biobalast (biobalast) wrote,
biobalast
biobalast

Category:

Эволюция Хачатуряна

Вот вы опять скажете, что я вру. Но в жизни случаются такие композиции, что впору встать в позу мексиканского кактуса, посмотреть в небушко и вопросить: «Как? Как это у тебя получается?»

К Петровой и её антиквару третьего дня приходил Иван Хачатурян, её бывший сосед и друг. Сначала в дверь позвонили. Петрова, преодолев наготу и стыд природную лень, распахнула дверь. Это пришел Хачатурян. Ну как пришел, сначала он сунул в приоткрывшуюся дверь миллион алых роз, отчего антиквар немедленно почувствовал себя жадиной-говядиной. Потом вошел сам, сверкая полукилограммовой золотой цепью типа бисмарк на темной груди. Оказалось Иван Хачатурян пришел Петрову благодарить. Десять лет назад, сама не ведая что творит, Петрова дала ему путевку в жизнь.

Как-то раз Петрова стала хомяководом. Два разнополых комка шерсти мило пучили на Петрову из трехлитровой банки свои бессмысленные глаза. Пучили и какали, причем все одновременно. Дальше я вам про жизнь хомяков рассказывать, с вашего позволения, не буду. Все и так знают: Петрова любила хомяков, а хомяки любили друг друга. Хомяк-девочка стала толстая как ангоровая варежка и одним прекрасным утром родила тринадцать детей. Запах хомяцкой жизнедеятельности стал перекрывать даже освежитель воздуха Альпийские луга. Впечатлительной Петровой так и снилось: горы, солнце, безбрежная зеленая травка. А в травке аккуратными стопками вонючие кучки, кучки, кучки…а в них кольчатые черви, черви, черви…
Ужас. Перед Петровой вплотную встала проблема: кто сильнее, её внутренний академик Вавилов или вечно-голодный соседкин кот сомнительного происхождения.

И вот тут-то в пеструю нить нашего повествования вплетается юный Иван Хачатурян - беженец из Семипалатинска. Всем дружным Хачатурянским кланом они переехали к нам в герцогство, купили десять домов на пятьдесят семей, как вдруг, внезапно, закончились деньги.

Работящие Хачатуряны брались за любую работу, заветы предков в бандиты и остальные маргиналы ходить не велели. А конкретно Иван, имевший запись в личном деле «склонность к бродяжничеству» и «подозрение на тяжелую контузию», устроился в пункт назначения приема стеклотары. Доходное место оказалось сложным и упоительным, во всех смыслах этого слова. В герцогстве было столько упившихся навзничь алкоголиков, что к закату Хачатурян уставал, как кариатида под балконом. И вот в момент, когда Хачатурян уж было приготовился взять на душу грех и нажраться в сопли, не смотря на заветы предков, Петрова вывела весь свой зверинец во двор. Потом Петрова мне призналась, что хотела поступить как папа и мама мальчика-с-пальчик: завести детей подальше в лес и бросить. Хачатурян посмотрел на хомяков, хомяки внимательно посмотрели на Хачатуряна, и он сказал задушевно: «Слюшай! Отдай хомячат мне, и тебе легче будет, и моим братьям и сёстрам будет чем заняться, у меня их вон сколько». И Петрова, смахнув слезу, отдала зверинец в хорошие руки.




Вот собственно и всё краткое содержание предыдущей серии. Петрова с тех пор сменила несколько антикваров, а Хачатурян с хомяками канул по слухам в соседнее герцогство. Дальше события развивались довольно бодро.

Тринадцать хомяков он сменил в зоомагазине на аквариум и рыбок. Рыбок сменил на полудохлого енота. Вскормил животное грудью чем мог и сменил на крокодила. Крокодила втюхал какой-то дуре с ногами, за тыщу безусловных единиц. А тыщу потратил чисто на гудвилл: купил костюм с отливом и распустил о себе приятные слухи, посредством обедов с полезными депутатами.

В результате Хачатурян оказался счастливым обладателем двух гектаров каменистой земли в аренде на девяносто девять лет и - да! пары-тройки хомяков. Для души. Хачатурян рассудил, что дольше он все равно не проживет, а там хоть трава не расти. Трава там и не росла. Там вообще ничего не росло.

Надобно сказать, что на моей малой родине быть огородником равносильно признанию в невменяемости. Землю там привозят машинами, а воду цистернами, по графику угодному районной администрации. Если случайно удастся воткнуть в этот бетон лопату, то можно найти все что угодно: череп древнего скифа, осколок снаряда, кусок мозаики, черепок амфоры. Все, кроме земли которую так любят кольчатые черви и овощи.

Пока Хачатурян грустно думал во сколько ему выльется посевная, у хомяков начался мор. Один за другим под дружное рыдание хачатурянчиков, грызуны уходили в хомяковый рай. И во время пышных, по просьбе детей, похорон, Хачатуряна осенило: он открыл кладбище домашних животных. В два раза элитней, чем Байковое. Фортуна, наконец, вспомнила о Хачатуряне.

А он вчера вспомнил про Петрову. Говорит, хоронил богатого кота. Ящик красного дерева, крошечный обелиск, дама рыдает, полковой оркестр играет под сурдинку. Шучу, увлеклась.
В общем, всё чинно благородно. Муж дамы в конце пищевой цепочки и на вершине пирамиды Маслоу. Хачатурян лично исполняет обряд, копнул раз, копнул два и нашел древнюю монету. «Слюший, смотрю, вылитый Петрова. Особенно в профиль». И поехал.

Теперь у Петровой есть миллион алых роз, скандал с антикваром и денежка с ругательной надписью. Всё что надо для счастья, я считаю.

Монета, кстати, подлинная:




Subscribe

  • (no subject)

    простите, какие то нехорошие люди взломали журнал) пусть старенький -но он дорог мне как память

  • Без войны

    - Или вот еще Дарданеллы, - говорит Петров, - что вы знаете о Дарданеллах? О Дарданеллах мы знаем ровно то, чему нас учили в школе, это пролив…

  • Теория групп

    В такое странное время живем, все живое начало сбиваться. В кружки по интересам, в стаи, а кто поумнее - в банды. Знаю, например, трех вполне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 140 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    простите, какие то нехорошие люди взломали журнал) пусть старенький -но он дорог мне как память

  • Без войны

    - Или вот еще Дарданеллы, - говорит Петров, - что вы знаете о Дарданеллах? О Дарданеллах мы знаем ровно то, чему нас учили в школе, это пролив…

  • Теория групп

    В такое странное время живем, все живое начало сбиваться. В кружки по интересам, в стаи, а кто поумнее - в банды. Знаю, например, трех вполне…