biobalast (biobalast) wrote,
biobalast
biobalast

Category:

Быть вместе. Быть человеком

http://www.pl.com.ua/?pid=49&artid=29523#comments
Вторая жена. Первую он сам бросил, застал с каким-то, с усиками вразлет. Да я как подумаю про него и Марину эту, руки липкие становятся, от бешенства. Это ж как деньги надо любить. Он же алкаш был, натурально алкаш. Жрал свое пойло до полного изумления. У него уже метеоризм хронический наступил. С ума сходить стал: как-то  с резиновой уточкой в ванной купался, пузыри пускал и хохотал. А я рядом стояла и следила, чтоб не утонул, скотина.
Какой там секс, что ты. С утра супу съест, водителя дождется и вперед, родину защищать. Огневые рубежи от акул империализма. А вечером несет матросик его спатеньки, чуть не плача от нечеловеческого напряжения. Толстый, китель заблеванный, одним словом – орёл. А тут Марина! Мне жена капраза с флагманского рассказала. Марина ему, пьяненькому, ноги моет… Я как представила дуру эту, аж легче стало. Ну, - думаю, - аллес капут, отмучалась. Сгорел сарай гори и хата. Квартиру я у него отберу, ничего, ему еще одну дадут.  

А в тот день когда я чемодан собрала, ему адмирала дали. Из Москвы высокое начальство прибыло. Погрузились на катер и поехали на остров у побережья, обмывать. Погода как раз была – загляденье, солнце во всю.  «Что б ты сдох,  -думаю, -прямо на том острове, робинзон хренов». И села вещи перебирать, маме письмо написала.
Под ночь начали звонить остальные жены, рассказывать про своих, как явились, цвет каспийской флотилии, единым фронтом в невпихуемом состоянии. Один из Московских гостей без переднего зуба, а так ничего. А моего-то нет! Все есть, а этого нет. Давай я обзванивать, кто, как, кто его последним видел. Лейтенантик, который катер привел, говорит вышли из кустов редкой цепью, шатаются, орут срочно на борт, давай в кабак, к бабам, к цыганам нужное подчеркнуть, заводи. Пока ехали, командармов разморило, попадали в машину и по домам.
«Ёмаё, - думаю.- Погибла надежда офицерства». Позвонила на КПП, через час машину прислали. И с фонарем, вместе с водителем все ночь  искали адмиральское тело. Никто, никто из дружков его не поехал. Бегаю я по кустам с фонарем, кричу «Юра, Юра», а сама вспоминаю, каким он был. Каким же он хорошим был, умным. В академию сразу поступил. Говорили с ним ночами напролет, читал все время. Он и подкатил-то ко мне, в гости напрашиваясь со словами «Не вижу почему бы благородному дону не посмотреть ируканские ковры». Ого, думаю. Ну и пошли ковры смотреть.

Нашли под утро. Лежит в кустах, сипит, красный как Монтигомо Системная Ошибка Племени, ожоги второй степени, обезвоживание, язык ко рту как бревно. Орёл…
Так и не развелась, понимаешь? Марине сказала, что кислотой оболью, адмирала закодировала, так и осталась.
Знаешь, может быть он - это самое хорошее, что случилось со мной за последние двадцать лет.

