у вас?


Садитесь дети поудобнее, я вам расскажу, как в древние времена жили женщины. Это моя маман с упоением смотрит патриотический сериал про подводников, где в широком ассортименте представлены страсти роковые, офицерские будни, адюльтеры и в целом высокий моральный облик защитников отчества.
Маман смотрит, кушает пряник и задумчиво шепчет: «Нет. Не так все это было, совсем не так...» Итак, однажды...

Мамина подруга по несчастью работала учительницей пения в моей школе. И по совместительству женой каптри Мамедова. Мамедов у нее был ого-го: потомственный янычар, воинствующий самодур и юморист. Пересекались, впрочем, эти внутренние Мамедовы исключительно тогда, когда каптри напивался до самоизумления. Жену, Фаину Петровну, содержал в чистоте и строгости. Фаина Петровна, в основном, отвечала взаимностью. (Даже у жён бывают нервы).

В общем, в среду утром апреля месяца, Мамедова проснулась в неважном настроении. На завтра был запланирован малый прием по случаю именин юмориста, и Фаина Петровна ощущала в себе некоторую ажитацию. Потому что, если у вас муж не капраз, не начпрод и в городе Ленинграде в академию провалился два раза, тупица, то семейные праздники приходится отмечать, чем комитетет партии послал.
А комитет партии Фаине Петровне в апреле послал: баночку провансаля, заначенного с нового года, палку финского сервелата, банку горошка мозговых сортов, камчатского краба и три литра красной икры. В общем, ни-че-го: ставить на стол было совершенно нечего.

Когда мужчине, а особенно офицеру, нечего есть, он становится сука нудной скотиной вспыльчив и непредсказуем. Поэтому Фаина Петровна решила вечером налепить народной гарнизонной еды - пельменей. О, пельмени! Советские магазинные пельмени не ели даже очень голодные и невоспитанные дальневосточные собаки. И в каждой приличной семье хранились в морозилках по паре килограммчиков этой рукотворной еды. Так вот лепление пельменей женами частенько принимало метафизический характер. Это был девишник и сеанс у психотерапевта одновременно. Фаина Петровна ангажировала на вечернюю лепку мою юную маму и мичманшу Риту с первого этажа. Благо что все три мужа собирались аки тати в ночи Родину защищать.

Ритин муж заслуживает отдельной пары строк. Он был флегматик и социопат, но так много пил, что казался общительным (с) . Он мог вынести со склада все что угодно, и точно знал где находятся закрома родины. Но Рите не говорил. На этой почве у них часто возникали разногласия. Весь двор каждое утро их слушал: у Риты был такой громкий голос, что долгое время моя юная мама думала, что её мужа зовут Тыохренел.



Многобукв, накипелоCollapse )

Фонарь Святого Мартина

Пришла зима, а снег взять с собой забыла. Птицы летают жопами вперед, с человечьих лиц облетают разноцветные сопли и уносятся вдаль пляшущими человечками. Ветрено.
Я уже в шапке, рукавичках и остальных сезонных гаджетах, а некоторые женщины всё равно носят смелые голые ноги. Во-первых это красиво (с)
Дальше следует несложный ассоциативный ряд, включающий в себя человеческую кривоногость и криворукость.
Первое можно спрятать в галифе, в фотошоп или в платьишко в пол, а вторым остается только гордиться.
Если ваше самое яркое воспоминание из младшей детсадовской группы, это когда воспитательница ласково говорит: «Уже слепила? Давай свою черепашку». Вы протягиваете дрожащей ручкой черепашку, а в глазах соленый океан и в душе осень. Потому что лепили-то вы Василису Прекрасную в торжественном наряде. 
Тогда первое направление в искусстве, которое вы выучите будет примитивизм.
 
Божемой при раздаче рук  выдал мне руки. Хорошие руки, длинные. Цвет умеренный, ногти свои. Количество запчастей с основной схемой образа и подобия совпадает, а вот делать ничего креативного не могут.
Например, у меня в соседках одна Василиса- премудрая живет. Готовить умеет опосредованно, но. Борща невкусного наварит, в тарелку красоты невиданной нальет, сметанных звездочек поверх напустит и подаёт своей интимной жизни к обеду. Интимная жизнь ест и усами от наслаждения двигает.
А тут пол дня готовишь пасту карбонара, а все равно с виду получаются макароны по-флотски.
 
В общем мои ровные руки недавно скреативили фонарь на День Святого Мартина. Это такой национальный немецкий праздник, когда детки в котомочках и с фонариками на удочках колядуют себе что-нибудь вкусненькое.
 
Сначала продувной юноша у метро продал нам супер клей. Клей мазался, пачкался, вонял, а потом внезапно всё склеил. Намертво. В доме Облонских все смешалось. А точнее, склеилось.
Сперва склеились пальцы, бумага терпела, терпела, потом всё. Клей по имени 505 проел ее в двадцати восьми местах. Фонарь – йок.
Дырявый фонарь в концепцию не вписывался. Пыталась донести до сыночка лемму «чем жалостливей фонарь – тем больше подают». Смеялся, не поверил. Сколько ж впереди у ребенка открытий…
 
Пришлось переделывать. Получился не менее жалостливый, считаю. Сынок смотрел, думал, потом говорит: «А может мы нормальный купим?»
Фотографие фонаря прилагается. А кто будет смеяться, к тому ночью придут Чорные Импрессионисты. Тьфу,тьфу.
 
PS Уважаемый Дедушка Мороз. Пусть прекрасный принц из сна с понедельника на вторник вернет мне мешок с золотыми дублонами, переданными ему на хранение. Или мой дорогой директор выдаст уже мне жалование за прошлый месяц. Без разницы. А то нам фонарь купить не на что.
 



Отвечаю на ваши, папа, справедливые упреки в ранней амнезии, эгоизме и крайнем солипсизме. Исправляюсь. Сим письмом сообщаю, что жизнь наша не лишена приятности, вплоть до невыносимого разнообразия.
 
Прошлой субботою посещали четыре-дэ синематограф, с внучком вашим, Арсением. Оконфузились перед всем дворянским собранием.  Предполагалось двадцатиминутное погружение в Древний Египет. Я первые три минуты смеялась голосно, а потом с экрана в меня полезли жуки-скарабеи. И налезли полные джинсы. Вот тут-то я закричала таким нечеловеческим голосом, что пресловутая коза супротив меня молчаливой рыбой-камбалой сделалась.
Оказалось, из-под сиденья вылезли толстые проволочки и начали мне икроножную мышцу щекотать. Добро пожаловать в адъ. До сей поры удивляюсь, как это я панталоны не усугубила своим внезапным испугом. А все вы, папенька, виноваты. Пришли как-то со службы, вывалили краба камчатского на кухонный стол и, мне - ангелочку, лупоглазого еще возраста, начали рассказывать что этот гад морской суть подводный паук. Увлеклись, конечно, и еще час про коллективный разум инсектов рассказывали. В лицах. Инфернальное, доложу я вам, было зрелище.
 
Внучок же ваш орал от восторга все время перфоманса. И когда нильской водой его в личность поливали, и когда конями призрачными топтали, а в особенности, когда с пирамиды имени гражданина Хеопса уронили. Голосил, пока не охрип.
Последние пять минут я прикрывши очи просидела. Под креслом. Где и измяла себе рёбра неудобным корсетом. Чепуху какую-то, а не корсеты нынче делают. То ли дело, когда вы маменьке из заграниц французские, на китовом усе, привозили контрабандным способом. Пока околоточный не вписался. Помните? Вы тогда еще в бутлегеры собрались податься, под лозунгом: «Человек подобен цветку под сапогом морали».
Ну, да вам этих мадамских капризов не разуметь. Хотя, сказывают, жена ваша очень даже в курсе событий в корсетной парижеской промышленности…
 
Доходят до нас, провинциалов, слухи что в Астраханях ваших житьё не худое. На осенней миграции арбузов можно неплохого барыша взять. Вы поди икорку осетровую кушать уже не можете, по причине оскомины вкусовых пупырышек. Вот и король французский, который из Габсбургов, сказывают, тоже по часу над тарелкой с чорными трюфелями грустил. Потому как организм его простой крестьянской пищи требовал.
Так что, налегайте папа на витамины, которых, к слову сказать, в бургундском точно нет. С демократами не связывайтесь. И милостью своей не оставьте чад ваших. Братец доложил, что вы по удачному случаю землицы прикупили на реке-волге, так ли? Настораживает только единое обстоятельство: судя по высланной вами фотографической карточке, именьице ваше посреди конопляного поля располагается. Посему, с надеждой и упованием на разуменье ваше, сдайте вы этот урожай властям.

Им нужнееCollapse )