летом

Вроде бы весна


Дворовая старушка щедрою рукою крошит батон на приусадебный участок. Она щурится на солнце и ждет птичек, которые визгливо орут на соседнем дереве. Птички не пришли. Зато из соседних кустов, воровато оглядываясь, выполз взъерошенный облезлый прошлогодний кот. Понюхал крошки, оглянулся на птичек и сел копилкой, ждать птичек.

В утренней маршрутке очкастый студент читает замызганную книгу. Я, извернувшись, заглядываю - Макиавелли. На остановке влетает пузатая тетка и отчаянно пытается вдавиться в салон. Салон каменеет и делает вид, что мест ну абсолютно нет. Теткина бескрайняя попа свисает за бортом, обдуваемая всеми ветрами. Водитель начинает своё: «Ну йошкена мать…» И тут тетку осеняет. Она выхватывает книгу у студента и выкидывает в пропасть, то есть наружу. Студент выскакивает за Макиавелли, тетка плотно вдавливается и царственно сообщает: «Поехали».
- Сумасшедшая, - обиженно кричит вслед студент.
-Дочитай сначала, - орет тетка.

Девушка с ногами идет по улице и ругается с телефоном. «Интригант», - кричит она птичьим голосом. «Надо говорить – интриган», - поправляет ее колоритный горбоносый джигит. Девушка останавливается, негодующе смотрит в черные джигитские глаза и говорит телефону: «Да ты посмотри, что делается. Хоть к нервопатологу иди!» Джигит закатывает глаза и бубнит в сторону: «Невропатологу. Но, опять же, ноги…»

Девочка, ростом с камышового кота идет за ручку с папой вдоль забора. Девочка пинает ногой камешек и звонко говорит: «Папа, а мама говорит что у тебя нет сердца! А куда ты дел сердце, которое тебе дал волшебник изумрудного города?»
«На мозги поменял», - несколько неловко шутит папа. У девочки голос замечательной громкости и окружающим становится интересно как выкрутится папа. «Лучше бы на щеночка», -вздыхает девочка.

Петрова говорит, что жизнь прекрасна, несмотря на весну. Обоснуй, отвечаю, а сама гляжу на облезлого кота из первого абзаца. И очень просто, отвечает Петрова. Вот, например, я на прошлой неделе болела. Сопли по бабочки в животе, чиханье до вишневого носа. Теперь, как следствие, крупный герпес под носом и три кило сверх нормы. А на сайте знакомств я худая и красивая. Несмотря на весну.

летом

Жить красиво

http://www.pl.com.ua/?pid=49&artid=27458 Моя статья в журнале Публичные Люди

«Я красивая?» - кокетливо спросила Ева.

«Разве у меня есть выбор?»- мрачно подумал Адам.

Часть 1. Красота в первый раз

В детстве, когда деревья, коты и собаки были большими, я росла доброй девочкой. Я слушалась маму и много читала. Мамы других девочек меня тоже любили. Потому что я не носила бантиков, пышных платьиц и чистых ногтей. Всегда приятно встретить ребенка, который слушается маму, но не так красив как твой. Впрочем это в природе человеческой. Сейчас не об этом.

Впереди брезжил коммунизм, жизнь полная приключений, скоро, совсем скоро советские экспедиции полетят на Тау Кита знакомиться с дружелюбными тау-китянами, когда я встретила Дмитрия.

Мы с Дмитрием посещали старшую группу в детском саду, где нас ежедневно травили компотом из сухофруктов. И где мы уже полгода как терроризировали остальных детей играми в отважных команчей, майоров вихрей и майорских дочек-матерей. Как в один прекрасный день все рухнуло. В группу пришла Екатерина. Носительница белокурых волос и хитрого носа пупочкой. И Дмитрий поплыл как пирога по Амазонке.

В тот же день в песочнице у меня случился катарсис. Катька, которая даже два плюс два сложить не могла, сказала Дмитрию «Мальчик, помоги мне надеть сандалик». И тут сил на объяснения у меня не осталось. Я треснула лопаткой согруппника Бориса, который фигура здесь абсолютно случайная, и вцепилась ему единственным передним зубом в ногу. Укусить Дмитрия язык не поворачивался, а Катька вызывала инстинктивное отторжение.

Собаки лаяли, басом орал Борис, воспитатели вызывали папу. В двух словах, хаос и кипеш. Дмитрий забыл про Катьку и открыв рот смотрел на моё чумазое лицо, со следами боевого пластмассового ведерка (Борис тоже был вооружён). А потом сказал:

- Ты такаааая красивая.

Вот тут я поняла, что красота внешняя должна уравновешиваться изнутри, возможно даже кипешем.

Часть 2. Про гусеницу

Однажды я выросла. Красота стала гораздо ближе. Позади была череда удачных и не очень экспериментов: зеленые волосы, черные ногти, красные волосы, белые ногти, плюс десять килограмм, минус десять килограмм, волосы кудрявые, нет волос – косыночка. Наконец отражение в зеркале стабилизировалось. Сформировались представления о красивых попах и вообще. Тогда я встретилась с настоящей красотой во второй раз.

Я лежала по делу в роддоме. Вокруг были женщины разной степени тяжести. Влажная уборка, тапочки, носочки, одинаковые байковые халаты в унылых линялых розах, похожих на чьи-то уши. Ожидание чуда.

Мы лежали в четырехместной палате втроем. Обычные женщины, менее всего озабоченные своим внешним видом. А под утро привезли тяжелую, совсем школьницу. Она была красива безупречно. Маленький аккуратный животик, синие глаза, чуть тронутые блеском губы и никаких жалоб. «Спасибо, у меня всё есть». Рожали все примерно в один день. Троим из нас принесли иконописных младенцев, мальчиков. Такие глянцевые дети достаточно редко появляются сразу. Крепкие щеки, уверенный бочковой рёв. А потом привезли из реанимации эту, красивую, и за ней её девочку.

У девочки оказалась маленькая сморщенная мордочка ярко-оранжевого цвета: желтушка, билирубин выше нормы, бывает. Красавица вздрогнула, впрочем взяла себя в руки. Она все время молчала, не тетешкалась, пока мы носились со своими отпрысками тиская их как котят… А под утро я от чего-то проснулась. Было тихо-тихо.

Красавица стояла на коленках перед кювезом с дочкой. Оранжевая мордочка сопела, завернутая в тугой кокон темно–зеленой больничной стерильной пеленки. Она застенчиво улыбнулась, погладила по щечке девочку и одними губами сказала: «Гусеничка ты моя».

А я заплакала, или рассмеялась, не помню.

Часть 3 Предтечи

Монализа смотрела на готовый портрет, мастер стоял чуть в стороне, чтобы ненароком не пропустить реакцию.

- Ну же ну, что скажешь, правда это красиво?

- Над нами будут смеяться, Лео, грустно сказала Мона. - Где я? Где жемчуга мои наследственные? Где мои длинные ноги, где брови, этта, насурьмлённые? Где белокурые волосы, где овал в конце концов лица?!

- Овца ты,- вздохнул художник. - Я нарисовал усредненную женщину, образец сдержанности и стиля. Образец мудрости, наконец! И вообще там главный пейзаж…

Так человечество познало истину, что художник имеет право на самовыражение. Особенно, если пейзаж. А донья Мона, естественно, устроила мастеру кипеш.

Эпилог

Для кого-то «красиво» это каминный огонь сквозь хрустальный бокал, для кого-то женщина на старой фотографии, для малыша мама, для Саврасова грачи, для математика изоморфизм факторизации по ядру, для безработного Иванько заморский Франклин или Грант на хрустящей зеленой бумаге.

А для кого-то просто выйти морозным утром на крыльцо, поскользнуться носом в хрустящий снег и увидеть искрящуюся ледышку. И вместо привычного «йошкен кот», на выдохе прошептать: - Красотаааааа…

летом

А вы говорите Кипр, Кипр...

Сынок вчера басом обругал Сбербанк России. Извините, ничего личного)

Я там в банкомате деньги снимала, а сынок углядел сквозь витрину стол с игрушками, для детей клиентов (ничем собаки не брезгуют, чтобы клиента заманить) и побежал. И, знаете, так побежал… Ничто не в силах встать между ребенком и игрушкой. Кроме стеклянной двери. Она встала, а он лег. Окровалённый. Разбил нос и веру в банковскую систему.
Я, с материнського испугу, разоралась на банк, архитекторов, их модус операнди и заодно на пострадавшего. А сынок, сквозь прохладный компресс, строгим голосом сообщил:

- Не надо на детей кричать.

-А что на них надо? – спросила испуганная яжемать.

-Надо просто на них глаза выпучивать.


Занавес.

летом

Колют ноги им трав обрубки (с) А. Лаэртский

Впервые в жизни приобщились к народным гуляньям. Раньше, будучи бездетной и цыничной, массовые скопления народа в виде революций, концертов, и дня военно-морского флота я обходила стороной. Теперь я могу поплакать над девочковым фильмом и почти смирилась с котиками.

Арсений Сергеич пожелал посетить Масленицу, на местном ВДНХ Я подозревала, что ничего путного из этого не выйдет, но материнское сердце мягкое как губка боб, и мы пошли. Скажу сразу: такое количество пьяных женщин в одном месте, я видела два раза в жизни. Первый раз в ночном клубе "Вишенка", а второй раз в избирательной комиссии по нашему округу. Дело в том что из напитков, на широкой масленице были представлены: глинтвейн, глинтвейн и водка. Всё такое вкусненькое. За закусью стояли километровые очереди, блинов всем не хватало. Ели пирожки, черствые шашлыки и полусырою картошку. Румяные граждане расстегивали верхние пуговицы на фраках, чтобы облегчить себе вгрызание в пищу. Кто-то жалобно пищал за павильоном номер три – этого кого-то били и отбирали свежекупленные блины.

Три нетрезвые тетеньки слева сначала пели про несе галя воду, потом про хава нагила, а потом подрались.

По жирному столбу вяло ползали краснолицые добры молодцы. Выше всех поднимались самые голопопые. Там, на недосягаемой высоте, уныло качались три неказистые коробочки. Никаких тебе сапог и бубликов. По слухам в коробочках лежал айпад, айфон и еще что-то на ай. Атмосфера праздника сгущалась.

Но самое страшное это оказалось сено. Или солома, я не очень в курсе. Окрестные елки были украшены соломенными лошадками, петушками и женщинами в натуральную величину. Соломой щедро была засыпана вся грязь на территории выставочного центра. Повсюду стояли соломенные скульптуры, сеном были засыпаны фонтаны… Вы уже представили размер трагедии? Нет?

В этой соломе повсюду возились дети. Возились упоенно. Ребенок, в количестве одна штука, тоже с нами был. Через час игры в фонтане вместо Арсения я вытащила за ухо домовенка Кузьку. Отовсюду торчала солома. Из головы, ушей, ног, и даже изо рта.

Домовенок хромал на обе ноги – очень травка кололась, ощутимо пинался и домой идти отказывался в категоричной форме.

В конце концов жестокие родители вынули ему солому изо рта и воткнули большой пук сладкой ваты. Стало тихо, но липко.

Теперь я знаю точно, если когда-нибудь мне опять захочется влиться в народное гулянье – пристрелите меня. Или нет, не надо. Я приду хорошо подготовленная. Я возьму корзинку с пирожками, вареной курочкой и коньячком. Буду плакать глинтвейновыми слезами, станцую хоровод и поругаюсь с очередью за шашлыками.

Потому что главное в любом празднике это настроение!

летом

Ямайка, Джа, жиголо: правильный отдых

Празднование Нового Года муж Кукушкиной затеял с размахом. Я работал весь год, я устал, я хочу отдохнуть, мы едем на Ямайку. Кукушкина встревожилась и полезла гуглить проблему. В тому времени о Ямайке она знала три важных вещи:

1.           На Ямайке не умеют играть в футбол (Чайф, Аргентина-Ямайка 5:0)

2.           Но вумен, но край, иес ганджа (Бом Марлей, легалайз марибвана)

3.           Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хо-хо и бутылка рому – пираты, Генри Морган.

Поэтому она рассказала мужу, как плохие мальчики во дворе верили в растафари: растаманского бога Джа (или Мамуду), который сидит на конопляном облаке над озером Абсолютного пива. Муж, родом из приличной семьи, ржал как припадочный. Нет, говорит, любимая. Никаких излишеств, ты же знаешь, я не пью. Пару городов и отель.

Кукушкина вздохнула и ушла паковать саквояжи, грустно ответив: «Боюсь, милый, что ты меня все таки обескуражишь». Она слишком хорошо знала своего мужа, любившего повторять не к месту «Главное – это интрига».

Прилетели они в Манли-Интернэшнл (Кингстон), где у Кукушкиной немедленно попытались отжать сумочку. Кукушкиной вступил в голову красный туман, она машинально ткнула грабителю в любопытный глаз указательным пальцем свободной руки, и бесконечный ногой пнула в середину разноцветных грабительских шорт, чем и нанесла сильную травму в оба его жизненно важных органа. На самом деле Кукушкину, которая выросла в портовом городе при папе-офицере, действительно обескуражить было довольно сложно.

Это потом они с мужем узнали, что в Кингстоне живут суровые парни. Есть гетто Тренч-Таун, через которое текут кокаиновые реки с молочными берегами и где банды гангстеров вносят свою лепту в криминальную обстановку. А еще там есть музей Боба Марли!

Следующие полчаса они пытались объясниться с полицией, на предмет увечий грабителя. Официальный язык Ямайки английский, однако большая часть населения говорит на патуа – ломаном английском, понять который очень и очень сложно.

Отель заказали рядом с Монтего-Бей. Потому что там несколько лучших пляжей страны. Пока перекупавшийся муж дрых в апартаментах, Кукушкина вышла проветрить новое платье и бусики на набережную, где тут же пожалела что не прилетела сюда с подругой сделала это в одиночестве. Набережная была буквально заставлена молодыми жиголо. Смуглые ноги, руки, попы слились в сплошной фестиваль международных отношений. За пятнадцать минут ей предложили много интересных вещей такого интимного характера, о которых она слыхом не слыхивала. «Каррамба», - грустно подумала неопытная Кукушкина и купила у лотошника-гомеопата зелье, что-то навроде нашей виагры, с водорослью «айриш мосс». Которое способно, по словам продавцов, творить с мужчинами чудеса. «Подолью в ром не пропадать же отпуску», мудро рассудила она. «Хоть пятьдесят грамм-то он на новый год выпьет».

Стол накрыли на пляже. Пока Кукушкина отбивалась от местных жиголо, проснулся муж и познакомился с группой туристов из России. Договорились отпраздновать как большие: мужчины в костюмах, дамы в вечернем, детей к няням. Мужчины предвкушали удовольствие от пития рома (ну не пиво же там пить в самом деле), стоит он кстати там от четырех американских долларов.

Ром пился удивительно легко. Стол был накрыт по-ямайски: бутылки, мясо, фрукты. Всё стояло плотными аппетитными рядами, полностью скрывавшими поверхность стола. Кукушкина подумала и подлила мужу в пузатый стакан с ромом настойки с водорослями. Это уже потом она поняла, что думал за нее тогда ром. Ровно через десять минут муж разделся до ничего, залез на пальму и с песней «В Кейптаунском порту, с пенькою на борту, Жаннетта поправляла такелаж…» рухнул с живой пальмы неживой звездочкой, мордочкой в песок.

Администрация, материализовавшаяся из ниоткуда, ловко сложила мужа на носилки, приговаривая «джа ман», что-то вроде «все путём» и унесла его в номер отлёживаться. Подумаешь упал, подумаешь накурился с пальмы. Джа ман.

- А что, мил человек, - спросила Кукушкина у давешнего лотошника назавтра, - в вашей настойке что, и ганджа была?

- А как же, - гордо ответил он.


Хотя Кукушкины по объективным причинам не смогли посетить горы Блу-Маунтинс, посмотреть сюрреализм Кокпит-Кантри, и отобедать в умопомрачительном Strawberry Hill, в целом отдых удался. А Кукушкина сказала, что кинула там монетку в воду, значит – хочет вернуться.

летом

«… назовало еси сьтроу коровою и доцере блядею…» древнерусские берестяные грамоты. Часть вторая

А жениться, тем не менее, абсолютно не на ком. Вот, например, про давешний метеорит: восемьсот штук видео в сети и ни один человек не сказал: «Ах, какое неожиданное явление, милостивый государь» или, например, «Однако», или даже просто «Ой». Даже девочки с тонкими пальцами сурово говорили в свои видео регистраторы «ебать», и это было еще самое приличное.

Я собственно к чему, дело было тихим семейным вечером. Арсений Сергеич играл со скелетом Артемом. Не спрашивайте меня что это за хоррор, я сама расскажу.

Гениальные прохвосты из соседней российской империи выпустили журнал, к которому прилагается часть скелета - мальчика (!) Артема, сто десять сантиметров белоснежных костей. Создатели радостно сообщают во вступительной части журнала, что Артема мы соберем аккурат к новому 2014, если доживем купим все номера.

Мы сдуру начали со второго номера: пришла крышка от черепа и пол мозга. Поняли что из такого паззла ничего путного не собрать. А первый номер уже йок – раритет, достать невозможно. Говорю же, прохвосты молодцы. Арсюшин папа еле вырвал первый номер за неприличные деньги на книжном рынке у какой-то всклокоченной торговки, подвид лахудра громкая. Теперь у нас есть собственно череп, нижняя челюсть и пол мозга. Ждем глаза и копчик.

Я медитировала на телевизор, как вдруг в передаче про битву экстрасенсов крупная ведьма поскользнулась на сгустке праны и энергически сказала в камеру слово на букву блядь. Слово конечно запикали, но даже ребенку было ясно что это не «блин», не «божемой» и даже не «ах, какое неожиданное явление!» Арсюша оторвался от Артёмки и говорит:

- Да, мама, сейчас даже тёти таааак ругаются. Вот у нас в классе девочки иногда такие слова-слова говорят, прямо стыдно.

-Ну, - отвечаю задумчиво,- нам такие девочки без надобности. Ты девочек домой приводи мы им будем фейс-контроль проводить и полевые испытания.

-Это как про принцессу-на-горошине? – подозрительно спросил Арсюша, зная меня как облупленную.

-Как про принцессу, - согласилась я. - Только вместо горошины, мы им мою розовую килограммовую гирю на ногу уроним. Ежели скажет «ой» хорошая девочка, годная, заверните дайте две. А если запикает, то даже чаю не попьет.

Арсений, который эту гирю несколько дней назад прямо в бабушку уронил, ржал до икоты. Потому что бабушка сказала не «однако», не «ой», и даже не «ах, какое неожиданное явление». Что-то вроде «лопни мои глаза совсем», только на название собаки «чихуа-хуа» похоже.

Так что вы, этта, когда к нам с девочками призывного возраста в гости приходить будете, надевайте что-нибудь гиреустойчивое на ноги, типа доктора мартинса. У нас с фантазией как-то не так, а за следующие лет десять мы еще что-нибудь дурацкое придумаем.

ПыСы Летом видела на пляже половину мужчины. На самом деле мужчина был целый, просто нижняя половина лежала в море, а верхняя кушала пиво с креветками. Мы стояли у воды с Петровой и Кукушкиной и по старинной девочковой традиции нагло врали в лицо хвалили друг друга, а в основном Кукушкину.

Кукушкина прилетела из своих буржуазных стран с новым носом. И пока мы с Петровой всю зиму ели плюшки, виски и остальные холестерины, даже неотвратимо нависал XL, Кукушкина занималась спортом, просветлением и ежедневным десятичасовым сном.

Полмужчины слушало нас, слушало, а потом откашлялось и хрипло сказало: «А потому что сукабля распустили сукабля вы себя сукабля совсем». И уплыло, всё в креветочной шелухе. И вот знаете, менее всего меня возмутило это органичное сукабля

летом

Мужчины города N

Когда господибоже расселял народы по областям, он начал с крайнего севера. Там до сих пор живут правильные суровые парни с навсегда прищуренными глазами, столько невзгод и опасностей они повидали. Сила воли у них тверже обсидиана, руки шершавы, а характер мягче шкурки молодого песца. От Североморска до Северодвинска принято дарить на восьмое марта женщинам норковые шубы, а в Якутске еще и алмазы. Популяция северных женщин крайне незначительна, поэтому синеокие и отважные мореходы-нефтяники-защитники отечества собираются группами возле мадамских окон и поют серенады слаженным хором. Правильные суровые парни вместо камушков бросают в окошко любимым сразу золотые кольца. Пьют они редко, исключительно коллекционный виски, носки перед сном выбрасывают и совсем не храпят. Так гласят легенды маленького южного города N.

Юг же господибоже населил чем попало. Закончились суровые нефтяники, уехали на кавказ кудрявые волоокие сердцееды, оседлые крымские татары облюбовали себе бахчисарайский район. И только в маленьком южном городе N осела всякая шелупонь. Мужчины этого города никогда не платят за женщин в кафе, в их военных билетах написано «Выдан как неразысканному», их руки «ничего не крали» (с), а узнать их можно по хорошо навьюченной женщине сзади. Коричневый загар мужчин города N, цвета «портвейн красный крымский», приятно оттеняет их выражение тяжелой собачьей скуки. Мужчины этого города обязательно доедают все в кафе и никогда не оставляют на чай. В городе N, позволить себе выйти замуж могут только обеспеченные, работящие женщины.

Спасибо, Петрова, сегодня ты напомнила мне, отчего я скоропостижно удрала из родного города, сверкая пятками. Итак, мужчины города N.

Лох это значит счастливчик

Юрка рыжий вырос в интеллигентной семье. Мама по партийной линии, а папа русский. Юра начал как все, с джимми хендрикса, а кончил гоп-стопом в особо крупных. Я его видела в перерывах между отсидками ровно три раза - два метра незамутненной красоты. Юрий плотно ужинал в ресторане на берегу моря, сканировал посетителей и в скором времени выводил самого беззащитного во двор на покурить. Перед тем как разбить реципиенту лицо Юрий каждый раз сообщал жертве, что лох это по-итальянски означает счастливчик и отправлял его одним ударом в глубокий обморок.

Продавец семечек

Евгений торговал. На заре жизни, когда усы Евгения были еще пушисты, а мысли текли слаженно и тягуче, Евгений был женат, мускулист и «челнок». Потом на его пути кровавою волною встал уже вышеупомянутый портвейн. И всё бы ничего, сколько народу живет с портвейном в любви и согласии, вот только Евгений завел себе экономную привычку разбавлять вино минералкой. С этого момента дело пошло живее и Евгений за год спился.

На пути просветления куда-то пропала жена, три торговые точки джинсами, друзья детства и беспородная собака по кличке Петр, Петром собаку назвали после того как она прогрызла хлипкую входную дверь, именуемую окном в европу. Но натуру не пропьешь, как говорит нам великий русский фольклор. Евгений нарезал газету Флаг родины аккуратными квадратами и занялся розничной торговлей семечек. Портвейн семечкам не помеха.

В городе N жила одна моя знакомая женщина, которой лень было эмигрировать от черешни величиной с кошачью голову и душистого синего моря. Знакомая женщина уморила к тому времени двух официальных мужей и одного приблудного, и работала бухгалтером в десяти фирмах сразу. Она подобрала Евгения у ворот рынка. Чей мужчина? Ничей? Такси! Такси! С тех пор портвейн из жизни Евгения ушел, зато пришла стабильность. Да и женщина не чувствовала себя одиноко, слыша аппетитное хрррмняммням, корпя над квартальными отчетами. Евгений очень трепетно относился к одной знакомой женщине и всегда разговаривал с ней на Вы.

У рыночных Евгений стал пользовался заслуженным уважением, но он не зазнавался. Евгений никогда не думал, как еще один известный персонаж «вот свезло так свезло», Евгений сыто приваливался к батарее и, глядя в темное окошко, торжественно думал: «Намучалась баба, без мужика-то».

Совесть

Collapse )


Как причудливо тасуется колода.

летом

Про аттракционы

Несколько дней кот ведет себя как беременная женщина в отпуске.

У беременных женщин жизнь же не сахарная: жареное воняет, сапоги без посторонней помощи не застегиваются, суставы хрустят свекровь дура, пупок чешется, если хочется есть то гадость какую-нибудь несусветную. Одна знакомая женщина ела известку и стиральный порошок. А когда попросила на ланч окурков, от нее ушел муж. Шучу, просто сильно удивился. И от всего плакать хочется, особенно от свекрови. Но самое заветное неисполнимое желание это поспать на животе.

Вот я помню на пляже отрывалась. Приходила и, как самка черепахи, рыла в песке ямку поглубже. Затем присыпала ямку теплым песочком и ложилась животом в песок. Господи, как мне было хорошо. Ни одной черепахе во время яйцеклада так хорошо не было.

Так вот кот. Кот лезет на стопку белья, аккуратно раскидывает его по периметру и ложится мохнатой крышечкой, так чтоб пузо в ямку попадало. Кот блаженно вздыхает на крики хозяев не реагирует, пренебречь вальсируем(с). Ему тоже хорошо.

Два раза в неделю у нашего кота поход в аттракционы. Дело в том, что у нас поломалась стиральная машина. Какая-то центровка съехала, что ли. Только она при выжимке рычит и прыгает. Мы как хорошие хозяева и добрые соседи мастера не зовет, а ждем когда у нее барабан отвалится и затопит глазастую старушку Нефёдову этажом ниже. А пока мы в нетерпеливом ожидании, кот развлекается как может. Как только «вжжиу –вжжиу» превращается в «взззззззиуаааа» октавой выше, кот Джин Тоник летит в клубах шерсти из любящих рук на кухню, прыгает на машинку, которая в свою очередь тоже прыгает и блаженно прикрывает глаза. Он катается.

Где б и мне развлечений на ровном месте поискать.

летом

«… назовало еси сьтроу коровою и доцере блядею…» древнерусские берестяные грамоты

Знакомство детей с нехорошими словами происходит самыми различными путями. Например, мама утром делает зарядку и роняет гирю на ногу. Ужас же, ну. Путем опроса нашего герцогства выяснилось, что только три мамы из десяти сказали «Ой». Остальные сообщили в подпространство все что они думают о гире, о зарядке и о этой небритой скотине, к которой у неё марьяжный интерес. Для неё собственно она зарядку и делает. Небритая скотина, обычно, в это время в душе, и поет что-нибудь бравурное, не попадая при этом ни в одну ноту. Сами понимаете, толерантности это среднестатистической женщине не прибавляет.

Или вот например, чей-нибудь папа, читал газету про вашего царя-ирода нашего президента. Папа зачитался жареными утками и пролил кипящий чай себе в район нижней чакры. Ужас же, ну. Путем опроса нашего герцогства выяснилось, что десять пап из десяти сказали бы нехорошие слова. Уж очень им дорога эта их нижняя чакра.

Если ребенку не повезло и родители его из так называемой интеллигенции, все самое интересное он узнаёт в первых двух классах школы. Это про меня. Когда папа таращил глаза особенным образом и отрывал рот как чайка на охоте (чай на чакру пролил, ну) мама превентивно бросалась на папу и закрывала этот дзот кухонной рукавичкой. Я росла девочкой неглупой, но не в меру любопытной. Понятно было, что папа хочет поделиться со мной запрещенными знаниями, но не может – познать мир мешает мама.

Поэтому оставался двор. И вот там меня научили, чур не хохотать. Значица в первом классе ругались мы страшными словами: жопа, блин и хрен. А, еще фашист. Прекрасный набор, считаю. Когда я каллиграфическим почерком вывела эту обсценную лексику на промокашке, а Мариванна ее зачитала папеньке на родительском собрании, папенька сурово сказал: «Разберемся». А сам хохотал всю дорогу домой, себя вспоминал, по-моему.

В классе у сыночка дети приличные. Ну почти. Вчера рассказывает, жуя печенюшку:
-         Ой, мама. Юриного папу к директору вызвали.
-         За что, - спрашиваю, - такой же мальчик хороший.
-         А он случайно Верупалну обозвал, - хитро отвечает.
-         Однако, - говорю я, - как это можно родную учительницу обозвать?
-         Ну понимаешь, мам. Сначала Назар на перемене Юру в живот пхнул, там где ноги. – сказал сынок. И сделал говорящие глаза.

Я мысленно представила «живот там где ноги». Ага, догадалась я, пхнул в нижнюю чакру. Бедный ребёнок.
-         А потом обозвал обидно. Сказать как?
-         Нет, не стоит, - с превеликим трудом приняла я верное педагогическое решение (я же говорила, я очень любопытная)
-         Ну Юра конечно стал за Назаром бегать. Сдачи надо было отдать. Бегал, бегал, случайно наступил на Маргариту, и с ними еще Маргарита стала бегать.

«Ужас», - подумала я. Крупная, унылая Маргарита, ростом с хорошую пятиклассницу матом не ругается – ей незачем. Все понравившиеся учебники ей отдают просто так, охота была с надорванным ухом сидеть.
-         И тут вдруг перемена закончилась, - продолжил Арсений - Верапална зашла, Назар за неё и спрятался.

Все верно думаю. Модная Верапална такие кринолины носит на работу, что там пол класса вместе с портфелями спрячется.

- А Юрка взял Назару и сказал. Ну, то слово. А Вера Павловна подумала, что это про неё.

Ну тут любопытство меня окончательно прижало и я спросила как бы равнодушным голосом.

-         Так, а что Юра то сказал?
Арсений покраснел и ответил:
- Я мама вслух такое говорить не хочу, а если секретным языком, то Юрка сказал АКУС! -и сделал совсем говорящие глаза.

Полежали мы немного на полу и дальше хозяйственными делами занялись. Всё-таки школьные годы - чудесные. Бабушка наша выслушала эту историю, приготовила обед, посадила сорок розовых кустов, обдумала ситуацию, пришла ко мне и тихо спросила: «Доча. А все-таки, что такое Акус?»
Полежали мы второй раз на полу, вспомнили Довлатовский Абанамат, и снова хозяйственными делами занялись.

А вечером пришла из кухни бабушка с торжественным лицом и строго сказала:
- Я поняла, что такое Акус. Ну знаешь ли…

Третий раз лежать на полу было уже как-то скушно, поэтому мы расцеловали её в бровидомиком и ушли ржать на балкон.

летом

Защитникам посвящается

А утром басом сказали: -Тише мама спит!
Я вздрогнула и попыталась вернуться в сон. Там как раз капитан звездолета пригладил усы фиксатуаром и пожелал жениться на прекрасной незнакомке. На мне, то есть.
Куда там. Наяву кто-то звонко заржал и уронил, судя по малиновому звону, что-то хрустальное. «Сынок»,- подумала я. А потом еще: «Фамильный бабушкин бокал кажется был». Я еще немного подумала и положила подушку на свободное ухо.

Наяву громко затопало и зашипело:- Йошкен кот. Арсений, в кого ты такой неуклюжий? «Вопрос риторический», - вздохнула я. А йошкен кот звонко спросил:
- В тебя?

-Тихо, - выразительно сказал папа Арсения так, что кот свалился с комода, - Мама спит!

Я поплотнее приладила подушку к уху, зажмурилась и попыталась вспомнить оглушающей красоты звездолетчика. Утренний воздух сеял истому, веки тяжелеют, тяже…Из туалета загремело кошачьими лотками и тревожно заверещало:
- Папа, мы опоздаем в школу! – И театральным шопотом добавило: - Ой, мама спит!
И смыло воду. С открытой дверью. Громко.

Я хлебнула чаю с лимоном, заботливо приготовленным себе утренней, нашарила беруши сонною рукою и тут как бы наступила тишина. Я прислушалась: тишина была похожа на ватное одеяло. Например, от сыночка остался только неразборчивый писк. Зато остался сыночкин папа. Выглядело это так: «Пи-пи-пи-пи, где портфель?» и гулким басом «Гу-гу-гу. Тише мама спит!» «Пи-пи-пи-пи-пи, дай двадцать гривен» «Гу-гу-гу, разбежался мама спит!».

«О, мадонна», -подумала я. Звездолетчик растворялся в безбрежном космосе, даже издалека я видела его симпатичный характер. Сквозь прозрачный шлем было заметно, как полная приключений и опасностей судьба подсыпала в пышную его шевелюру пучок застенчиво проступающей седины… Веки тяжеле, тяжеле…

-Пшшш, - сказал кто-то громко. Или кот или утюг, и громко упал. Пришлось окончательно проснуться, водичка таки сделала свое черное дело. «Вот изверги», - решила я и до крайности огорчилась. Понимаете, вчера я обнаружила, что могу утром немного поспать.

Мне дали зуб, честное купеческое слово и фантик от конфеты «Шалена бджілка», что с утра семья будет вести себя как мышки-норушки, уйдут в школу, как будто их тут и не завтракало. Ага, сейчас. На палубу вышел, а палубы нет. В глазах у него помутилось (с).

Я встала, завернулась в плед и, как нифига не дружелюбное привидение, возникла пред очами домочадцев.
-Ой,- самым настоящим шопотом сказали они и попытались смыться в свои офисы-школы.
«ТИШЕ, МАМА СПИТ!» - рявкнула я и заперла за ними дверь. Доброе утро.

Вот сейчас я немного помну кота, затем встану, нарисую лицо и пойду покупать извергам подарки, но почему так громко мурлычет кот, и суётся усами приглаженными фиксатуаром прямо в лицо, почему, веки тяжелеют, тяжеле

  • Current Mood
    thoughtful thoughtful