Второе письмо. …ты понимаешь, я и не вспоминаю его каждый день. Только снится иногда.      Что могло быть по-другому. Что я все-таки поговорила с ним в тот день. Редко, да. Только просыпаюсь иногда, а сердце где-то в горле колотится... Совесть, знаешь такая вещь оказалась, не унести не выбросить.
…да какой был. Никакой. Пепельный, незаметный. Сосед и сосед, добрый очень. Я вся в себе тогда была, любовь у меня невозможная, только переехали. А этот как-то странно работал сутки- не сутки, дома часто бывал. Как-то раз письмо мне написал, стихи , не помню. Помню смеялись очень, я ему строго настрого приказала «глупости забыть» и начать наконец дружить домами.
Он нянчился со мной. А я почти не помню его лица. Он приносил мне раритетные пластинки, редкие книги: я же сказала что люблю читать… Он выхаживал мою дурацкую собаку, у которой то воспаление легких, то ногу свело, то шерсть вылезла. Потому что мы работали от рассвета до судорог в мышцах. А он старался быть ненавязчивым, и, знаешь, это у него почти получилось.
Милиция пришла в понедельник. Про соседа спрашивали, кто такой, почему. А сразу за ними пришли люди в масках и космических костюмах, с пробирками, лакмусовыми бумажками. И приговор: здесь нельзя жить. Месяц назад  сосед вынес со своего секретного трудоустройства килограмм ртути в жестяной банке из-под горошка. И она конечно пролилась. Отравило к чертям его третий этаж, нас и молодую  перспективную пару с первого.
…в милиции били. Я ему ничего не говорила, видно было что и так человек в сумерках. Своих забот хватало, мини-фукусиму свою личную разгребать. Квартиру не продашь, ехать некуда, только держись. А молодая перспективная пара каждый день истерила у его дверей. Он с пачкой денег ходил по подъезду, еще более пепельный чем всегда. Каялся.
… в тот день прогнала. Он вечером позвонил в дверь, сказал «поговорите со мной». А мне некогда, а у меня ни времени ни желания. Он постоял, пробормотал «да, да, простите, я все понимаю», поднялся к себе и в коридоре повесился. Мы продали квартиру за копейки,  с мужем я развелась, потом с еще одним развелась, да и не вспоминала его, почти.
…его мама. Сейчас человека найти проблемы не составляет. Тогда, пятнадцать лет назад ей в милиции отдали письмо. Первая часть письма была маме. А вторая мне.

Она рассказывает, курит и плачет. Взрослая успешная женщина.
Я допиваю свое вино и не знаю что сказать. Может вот так, мимо, и проходит что-то важное? А нужно найти пару слов и минуту времени?  Я тоже не Франциск Асизский, я почти не слушаю тех, кто мне не интересен. Из равнодушия я обижаю тех, кто любит меня, из гордости обижаю тех, кого люблю я.
Только я верю, есть еще время.  Пока не пришло второе письмо.


Второй заместитель. Ты относишься к проекту как большая. Нервничаешь, хочешь подменить собой всех болванов. Ухо от телефона, как осенний гриб - влажное и расплющенное. Пишешь задание на день, а сотрудник пишет тебе после обеда в скайп: «простите за то что я пришел с утра на работу с перегаром, я же мужчина». И у тебя ум за разум заходит. А второй пишет вместо отчета: «А давайте откроем сеть электро заправок. Проект бомба». И у тебя трусятся руки, и ум выходит из-за разума вместе с нервной системой. В обед выясняется, что прибыла партия унитазов из Гонконга. Часть разбили, часть унитазов оказались голубого цвета, а в один вообще насрали.
- Как насрали? - изумляюсь я.  - Жопой, -говорит она. -Водитель перевозил в кузове родственника, вокруг людно, пробка. Организм не выдержал.

Вчера начальник охраны офисного центра кричал в трубку кому-то вышестоящему: «Кого вы прислали? Это не охранник, это хипстер какой-то, я б послал его да только он уже там был. Откуда знаю? По нему ВИДНО.

Понимаешь, мне хочется оказаться в мире, где сотрудницы в жутких розочках не душатся какой-то вонючей концентрированной сыростью. Где сотрудники стирают носки и не курят самосад. Очень хочется остаться женщиной, даже если из под юбки звенят бубенцы.

Один поставщик говорит, дайте мне переводчика, я не понимаю что вы мне тут говорите, напишите заявку на унитазы на бумажке с большой гербовой печатью. Бумагу курьером лично в руки, никаких явок и паролей. Тайна вклада, храните деньги в сберегательной кассе. Второй говорит мне, что я из села кукуево, бумагу сейчас никто не пользует, пишите мне заявки исключительно на е-мейл. Я рассмотрю в течении недели.
Третий - умнейший мужик, пробы ставить негде. Разговаривает голосом Левитана, строг, сух и опасен.
А потом приезжает к тебе в командировку на «переговоры» и оказывается важным румяным мальчишкой лет двадцати пяти. Умненьким, но мальчишкой. К вечеру, вместо щетины у него на лице вырастает пух, он умеет стесняться, смеяться и тоже все помнит про ируканские ковры и благородных донов. А бухгалтер его, профессиональная тетка, оказывается фриком в малиновых шуршащих штанах.
Тетка ничего не знает про пацаков и чатлан, зато хохочет басом, любит коньяк, любит, когда ее называют финансовым директором и застенчиво басит после третьей рюмки: «Сама ты бухгалтер».



 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →