biobalast (biobalast) wrote,
biobalast
biobalast

Category:

Обыкновенное дело. 1973г, СССР-США

- Квач, квач,- кричали мы хохоча. - Кто ты такой, уходи с нашего двора! -Мальчик был новенький и злой, все как надо.
Я пятаюсь вспомнить , когда впервые их увидела. Какое звание тогда было у дяди Пети, не помню… Помню, что конечно же он был в форме. Помно ощущение красоты его жены. Не помню ее молодую, совсем, но флотские жены одобрительно шептались в увитых виноградной лозой балконах и рисовали какие-то выкройки по мотивам приезжей соседки. А мальчишки у них были самые обыкновенные, трое. С грязными коленками, белыми зубами и рваными штанами.
Конечно, как новеньких, дразнили их страшно. Сейчас бы сказали, нещадно троллили. Первым не выдержал средний:  ногой заслал квач в сиреневое вечернее небо и заорал так, что на помойке заткнулись чайки: - А мой папа герой советского союза, он сбил американский Фантом!
Тихо-тихо стало в пыльном Крымском дворе. Все мы слышали песню «мой фантом на взлетной полосе» и у всех папы были военные моряки.

                Решение Египта о начале войны с Израилем было сделано его президентом и его сирийским коллегой летом 1973. Запланированная дата нападения скрывалась от Кремля до 4 октября, за два дня перед началом военных действий. В тот день Леонид Брежнев послал сообщение Садату  заявление, что в войне должны участвовать одни арабы, хотя Египет мог полагаться на советскую поддержку. Единственным требованием Брежнева было то, чтобы советские гражданские специалисты могли эвакуироваться.  И все это ложилось на корабли 5-й эскадры.      
                 
5-ой эскадрой ВМФ В ее составе было более 50 судов, надводные корабли в основном из состава Черноморского а подводные в основном из Северного флота. Нахождение наших кораблей там обуславливалась необходимостью сохранения военного равновесия между противостоящими системами. Еще в 1971г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев на встрече с избирателями сказал: «В Вашингтоне, видите ли, усматривают угрозу в том, что наши корабли появляются в Средиземном море, Индийском океане, и в других морях. Но при этом американские политики считают нормальным и естественным, что их шестой флот постоянно находится в Средиземном море, что называется под боком у Советского Союза, а седьмой флот  - у берегов Китая и Индокитая. мы готовы решать эту проблему, но решать, как говориться, на равных». Но так как США не выражали готовности сократить присутствие флотов, то и миссия советской Средиземноморской эскадры продолжалась.

                 Взаимоотношения с дружескими странами Средиземноморского бассейна были сложными. В июле 1972г. египтяне выслали приблизительно 17 000 советских техников и советников из страны, но более чем 1000 еще оставались в Египте к началу войны. Не располагая  постоянными базами в Средиземном море СССР вынужден был пользоваться для отдыха личного состава и ремонта портами стран которые предоставляли такую возможность за валюту, но эти визиты тоже зависели от расположения местных властей.

Как известно в боях с Израилем в октябрьской войне участвовали сухопутные части из Марокко, Иордании, Ирака, Саудовской Аравии, артиллерия из Кувейта, ВВС из Ирака и Алжира, военнослужащие из Туниса и Судана. При этом часть из них была доставлена советскими кораблями. В конце августа 1973 года 5-й эскадрой  в обстановке строгой секретности была осуществлена операция по переброске бригады марокканских войск из Алжира в Сирию. Перевозка выполнялась скрытно двумя рейсами на двух наших БДК в охранении кораблей эскадры под прикрытием легенды о якобы проводимом учении по высадке десанта.
 Хотя война началась с неожиданного нападения Египта и Сирии, советские специалисты утверждали, что элемент неожиданности фактически отсутствовал. Согласно их сведениям, израильские силы в районе Суэцкого канала были подняты по тревоге уже 1 октября, а частичная израильская мобилизация началась 4 октября, полную мобилизацию Израиль завершил в 10.00 6 октября в ожидании неизбежного нападения. Все эти очевидные израильские приготовления вынудили арабов начать их нападение ранее чем предназначенные для этого египетские и сирийские силы, завершили окончательные приготовления в районе Суэцкого канала и на Голландских высотах.


  Дядя Петя, папа мальчишек, папа нашего уже закадычного друга Мишки, и папа моей лучшей подруги Юльки, друг с другом не разговаривали, совсем. Где-то, когда-то они пересекались по службе на просторах необъятного Мирового Океана и, похоже, что-то не поделили. Нам тогда скучно было интересовать взрослой жизнью. Одуряюще пахли акации, вечера были по-прежнему сиреневые и бесконечные, партия была наш рулевой и я уже прочитала Пасынки во вселенной. Чего было еще желать?

Вот только периодически нам с Мишкой здорово попадало от наших беспощадных отцов. За разбитую посуду, за не выметенный пол и попросту за вольтерьянство. Следы папиного воспитания я прятала под платьем, а Мишка гордо щеголял фингалами и полосатыми от длинных синяков ногами. Юльку отец не трогал, был тих, и только хмурился, когда она рассказывала, как Мишкин папа опять задержался на работе, пришел неуверенной походкой и куражился пока не падал в алгокольном забвении.
-Ненавижу, - однажды сказал Мишка. Сказал так, что мы не переспрашивали.
              

6 октября из Египта была проведена эвакуация гражданских специалистов, в ней принимали участие несколько судов, Из Сирии наши специалисты были эвакуированы в последний момент, СКР «Куница» вышел из порта в 17.45 с семьями, а в 23.30 израильтяне произвели налет на Латакию. Операция прошла эффективно, но эвакуация несколько ослабляла готовность кораблей 5-й эскадры,  капитаны стремились скорее освободиться от  пассажиров, чтобы сконцентрироваться на подъеме уровня боевой готовности перед началом войны.
               Наши корабли готовились к возможным осложнениям. Шифровку о начале боевых действий командир МТЩ «Рулевой» капитан-лейтенант Петр Козицын получил, едва корабль прошел Гибралтар. Сразу была объявлена боевая тревога. К артиллерийским установкам был подан боезапас, в глубинные бомбы вставили взрыватели. Утром следующего дня корабль получил очередной приказ перейти в сирийский порт Латакия, где обеспечивать выгрузку военной техники и боеприпасов с советских транспортов. В указанном районе в готовности № 1 вести противовоздушную, противолодочную и противоминную оборону. Первым огня не открывать, оружие применять только в случае явной угрозы нападения как на корабль, так и на охраняемые объекты.
             
6 октября в 14.05 египетская артиллерия начала интенсивный обстрел израильских позиций. Одновременно авиация нанесла удары по "линии Бар-Лева" и целям в глубине Синайского полуострова, затем египетские передовые части форсировали Суэцкий канал, и начали готовить переправу для основных сил. В районе 2-й армии мосты были готовы к полуночи 7 октября, а в районе 3-й армии - к 8 октября. По наведенным мостам переправилось около 500 танков. В результате линия Бар-Лева, на которую израильтяне возлагали большие надежды, была захвачена египетскими войсками. В результате ожесточенных боев 7 октября сирийское командование приняло решение остановить наступление и перейти к обороне. Тяжелые потери понесли как сирийские, так и израильские части.
           
Тем временем, АУГ с авианосцем «Индепенденс» соединилась с отрядом,  включавшим  флагманское судно «Маунт Уитни»  к югу от Острова Крит, в то время как десантная группа TF 61/62 находилась в заливе Суза (на северном побережье острова Крит), где и находились на якоре до 25 октября.
            
             10 октября по иностранным данным боевые советские надводные силы в районе конфликта насчитывали 21 судно, включая 3 крейсера, 7 эсминцев часть из которых была оснащена ракетами, 9 фрегатов и корветов, 2 десантных судна, 2 тральщика и ряд вспомогательных судов. Подводные силы уже насчитывали свыше 16 подлодок в том числе,  по крайней мере, четыре атомные. В период с 8 до 13 октября  группа TG  60.1 с авианосцем «Индепенденс» (CVА 62), группа TG 60.2 с авианосцем «Франклин Д. Рузвельт» (CVA 42) и десантное соединение 61/62 с вертолетоносцем «Гуадалканал» (LPH 7) была приведена в готовность для возможной эвакуации американских граждан при непредвиденных обстоятельствах на Ближнем Востоке.
             
-Нее, - сказал на пляже Мишка. –Точно не американский. Еврейский фантом был. Это такие захватчики, им наша родина на Дальнем Востоке целую кучу земли дала. А они посреди чужой земли свое государство построили и теперь воюют со всем миром.

Я как раз про Биробиджан знала всё. Папа служил неподалеку, и мы несколько больше Мишки разбирались про захватчиков, но я не стала ему говорить, зачем? Тем более папа несколько раз меня предупреждал специальным голосом про «болтун находка для шпиона», и нечего подслушивать кухонные разговоры.

Две вновь прибывшие подлодки, по боевому распоряжению генштаба ВМФ были направлены в район  восточной части Средиземного моря у побережья Израиля с задачей поиска и  уничтожения кораблей противника с применением обычного оружия «в соответствии с боевым распоряжением командующего СФ на поход». Задача командирам в таком виде, да еще со ссылкой на распоряжение командующего СФ «…поиск вражеских подводных лодок, слежение, а с началом военных действий их уничтожение» была противоречива и непонятна. Тем не менее, подлодки направились в районы, при этом пришлось провести операцию по обеспечению их отрыва от двух американских фрегатов опекавших лодки с момента входа в Средиземное море. ПЛ «Б-130» была направлена в район юго-восточнее о.Кипр - западнее Хайфы с задачей охраны и обороны транспортов, и командир имел указание «применять противолодочное оружие в интересах их противолодочной обороны».

Командир бригады капитан 1 ранга И.Н.Паргамонов вышел на связь с ЦКП ВМФ и начал настойчиво уточнять задачи лодкам, ссылаясь на возможность возникновения международного конфликта, чем вызвал раздражение московских адмиралов, видимо, и так нервно себя чувствующих в условиях начавшихся, хотя и на суше, боевых действий между Израилем и арабами. После получения упрека за излишнюю осторожность и разбора «в верхах» на третьи сутки подлодки получили указание генштаба ВМФ об отмене ранее отданного приказания на «ведение боевых действий» и подтверждение выполнения ранее поставленной задачи против плавсредств США в районах боевой службы.

Впоследствии, по результатам действий, командиры этих лодок были награждены орденами и получили повышение в должностях, как «получившие настоящий боевой опыт» (!!!)
       
Москва начала посылать технику и вооружение  в Сирию и Египет. Уже 7 октября из черноморских портов Ильичевск, Октябрьский вышли первые советские транспортные корабли с оружием для арабов до 90-92 единиц бронетехники на борт каждого транспорта, среднее время перехода из советских черноморских портов в Сирию или Египет - 3 - 4 дня. Они заходили в терводы Сирии, стояли на внешнем рейде порта Тартус во время боевых действий. С 10 октября, по крайней мере 50 000 тонн грузов достигли  портов Александрии, Тартус и Латакия на борту 18 российских судов.
                                 
11 октября 5-я эскадра в плотную приблизилась к вовлечению в конфликт. В ночь с 11 на 12 октября израильские ракетные катера нанесли новый удар по порту Тартус. В порту Тартусизраильские ракетные катера двумя ракетами «Габриэль» поразили советское торговое судно «Илья Мечников»  Азовского морского пароходства, прибывшее в порт 5 октября с четырьмя тысячами тонн грузов, в том числе и оборудованием для Ефратской ГЭС.
В 8.25 после семи часов борьбы за корабль, горящее судно затонуло. На следующий день  «Илью  Мечникова» отбуксировали на мелководье и притопили. Подобный инцидент случился в предыдущий день в сирийском порту Латакия, там израильские катера ракетами поразили японский и греческий транспорты. От  пробоин    греческое  судно  затонуло, а японское «Yamashiro Maru» получило  повреждения.

По поводу потопления израильтянами советского судна было сделано «Заявление ТАСС» где в жесткой форме руководству Израиля заявлялось что СССР не потерпит подобных действий и агрессоры ответят за свои действия.  Москва отказалась принимать израильское извинение. Советский посол в Вашингтоне, Анатолий Добрынин, заявил от имени Кремля протест по поводу нападения, а также выразил неудовольствие фактами недавнего развертывания американских судов в восточном Средиземноморье.

              11 октября Москва переместила к Сирии три  боевых корабля, а 13 октября разместила ещё несколько  кораблей вдоль сирийского побережья, чтобы охранять транспорты везущие грузы, а  рано утром 13 октября  тральщик «Рулевой» (капитан-лейтенант П.Н.Козицин) и «МТЩ-219» (капитан 3 ранга Е.А.Буслейко) вошли в сирийский порт Латакия. Командир дивизиона капитан 3 ранга К.А.Шовгенов был назначен старшим по охране порта и разгрузке советских транспортов с оружием и техникой, и получил добро на применение оружия. Работа была напряженной, о ходе разгрузки и обстановке командир дивизиона каждый час докладывал Главнокомандующему ВМФ. 14 октября командиры военных кораблей в Средиземноморье получили приказ открывать огонь по мере необходимости по израильским и другим самолетам  воюющих сторон если они  угрожают советским конвоям и транспортам. Все это было сделано потому, что советские поставки шли в Сирию потоком, и их надо было обезопасить

                      10 октября президент Р. Никсон затронул ближневосточную проблему на церемонии вручения национальной медали за технические достижения. После признания президентом заслуг ученых перед государством Р. Никсон сказал следующее: "Если Соединенные Штаты перестанут быть сильными и их сила не будет подтверждена в настоящее время, то мы не будем способны претендовать на роль миротворца на Ближнем Востоке, или же в любой части мира". Сила Соединенных Штатов была подтверждена - 11 октября американское оперативное соединение во главе с авианосцем "Индепенденс" подошло на расстояние 500 миль от побережья Израиля.

Данное выступление совпало с началом новой операции по снабжению Израиля вооружением. Как только Советский Союз 10 октября начал массированные поставки оружия арабским странам, администрация США решила использовать американские гражданские самолеты для перевозки военных грузов в Израиль. 13 октября в 15:30 тридцать транспортных самолетов C-130 с грузом направились в Израиль. Всего за операцию "Никель грасс", продолжавшуюся 32 дня (с 13 октября по 12 ноября) в Израиль было доставлено 22.305 тонн грузов.                     
                   
Советские субмарины, развернутые к Атлантике направлялись в район Гибралтарского пролива ждать американское подкрепление.
                С 13 октября израильская армия продолжала наступление на Дамаск, которое было остановлено только 16 октября в связи с полным истощением сил обеих сторон. Столкновения продолжались до 24 октября, когда в соответствии с резолюцией СБ ООН боевые действия были прекращены.
               
16 октября в боевое соприкосновение с израильскими самолетами вступили  овровские корабли МТЩ пр.266М «Рулевой» (капитан-лейтенант П.Н.Козицин) и «МТЩ-219» (капитан 3 ранга Е.А.Буслейко). Пять израильских самолетов - два "Миража" и три "Фантома", отбомбившись по Дамаску, возвращались на базу. Их полет проходил над Латакией.Целеуказание о приближении скоростных воздушных целей пришло на МТЩ "Рулевой" заблаговременно, так что зенитчики корабля были готовы к худшему развитию событий. Так и произошло. Один из "Фантомов" отделился от группы и вышел на боевой курс, идя прямо на советский тральщик. По-видимому, он не до конца освободился от своих бомб и ракет и "приберег" кое-что и для морских целей. МТЩ «Рулевой» занимал позицию в порту прямо напротив выхода в море.

Командир МТЩ «Рулевой», ныне капитан 1 ранга в отставке Петр Козицын вспоминал: «В рубке МТЩ "Рулевой" нервы у офицеров были напряжены до предела. До сих пор помню суровые и сосредоточенные лица своего старпома старшего лейтенанта Юрия Любвина и командира БЧ-2 старшего лейтенанта Валерия Дорофеева. Как быть? Самолет приближался к нам с кормовых курсовых углов с явно агрессивными целями. Промедлишь секунду-другую - получишь бомбу или ракету, и от корабля ничего не останется. Ведь для Израиля мы - "обычная" вражеская цель. Когда "Фантом" на высоте около 700 метров вошел в пике, я понял, что дальше медлить уже нельзя. Судя по докладам, радиолокационная станция МР-104 "Рысь" цель захватила и уверенно вела, кормовая артиллерийская установка АК-230 была готова стрелять. Когда командир радиометристов М3А крикнул: "Данные выработаны", я приказал открыть огонь на поражение».

"Фантом" упал за центральным молом, взорвавшись в момент соприкосновения с водой. Лётчики выпрыгнуть не успели. На место падения быстро вышли небольшие сирийские катера, но, кроме расплывающегося по морю керосинового пятна, никаких плавающих останков не обнаружили. Глубины здесь были большими.

«Об инциденте я доложил по инстанциям. Через 15 минут поспецсвязи меня вызвал Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков. Главком потребовал доложить о расходе боезапаса и сообщить подробности происшедшего боя. Так как все мои команды были записаны на магнитофон, я быстро восстановил картину боя и направил "эти несколько секунд" из жизни корабля в Москву. Мне также сообщили: завтра ждите комиссию из Главного политического управления, то есть от Епишева. Она даст оценку вашим действиям».

         Мы гуляли отвальную у старшего Мишкиного брата, армия. Гуляли широко, с деревянными плашками, поставленными на табуреты, попробуй вмести весь двор. С ведрами разноцветного винегрета. С чередой бесконечных бутылок водки, которые доверчиво плавали в ледяной воде в ванной и все равно не успевали охлаждаться. С трациционным третьим тостом «За тех кто в море, на вахте и на гауптвахте». И с не менее традиционными «На пирсе тихо в час ночной» и «Ой мороз мороз». Большинство настоящего мороза не видели, но петь было приятно. Империя летела в тар-тарары, что делать, как жить, поэтому пели.
А на кухне дядя Петя близко держал моего папу за пуговицу и быстро рассказывал. «Страшно, страшно было, понимаешь. Москва накрутила так что в гальюн очередь стояла. Вроде огонь на поражение, а вроде ответите за самовол. И что делать? Суровые и сосредоточенные лица, как же. В животе урчало от нервов. Ну выпили конечно, не без этого. И вот понимаешь докладывют мне, что мол куражится самолет-то, то с носа, то с кормы, пугает. Я и психанул. И с кормы его, при наборе высоты…Не спасли никого конечно». - Ох епт, ох епт,  -говорил папа, и свободной от стакана рукой отцеплял от себя совершенно трезвого дядю Петю.

На следующий день прибыла комиссия  из 15 человек, она сделала заявление - за открытие несанкционированного огня командира тральщика снять с должности, остальных офицеров тоже наказать, но не так строго. К счастью положение спас главный военный советник в Сирии. Он слетал в Москву на посольском самолете и все уладил. В результате  за проявленное мужество и отвагу по итогам боевой службы капитан 3 ранга П.Н.Козицин был награждены орденом Красного Знамени.                    

Потом еще каплей Лисицын сбил израильский Фантом. (оба случая нападения Израиль отрицал) К девятнадатому октября было понятно, что к этому времени, поражение арабов было неизбежно.

-Я очень его любила, -сказала мне через несколько лет дяди Петина жена. - Очень. Потом его чуть не посадили, я седая совсем стала. А через полгода индульгенция и орден. С тех и пьет без перерывов на жизнь.
Я не знала, что ответить и промямлила что-то вроде:  -А дети. У вас хорошие дети.
-Девочка,  -сказала мне дяди Петина жена, - какая ты еще девочка.
             
21 октября Садат  обратился к СССР, чтобы принять немедленные меры для установления перемирия. Совет Безопасности ООН разработал резолюцию №  388 предусматривающую конец  всем военным действиямКазалось, что конфликт благополучно разрешен и можно переходить к переговорному процессу. Но находящийся на восточном берегу  Суэцкого канала командующий 3-й египетской армией - полностью окруженной израильтянами - игнорируя распоряжения из Каира,  сделал повторную попытку пробиться на свободу. Израиль немедленно воспользовался нарушением соглашения о прекращении огня и начал новое наступление.
Кофликт, или война Судного дня продолжалась еще десять дней.


Папа моей лучшей подруги Юльки служил у дяди Пети на корабле замполитом. Надо ли объяснять, что такое был замполит на судне? Он первым обязан был сообщать о любом ЧП, о противоправных действиях командира… После той войны он не запил, просто замолчал.
Он умер в Севастополе от инфаркта, когда ему не было пятидесяти. Шел из магазина домой, упал и пролежал почти до рассвета. Пока его жена и дочь искали его. И никто не подошел, хотя лежал под фонарем. Мало ли алкаш какой валялется.
Дядя Петя с тех пор запил еще сильнее, и недавно умер, не отличимый от других оборованцев из под гастронома.

Страшное время, страшная судьба. Умерли отцы моих друзей, я живу в Киеве, а мой собственный отец живет в пыльном городе на Волге, которая впадает в Каспийское море. Все возвращается.
У папы теперь есть свой Брюс Всемогущий. Папа смотрит канал Россия 24, который каждый вечер радуется «оттого что Петрову стало плохо Сидорову стало хорошо» и совсем забылпро то, как мой дед, донской казак, конокрад, висельник и капраз ВМФ ЧФ отлупил сорокалетнего папу за то, что папа вкратце пересказал ему содержание Архипелаг Гулаг.

Командир МТЩ «Рулевой», ныне капитан 1 ранга в отставке Петр Козицын вспоминал: «Обстановка в порту Латакия сложилась очень напряженная. Дыхание войны чувствовалось повсюду. Мы непрерывно поддерживали связь с Москвой…»

Киев, мать городов русских.
2014
В процессе написания использовалась статья А. Розина и воспоминания.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →