?

Log in

простите, какие то нехорошие люди взломали журнал) пусть старенький -но он дорог мне как память

Без войны

   - Или вот еще Дарданеллы, - говорит Петров,  - что вы знаете о Дарданеллах?
О Дарданеллах мы знаем ровно то, чему нас учили в школе, это пролив между Эгейским и Мраморным, длинный и узкий как цуккини и вообще Волга впадает в Каспийское море.
–Нееет,  -машет Петров огурцом на вилке,  - Дарданеллы моего детства это практически антисоветский портал. У нас в райцентре дом офицеров построили, все как положено лицом на главную улицу, а матросский клуб прямо за ним, крыльцом в лес. И пройти к Матросскому клубу можно было в обход, а это долго, а можно - по узкому проходу между забором ДОФа и забором военной части для штрафников. Так вот детям запрещали по нему ходить.
-Они что кидались чем то? - догадываемся мы.
-Они ругались. - с удовольствием говорит Петров.  - Господи как же они ругались. Мы приходили и часами слушали. Про Андропова, про советскую власть, про Афган. Так что у нас тоже было свое бибиси.

      Или вот еще Иванов. Он живет в Чехово. Иванов в юности исходил с палаткой пол Крыма. С особенным удовольствием вспоминал поход на Мангуп, когда в озере у подножья горы кто-то утонул, а они с закадычным другом Анваром ночью с факелами ловили раков. Пьяненький Иванов собирал раков и спрашивал тревожным голосом у Анвара «Скажи мне, это же не поэтому они такие жирные, да?» А на Сарыче, теперь уже пьяненький  Анвар, не хотел заходить в ледяною воду, а красоты хотелось. Поэтому он надевал маску и макал лицо в воду. И долго-долго, пока хватало воздуха, рассматривал рыб, отклячив попу. Когда полузадохнувшийся восторженный Анвар вынул лицо и счастливо прошептал:  - О мать природа! - Иванов от смеха упал с камня. Прямо в ледяную воду. Они дружат много лет, а недавно Иванов узнал что Анвар этнический крымский татарин, со всеми вытекающими политическими взглядами. Угадайте, разговаривают они друг с другом или нет?
      
    Или вот еще, в девять лет я стала жить под пианино. Прижала крышкой покрывало, и стала жить. С собой я взяла все самое нужное: черно-белую фотографию порта Бердянск Азов, зажженную свечу и пакет пайковых кальмаров. Тогда все дети боялись ядерной войны, пионерская правда печатала грустные истории, а дома висел украденный из части папой плакат о поведении человека во время сброса атомной бомбы. Мама и папа каждый вечер кричали, и, кажется, собрались разводиться. Я стала плохо спать и тогда  придумала себе Эльвиру.  Эльвира это я, я должна жить в Чехословакии долго и счастливо, но ее/меня подменили в роддоме. Мои настоящие родители живут где то в Карловых Варах, уже точно всё знают и очень меня ищут. Слабым звеном во всей этой истории было моё фотографическое сходство с настоящими папой и мамой. Мне девять, я живу под пианино, сквозь дырку в покрывале смотрю добрый фильм про печальную рыбу солнце и мечтаю.

Потом помирились родители, я перестала читать газеты и использовала пианино исключительно по прямому назначению.

В последнее время, мне часто снится один сон. Я перед монитором, на мониторе сайт - доска объявлений, куплю, отдам, сдам. Я открываю раздел музыкальные инструменты и читаю. Во сне, моё любимое развлечение читать объявления про «продам пианино», я открываю каждое, подолгу изучаю: год выпуска, цвет, состояние, мне обязательно нужно выбрать самое лучшее, самое надежное, а когда просыпаюсь, я абсолютно счастлива.
И у меня мокрое от слез лицо.

Теория групп

В такое странное время живем, все живое начало сбиваться. В кружки по интересам, в стаи, а кто поумнее - в банды.
      
     Знаю, например, трех вполне здоровых женщин, которые, несколько утомившись от инфоподпространства, занялись рукодельем, в обществе себе подобных. Одна оторигамила все, что шелестело, вторая вышивает крестиком исподнее, третья записалась в труппу кукольного театра буратиной, а четвертая вообще трансгрессивно похудела на двадцать килограмм, скоро полетит.
     
      Вот помню, как-то одна знакомая женщина в стаю сбилась, случайно. На рынок пошла, за картошкой: себя показать и вообще посмотреть, какие тренды сейчас, что носят. А там как в анекдоте - за плечами сто лет одиночества, сын как будто не от нее, в трюмо не помещается, собственная мать-ехидна, а тут Он: стоит, покачивается. Ну как не взять ничейного мужчину, коея интеллигентная гуманитарная составляющая одновременно пахнет скукой, мясом и пивом? Тем более бизнес уже у него был: и не надо тут смеяться, семечки в розницу и оптом, В2В.

     Женщины эта оказалась чистой воды ангел, спросила у соседей по торговой площадке, есть ли у мужчины опекун женского полу или можно брать? Берите-берите, закричали коллеги и прослезились, все же старенькие блогеры в детстве плакали под кая-герду?
И только одна продавщица тыквенными семечками сурово посмотрела им вслед.
  
Вы, поди, думаете, что женщина эта глупая и недальновидная и оставит он ее без штанов? Женщина просто эта в стаю сбиться хотела, почти с детства. И все методы перепробовала: на рассвете вставала, например, по первой росе суженого звать, на йоге засыпала, работу работала и даже квартирку купила. А мужчина, наоборот, собаку привел, с красивым названием Носок, ну и что, что пьющий (не Носок). 
    
     Закончилось всё по обоюдному согласию. Мужчина  в легкой форме спился, и отдал свое В2В и сердце хитрой торговке тыквенными слева, потому что постоянно закусывать семечками это очень вредно.
   А у той, первой женщины, теперь есть Носок и два штампа о прошедшем замужестве: какбэ дебет и кредит. А с штампами теперь и на встрече одноклассников не стыдно.

Главное во всем этом, я считаю, не ошибиться, в банду или на рынок…



 

2015. Січень

Январь я знаю как облупленного, бродишь туда-сюда по колено в замороженной воде, ромашек нет, свежей малины нет, собачки выбегают на пять минут оправиться и вздохнуть, и только мохнатые коты валяются по батареям и отопительным приборам – этим инопланетянам  все равно.

Мой день рождения в конце января, ничего хорошего. Помню там, в детстве, к концу января вкусного в доме уже ничего не оставалось. Доедали майонез провансаль - драгоценный и редкий, как загадочные приправы из Тысячи и одной ночи, доедали сыровяленую, присланную бабушкой в фанерной коробке через всю страну… Мама колбасу бережет и выдает мне по пять ломтиков в день, но к моему дню рождения колбаса все равно заканчивается. Зато в доме всегда много зеленых маринованных помидоров, с тех пор я их не ем.

В январе начинается третья четверть, самая длинная и противная, дни становятся длиннее, елка стоит до конца января. Только в январе остро помнится детский сад, бесконечная вермишелевая запеканка и усатая нянечка, похожая на полковую лошадь и гингему одновременно. Но есть и хорошее, по телевизору показывают Москва-Кассиопея, эх скорей  бы наступило будущее. И оно наступило.
В том времени, где я живу в будущем, в рождество идет дождь, а снег, в основном, выпадает в начале февраля. В январе же, днем шпарит совсем весеннее солнце, ошалелые птицы носятся как попало и коты столбиками стоят в окнах с дрожащими подбородками – охотятся.

В будущем многое поменялось, но по-прежнему остро стоит квартирный вопрос и по-прежнему с размахом отмечают праздники. К первым снегопадам последний огурец разрезан и съеден прямо без соли. И наступает она, посталкогольная депрессия. Я так думаю, потому что мне начинают попадаться они – мужчины в депрессии.

Мужчина в депрессии, да и мужчина вообще обращается к в врачам только после того, как видит светлый тоннель, а в конце него приветливо кивающего дяденьку неясной конфессии. В остальное время он пьет, ест, врет, нервничает, излишества всякие нехорошие… А особенно нервничает.

Встреченный сосед номер один: не хочу жениться, вот и дядя мой единокровный еще не женат. На логичное замечание, что видела я вашего дядю, из него уже лет десять как песок сыпется и у него энурез, фурункулез и насморк, сосед не реагирует. Сосед уверен, что мужчина обыкновенно жениться не любит. Во- первых это дорого, во-вторых никогда не знаешь, что из жены вырастет. Брал в жены хрупкую нимфу с хрустальным голосом, а целый год разводиться пришлось с теткой поперек себя шире и такими же амбициями.

Встреченный сосед номер два: телефон косметолога своего не подскажешь, на предмет скорейшего омоложения? А. Понятно. Депрессия номер два – геронтология. Есть ли жизнь после тридцати, сорока, пятидесяти, шести- да о чем вы вообще? Думаете, это только тетеньки преклонного возраста с ботоксом ходят? Ага, размечтались. «Дооо, говорят одобрительными голосами мужчины, как прекрасно стареет Джек Николсон, а неугомонный наш Клинт Иствуд, доооо» А сами сжимают влажной ладошкой свежее фото Сильвио Берлускони, и бегут и ним к косметологу, и протягивают запыхавшись доктору со словами» «Вот чтоб я в его возрасте – только так!»

Встреченный сосед номер три, напевая «Тагаааанка, я твой бессмертный арестант»:
- Слышала? Новую криминальную драму сняли – Заложник 789 называется.
Так как в наше время добывание мамонта и зарабатывание денежек иногда сопряжено с попранием уголовного кодекса и даже конституции вместе с гарантом, то риск загреметь имеет каждый. Возможно, именно этим объясняется, на первый взгляд совершенно дикое, желание мужчин слушать шансон и смотреть, например, Бригада-2, наследник.

Сосед номер четыре стоял отрицательным углом к земле и шумно дышал как конь. Ясно было одно - диалога не получается.

Я, собственно, к чему: ура- у нас, в будущем, закончились праздники. Сейчас наши мужчины перестанут расстраиваться и думать, где они свернули не туда, и, наконец, начнут строить это наше сложное, трудное, выстраданное настоящее.

Есть у вашего начальника семья, или нет, легко проверяется эмпирическим путем в рождественские праздники.  Если он одинокий трудоголик с отвратительным характером, таким, что даже самая отъявленная охотница за потенциальными мужьями  брезгует ему пирожков с ливером напечь, он вынужден вызывать трудовой коллектив второго января на работу.

В пустом офисном центре беззащитный коллектив можно радовать, как душа пожелает. Можно, например, совещание провести, с подведением итогов года. Коротенько так, частиков на шесть.  Можно каждого сотрудника  по отдельности разъяснить. Муравьев вот, в общем и целом, сотрудник неплохой, но туповат медленный как морская корова ламантин. Гауляйтер Белкина тоже ничего, женщина злобная и корыстная – как и положено руководителю отдела закупок. Носорогов – ленивая сволочь, но обаятельный. В общем, в пустом офисе сотрудников можно спокойно отвлечь от мечт про повышение оклада в текущем году всякой ерундой – сплочением коллектива, родством душ и остальным полезным тимбилингом.

В прошлом году все было как всегда, хмурые лица с помятостью разной степени собрались в конференц зале. Николай Петрович медленно оглядел прячущий глаза коллектив. По новому колечку гауляйтер Белкиной сразу видно было, что к ней приходил Дед Мороз, Зайцевой баба Наталле в Риме прикупила шубу, Санта Клаус заглянул к референту и привез новый автомобиль, и только к коммерческому Хорькову явно приходил Карачун. У Хорькова под глазами были черные круги как у панды, мелко тряслись руки и сохли искусанные новогодними нимфами губы. Ошую стояла двухлитровая минералка, одесную ананасовый фреш. Картина маслом «Приказано выжить».

Николай Петрович брезгливо потряс синим листочком перед своим носом и вопросил именно Хорькова :
- Это что, я вас спрашиваю? Где Петрова?
Хорьков откашлялся и встал, для трезвого он был слишком раскован:
-Утром заезжал муж Петровой и просил вам передать бюллетень, - посмотрел на розового от злости начальника и добавил:
- С чувством глубокого сожаления, геноссе.
-С каким чувством, Хорьков? Петрова ваша подчиненная, главбух, на минуточку. Кто? кто, я спрашиваю, отчеты будет сдавать? Может Белкина?
Гауляйтер Белкина замахала отрицательно головой с такой нечеловеческой силой что Хорькова замутило.
-Что с Петровой? Когда выйдет?
Уже успевший сесть Хорьков длинно, по-лошадиному, вздохнул и встал опять. Больничный Петровой он, естественно, не прочитал: слишком мелкими казались с утра буквы.

По кругу конференционного стола синий лист мягко лег перед Хорьковым. Хорьков снова сел, хлебнул соку и в графе диагноз неожиданно прочел: берзопет. Зажмурил правый глаз: берзопет, зажмурил левый: ничего, все по прежнему. Хорьков приободрился и уверенно сообщил:
-У Петровой берзопет.  – Посмотрел на удивленных коллег, пожал плечом и уверено добавил, - обыкновенный берзопет.

Что такое берзопет, его клиническая картина и как долго он лечится, не знал не только Хорьков, этого не знал никто. Через час бесплодных попыток выяснилось, что про берзопет не слышал ни гугл, ни яндекс, ни бинг, ни даже техничка с дворянским именем Верапална, а Верапална, по слухам, знала все.

Коллектив пригорюнился. Мужу Петровой звонить было нельзя ни в коем случае. А вдруг эта редкая болезнь еще и заразная, или опасная? А как же отчеты? А как же анализ хозяйственной деятельности?

Николай Петрович смурно достал из стола рюмку и, не чинясь, выпил, как обычная пьяница, как вдруг в его ноутбуке запиликало и на весь экран возникла румяная и счастливая Петрова:
-Николай Петрович, радостно закричала она! Девочка!
-Ничего не понимаю, - растерянно сказал начальник обычным человеческим голосом.
- Ну девочка же у меня будет! Вы больничный мой читали? Беременность тридцать недель, вон, вон слева, сокращенно написано «бер30нед». Вы за отчеты не волнуйтесь, я удаленно все сделаю…
Николай Петрович заскрипел зубами и завращал глазами и совершенно забыл, что пять минут назад собирался помочь смертельно больной Петровой материально, не смотря на то что был не менее злобным и корыстным, чем гауляйтер Белкина.
-Хорькооов! – взревел шеф. И вот тут всё заверте…

Рассказано со слов Петровой, которая хохотала как припадочная.
Говорит, и в декрете есть жизнь после жизни, чего и вам желаю.

Всегда думала, что итоги подводят генералы в нафталиновых френчах. Долго сидят над чистым листом, думают. Чай дымит в усы, собака с ушами как у зайца, чистый дворянин, сопит и взлаивает у левой туфли, Марья Петровна, из разночинцев, взятая в дом еще юной девушкой,  напекла оладушков… Мемуары думаются, диктуются вежливым лейтенантам, что там было с генералом  две войны назад, три войны назад? Всё важно потомкам и почитателям. Генеральский голос ухает, скачет в ушах, реверберирует, Марь Петровна прислушается – жизнь кипит, хорошо! Соберет потом лейтенант бумажки скучной рукой, отнесет в издательство, где напечатают скучные книги из серии ЖЗЛ, про большую землю, про малую родину, получит генерал положенный гонорар и заскучает, скучно генералам без войны.

*
Январь

В метро видела двух юных нимф. Судя по громкости – шестнадцать, ну ладно семнадцать от момента почкования. Юные нимфы громко обсуждали Гумберта  Гумберта и Джейми Ланнистера, осудили обоих. Сказали что их парни не такие. При этом одна из них говорила по-английски, а вторая по-немецки. А рядом стояла чужая бабушка в шляпке с вуалеткой и переводила для всего вагона, изредка вставляя: №Такие забавные, не правда ли?»
*
Февраль

Все-таки у меня коричневый пояс по шопингу.

*

Март

Время идет, я расту, ужас. В этом году посетила косметическую женщину из специального салона. Накрутила себя, нервничала, вспоминала « пункт назначения», намажет меня женщина, уйдет, вдруг короткое замыкание, хабыдыщщ, а я обездвижена, а я погибну во цвете лет, каково? В общем, дергалась я  так, что косметическая женщина стала подозревать во мне контрольную закупку. Когда я расплатилась женщина долго искала мой договор, потом шарила забывчивыми глазами по кабинету, а потом сказала «а вы планшет мой случайно не прихватили?» Шок, обида, отрицание, и вдруг я в зеркало на себя – глядь! А там тетенька со свежим лицом и бегающими воровскими глазами.


*
Апрель

Из новостей узнал,а что у нас есть деревня «Зависть». Как жить?..

*
Май

Тетя работала технологом на кондитерской фабрике и на юбилей, аж десять лет – старуха, принесла торт Чебурашку. На огромном поддоне, метр на метр, лежал коричневый масляный чебурашка, который не вмешался ни в один холодильник. Я была Ротшильдом среди детей.

*
Июнь
За год кот оброс, обусел и, в принципе, стал похож на Никиту  их Михалкова. Заповедь четвертая: никогда, никогда, больше никогда, не смотреть его (не кота)  фильмы.

*
Июль
Полковнику никто не пишет.

*
Август
Рядом с офисом уютно расположились две наливайки. Наливайки изначально представляли собой два жестяных ангара. Хозяин одной человек холодный и расчетливый, сразу видно. За год не сделал для маркетинга ни че го. Наливайку никак не апгрейдил, кроме манящей красной мигающей записи «открыто».
Хозяин второй - родственник Остапа Берта Марии, есть такие люди которым пальчик дай, проглотят по пуп как Годзилла Нью Йорк. За год наливайка из жестянки на остановке превратилась в кафе с окнами и двумя залами, в жестянке вырезали окна, в палисаднике засинели две будки биотуалетов… Вчера из последней ресторации выпал кривой, как число пи, человек, утренняя остановочная старушка неодобрительно поджала губы и громко сообщила: « Мишленовская звезда не в то горло пошла».

*
Сентябрь

За этот год ребенка пронзила вся тяжесть и несправедливость социальной лестницы. Ночью видит свет в детском саду напротив.
-Мам, почему?
-Там сторож, сторожит.
-Он что там и спит?
- Дааа,  - бодро начинает петь бабушка песню голосом уточки из анекдота про уточку и перелетного лебедя,  - будешь плохо учится станешь сторожем.
Сынок задумывается и начинает бубнить под нос: «не хочу я быть сторожем, спят люди по ночам. А с другой стороны, если все будут хорошо учится, кто же будет сторожить?»

*
Октябрь

Вот бы проснуться, и не было ничего. Мутабор! Не падали самолеты, не умирали в Беслане дети, не взрывались дома в Волгодонске, не было войны в Грузии, мутабор! А еще лучше, Володька Ульянов не родился, не было революции, и наша страна была бы добрей и мудрей. Мутабор! «Ага, сказал внутренний буратино, и была бы ты крестьянской дочкой где-то в Ростове» Ну и пусть: мутабор на оба ваших дома.

*
Ноябрь

Кто-то весь год хотел, чтобы было как лучше, кого-то весь год тошнило от новостей, а кто-то наоборот утопал. Разбросало нас, раскидало.
Раскидало, как мальчик-с-пальчик свои камешки: один в лесу, второй в реке, третий на полянке. А глупые камни в фатум не верят, говорят, вот свезло-то, моя полянка мягче, мой лес гуще, а моя река чище. Кичатся, гоголем ходят друг перед другом…С родственниками из России беседуем редко и осторожно, и они и мы, как с душевнобольными. Как здоровье? Как дети, как погода? И ни-ни о своих полянках.
Полюби меня такой, полюби меня такой, полюби меня такой, какая я есть.

*
Декабрь

Доллар, сволочь, воспарил так, что счастливые обладатели валютных ипотек просто ржут, слезы выплакались еще при девяти. Мама, почему ты не сказала, что я дура, когда я связалась с банком, а? 
Зато всюду жизнь: в городе веерное выключение отопления, отчего в квартире робко проклюнулась удивительной красоты плесень.



Одну войну назад еще не было войны. И пусть бы не было, не воевали бы генералы - не было б о чем писать душными вечерами в нафталиновых френчах, стреляли бы только на экранах, и мамы бы плакали только над девятой ротой и рядовым райаном и только товарищ Сухов гордо бы говорил басмачам «Хотелось еще немного помучаться».

Так вот, я хочу досмотреть чем все закончится, мы с товарищем Суховым еще немного помучаемся, имеем право)

Немного героического

http://www.pl.com.ua/?pid=28&artid=34283

В
от все говорят, перевелись герои, нет никого, всё. Кто сам умер, а кому помогли «иных уж нет, а те далече» А я говорю: неправда! В любом человеке, даже самом завалящем, обязательно присутствует герой. Есть женщины, вроде меня, которых окружают исключительно люди геройского склада характера. Потому что с нами по-другому нельзя.

Возьмем, например, моего стоматолога Юлию Сергеевну. Всякий раз, когда я звоню записаться на прием, я порчу ей настроение. «Да? – радостно говорит Юлия Сергеевна, слышит мой голос и  грустно добавляет: – А, это вы…»  Очень ободряюще, я вам скажу. Когда я впервые показала ей зубы, Юлия Сергеевна долго вглядывалась мне в полость рта, а потом удивленно произнесла: «Что-то я не пойму, едите вы ими, что ли?» Вы когда-нибудь смеялись со слюноотсосом во рту?

Перед моими глазами живо встал анекдот про пожилого хмурого сантехника, который при виде особо сложного засора задумчиво сказал: «Что-то я не пойму, срете вы в него, что ли?», а Юлия Сергеевна добавила: ну в смысле, едите вы на одну сторону почему-то. С тех пор мы вместе – я панически боюсь стоматологов, а Юлия Сергеевна – меня.

Сложно лечить пациента, который просит убить его побыстрее, дать ему самого сильно обезболивающего в мире, просит транквилизаторов, платок пощады, зовет маму и плачет с соплями одновременно. Я ее понимаю. И даже почти не обижаюсь.

Неделю назад, меня от волнения не взял наркоз, мне было страшно, больно и щекотно, даже когда Юлия Сергеевна нежно хватала меня за нижнюю губу. Ей пришлось уколоть меня раз, уколоть второй, третий, пригласить хирурга, который профессионально хрустнул нижней левой моей щекой и вколол какое-то обездвиживательное опять. Наконец мне вылечили зуб, меня отпустило, а через пять минут случился кумулятивный эффект и все наркозы встретились.

Я оглохла на левое ухо, щека отвисла, язык отнялся, и отчего-то закрылся правый глаз. Жестами я объяснила Юлии Сергеевне, куда уходит детство, в какие города, и опять даже почти не обиделась. Потому что в стоматологи идут только настоящие герои.

P. S. Только третий таксист, прочитав адрес на выдранном из блокнота листке, согласился везти странную женщину, похожую на добро и зло одновременно. Сказал: деньги вперед. Естественно.

P. P. S.  Глаз открылся через два часа.

Или взять, например, «Киевэнерго». Конечно, не весь «Киевэнерго» в целом, хотя я не сомневаюсь что в условиях грядущей Winter Is Coming все они там люди героические, хотя бы потому, что сесть на сами знаете куда и одновременно рыбку съесть, мало у кого получается.

В общем, ходит к нам тихая ежемесячная женщина снимать показания счетчика. Ходит она по неизведанным прериям оболонских квартир, сверяясь со списками жильцов.

Вот квартира номер пятнадцать, зарегистрировано восемь человек: пять Шариповых и три неразборчиво. Эти все равно не откроют. Квартира  номер восемьдесят шесть – один человек, написано: Пилипенко, но не похоже, какой-то другой национальности. Пилипенко каждый раз вскрывает счетчик разными способами. Два раза лежал в ожоговом после ударов током, к такому ходить просто страшно.

Другое дело мы – прописано четверо, один несовершеннолетний, вроде приличная семья. Но каждый раз, когда женщина звонит в дверь, мы не нарочно превращаемся в рыжих гуманоидов. Мы тут абсолютно ни при чем, просто так звезды становятся, честное слово.

В июле на женщину напал кот. Пока я отпирала дверь, сынок, впав в обычное для девятилетнего ребенка состояние «мамапростиянипадумал», направил на бедную женщину лазерную указку. Кот, впав в обычное для трехлетнего кота состояние «абольшаякраснаямухадогонюнямням», сшиб ответственного работника с ног. В августе я была задумчивой и сказала тихой женщине строгим голосом: «Мужчина, проходите, обувь можете не снимать». В сентябре бабушка забыла надеть юбку. В октябре случился очередной кот.

Вот представьте, тихий вечер, среда. Кое-кто уже празднует солнцестояние рабочей недели. Я иду открывать дверь на звонок, и уже даже приоткрыла, и даже глаза наши с тихой женщиной встретились крест-накрест. Как вдруг я подняла брови и закричала прямо в лицо ответственному работнику: «Ах ты тварь!» Больно, очень больно, когда за обнаженную щиколотку тебя кусает шестикилограммовый голодный кот.

Простите нас, женщина из «Киевэнерго», мы больше не будем. Мы не воруем государственную энергию, честно платим бешеные тыщи, потому что у нас все горит, жужжит и счетчик мотает, как в прачечной.

На самом деле герои все, кто живут рядом с существом по имени женщина. Быть героем, чтобы не сойти с ума, когда вы с мамой смотрите фильм ужасов экстра-класса, и уже холодный пот стекает в боксерки, и страшно сбегать пописать, как вдруг ваша старенькая мама внезапно хохочет в конце кровавой расчлененки на экране, которую вы сели смотреть после ее слов: «А ну-ка, сынок, давай посмотрим что-нибудь отвратительное. Не новости».

Быть героем, когда ваша дочь льет концентрированное средство для мытья посуды в стиральную машину, вместо порошка, а потом стоит по колено в ароматной пене и сначала кричит: «Горшочек не вари!», а потом жалобное: «Па-а-а, помоги!» И тапки разъезжаются в разные стороны, и пена не смывается, и непонятно, откуда гавкает Шарик, и пусть весь мир подождет.

Быть героем, когда ваша любимая отчаянно плачет на рассвете, слезы у нее горячие и соленые, и вы говорите: «Кто, кто тебя обидел, что, черт побери, случилось?», и сердце рвется от любви и жалости, и она закрывает глаза, прижимается и горько шепчет: «Я сумку хочу, и очки хочу барберри, мне даже приснилось...» А вы таращите  изумленные глаза в предрассветную стену и хотите сказать: «Ну бля!», а говорите: «Да куплю я тебе твою чертову сумку!

Я же герой…»


Наши

http://www.pl.com.ua/?pid=28&artid=33739

Или вот еще – бухгалтер М.
– Я, – говорит, – двадцать лет тут живу и стала слова забывать, представляешь? Вчера по скайпу с подругой разговариваю из Питера: то-се, мужики, погода, здоровое питание и рецепт ей рассказываю салата с селерой. Подруга спрашивает, а что такое селера, а я слово забыла. Помню, как выглядит, как пахнет, на пальцах показываю, а слово забыла. Так разозлилась на себя, что отключилась, не попрощавшись. Хотела ей еще про чай с шипшиной рассказать, наверное, не буду…

…Или вот, например, домохозяйка Иванова. Иванова пятнадцать лет живет в Сиэтле с мужем Потапенко, родом из Волынской области. До переезда в США Иванова не предполагала, что ее мужем может оказаться украинец. Вообще про украинцев она знала мало, в основном ей представлялось что-то из Гоголя: про мертвых панночек с веночками, про черешню размером с кошачью голову, про «русский язык коверкают и живут в хатах». Все.
Потапенко покорил Иванову игрой на калиновой сопилке и тем, что на третьем свидании сделал предложение, подарив при этом вместо кольца щенка корги.
Живут они мирно. Правда, иногда Иванову тянет поговорить о политике: она громко рассуждает, делает выводы, спорит, обзывает мужа хохлом и накручивает себя до предынфарктного состояния. Тогда Потапенко ласково ей говорит «жидва» и укладывает спать. «Ну и что, что я родилась в Бобруйске?» – кричит в ответ Иванова из спальни, но в целом у них в семье мир и согласие.
– Знаешь, что самое главное, чему я научилась у Потапенко?
– Чему, – спрашиваю я.
– Ты, – говорит, – не представляешь, какие они чистюли. Я замуж вышла, и стали мы по его друзьям в гости ходить, тут знаешь, диаспора украинская какая – ого-го! А у них всех чисто, как в музее, все блестит, скрипит и продезинфицировано под ключ, одна я септическая. Пришлось убирать, вот только домработниц они не понимают: «У меня мама трехэтажный дом сама в блеске содержала, а тут какие-то несчастные апартаменты фо-румз». Подлец!


...Или вот, например, знакомый системный администратор А. полюбил девушку О. из Ивано-Франковска. И буквально через месяц убедился, что работоспособность и тирания, в хорошем смысле этого слова, у украинских женщин зашкаливает. До встречи с О. А. любил долго лежать на диване с айпадом на животе, любил водку запивать пивом и одевался в магазине «Три богатыря». Теперь А. встает в шесть утра, чтобы в восемь быть уже в бассейне. А. перестал есть красное мясо, ездит на велосипеде после ужина и дважды моет руки перед едой.
А вчера написал: «Полгода назад я не мог убежать от собак и даже от кошек. Я потел по утрам и храпел по ночам. Может быть, у меня стокгольмский синдром, но, любимая… в общем, спасибо».

…Или вот, например, менеджер по продажам К. Менеджер когда-то по уголовке (наркотики, блек-джек) сбежал из Москвы в Львовскую область, обжился, заработал на уютную садыбу и не знает, в какой угол молиться на того драгдилера, который его сдал.

...Или вот, например, киевский финансист Т. По просьбе жены, папы и сына Т. загодя купил путевку в Турцию на майские праздники. Перед вылетом Т. с женой вызвали на ковер дедушку, внука и попросили их в национальные споры не вступать, отель в основном для русских, и, вообще, желательно на вопрос, откуда вы, отвечать: из Минска. Русские к белорусам относятся с отеческой нежностью, несколько покровительственно, но не грубят.
Дедушка выпучил глаза и напомнил финансисту Т., если тот забыл, что он тоже русский, и почему он, финансист Т., считает всех идиотами? Финансист Т. к тому времени уже рассорился с половиной российских друзей и партнеров и знал, о чем речь.
– Понимаете папа, – говорит ему финансист Т., – я не «Битва экстрасенсов», но поскольку наш отдых выпадает на патриотический праздник День Победы, в связи со сложным международным положением могут быть осложнения. Мы взрослые солидные люди, скандалить из-за ничего не будем. Хотя если какой-нибудь невоспитанный турист обзовет его, финансиста Т., киевлянина и этнического русского, укропом, ему придется вступить в неравный бой и, по-видимому, пасть, из-за количественного превосходства противника.
Дедушка посылает финансиста Т. туда, куда Макар телят гонял, и уходит. Финансист Т. понимает, что главное – это спокойствие и внутренний дзен. Сын финансиста Т., школьник начальных классов, ничего не говорит, взрослых в этот момент вроде бы и не слушает, потому что увлеченно давит кота.
А в первый же вечер в Белеке сын финансиста Т. знакомится с прекрасной девочкой из Самары.
– Мальчик, ты кто? – громко спрашивает девочка в наивных коленках и глазах.
– Я украинец, – громко отвечает сын финансиста Т., – из Киева.
Смотрит на Т. и с легкой издевкой добавляет:
– А это мой папа. Он из Минска.

А вот кому в Гималаи!

Кстати. моя подруга Наташа - астролог.
Она красивая, нежная и вообще полная моя противоположность, она все знает про Индию и может рассказать что было, что будет и чем сердце успокоится)
А осенью Наташа едет в Гималаи! и собирает группу. Трое уже есть.
Вдруг кто хочет с хорошими людьми в Гималаи, а?
Или, например, гороскоп составить и вообще проконсультироваться)
Тогда вам сюда, (и от меня Наташе привет):


О целеустремленности

Или вот еще были мы в субботу на пикнике. Бревенчатая избушка, мангал, озеро, пляж, что еще нужно человеку офисному для счастья? Овощи, мясо, куриные руки, все это мылось, жарилось, ронялось, опять мылось и опять жарилось, ах, как коварно белое итальянское вино в конце рабочей недели.

И весь день мимо нас, вдоль озера плавали два совершенно трезвых гражданина.  «Девальвация, сроки подписания, индикативная цена»  доносились до отдыхающих слова, за которые в  вечер субботы можно и убить.  Договор обсуждают, подумали мы.

И тут, внезапно, началось. Весь вечер слева толпились тучи, а на закате зачем-то пришли. Начался ветер шквальный порывистый и пиздец. Это напоминало кадры из  Идеального шторма и еще какого то, все равно все умерли.
Сначала сдуло со стола. Всё. Стаканы, тарелки, куру, хамон, овощи гриль и гитару.  Дуло минут пять со скоростью скорого корейского, ветер набился в рот, нос, в песок, сдул всех птиц комаров лягушек соломку и червячков. «Хрясь» сказало что-то рядом, «сдул ненужные деревья», догадалась я.


Потом ветер сдал дуть сверху и пришел потоп. Хляби небесные отверзлись и оттуда выпал град. Метровая рыба, как дураки какие-то, прыгала в озере и кажется радостно хохотала. Девушка Аня в нашем домике заплакала потому что ветер усилился, град покрупнел, а юбка промокла изнутри, как жить.

А тем временем, между хохочущей рыбой, мимо нашего домика с рыдающей Аней, чинно проплывали давешние граждане с девальвацией. «И ведь подпишут, договор-то», сказал муж именинницы, и прикрыл грудью последний кусочек куриной ручки.

А потом девушку Аню покусала чужая кошка и, кажется, мы обнимались в такси. В общем,
день рождения подруги как обычно  прошел, и вспомнить нечего.
 

          http://www.pl.com.ua/?pid=28&artid=32854
Прямо с утра Парасюхин облачился в свой черный кожаный мундир эсэсовского самокатчика (а также патрона «Голубой устрицы») и пристал к Демиургу, чтобы тот откомандировал его в Мир Мечты. Мир – с большой буквы, и Мечта – тоже с большой буквы. Трижды Демиург нарочито настырным, казенно-дидактическим тоном переспрашивал его: Мир чьей именно Мечты имеется в виду? Даже я, внутренне потешаясь над происходящим, почуял в этом настойчивом переспрашивании какую-то угрозу, какой-то камень подводный, и некое смутное неприятное воспоминание шевельнулось во мне, я даже испытал что-то вроде опасения за нашего Парасюхина.
Аркадий и Борис Стругацкие «ОЗ»

        Или вот еще Киев. Казалось бы причем здесь путешествия? Но только здесь в Киеве получилось остановиться, встать на  цыпочки и посмотреть за горизонт. Там, за горизонтом, был весь мир. Из города, откуда я приехала, путешествовали редко. Родина щедро держала в крепких объятьях, не разжать пальцы, не вырваться, не вспомнить, зачем ночью снятся нездешний снег и синие горы. Зачем куда-то ехать, если море. Помнишь, раз в год к нам приезжал папин брат, ну тот, с Севера. Что-то добывал, то ли рыба, то ли куница, алмазы, устрицы и остальной ягель. Он говорил «что ваше море, тьху а не явление природы. А вот кто не отпускает так это север. Бесконечное небо белесое как катаракта, холодно, снег, жарко, мошкара, а не могу уехать. Тянет».
   
        Или вот еще про Сидорова. Сидоров улетел, и даже не обещал вернуться. А все потому, что жена Сидорова проснулась в то утро в преотвратном настроении. Всю ночь ей снился её  Сидоров, тайно посещающий женщину. Двух. Причем правая формой носа подозрительно смахивала на сидоровскую секретаршу, а левая вообще страшная. Тогда в юной жене Сидорова проснулся ее дедушка по папе – отставной гэбист и Малюта Скуратов, пришлось устроить мужу скандал. Тем более он улетал в заморские края на симпозиум, ну скажем, строителей капитализма в отдельно взятой стране – по ерунде какой-то.

Обратно Сидоров летел с твердым желание развестись, тем более что юная жена не позвонила ни разу. При распаковке багажа выяснилось, что багаж не его. В самсонайте лежало черти-что следующего содержания – стопка белоснежных мужских рубах размера XXXXL, фарфоровый слоник в рисовой бумаге и засаленная страница из старинной поваренной книги с рецептом чакапули.
Слоник очень понравился жене, которая не хотела скандалить, а просто оказалась немного беременной и теперь они готовят это чакапули вместе. Багаж Сидоров, как вы понимаете, не вернул.
          
          Или вот еще предприниматель Дукин. Предприниматель Дукин был очень предприимчив, объездил весь мир, любил жену и маленького сына. Только у Дукина была очень нервная работа и, иногда, он немного грубо разговаривал с семьей.

На огрехи жены Дукин, срываясь, кричал «Ты что с ума сошла?»  Еще Дукин был всегда занят, и когда семья о чем-то спрашивала, он раздраженно бурчал прикрываясь монитором «Понятия не имею».
А потом Дукин увидел во дворе своего маленького сына, который кричал какой-то незнакомой девочке «Понятия не имею, ты что с ума сошла?».
       
          Или, например, подруга О. Сегодня позвонила О.и рассказала, что третьего дня отмечала выездной корпоратив. Говорит, три дня пила как зверь, трогала пятнистого оленя за нос, хвалила кейтеринг словами тошниловка вонючая и, что подружилась с начальницей отдела. Начальница О. душилась удушливой волной, подтягивала колготки при сотрудниках, мотивируя: «здесь все свои и вообще дамы, а Петров не считается», и смеялась в лицо Петрову тембром ми диез (очень противно).

Неудивительно, что после такой демонизации начальницы, сообщению про внезапную дружбу я удивилась очень. А вот про пятнистого оленя, зная О. как облупленную, напротив не удивилась вовсе.
Так вот О., которая трогала пятнистого оленя за нос, мне говорит, что видела мужа демонической начальницы в бане, совершенно без одежды. И, конечно, решила пересмотреть свою ненависть к ней. Бедная женщина и так наказана, потому что муж её похож на желеобразный кисель с грудью.
Не пределов женской дружбе.

Еще О. рассказала, что купалась голая при луне и, кажется, ела траву. Теперь не знает или сразу написать заявление об уходе, или все же выпить чашу позора до дна и выйти в понедельник на работу.

      Мир путешествий у каждого человека разный. Можно ехать из какой-нибудь Лозанны в какой-нибудь Париж и даже не заметить, что в окошке - пастораль с мясными и сырными коровами, что травка зеленеет и что-нибудь блестит. Можно как вечный Конюхов третий раз подряд бороздить мировой океан кругом, потому что во-первых это красиво.
А можно намечтать себе с три короба отменных фантазий, всего лишь возвращаясь ежедневно домой по маршруту Отрадное – Троещина.
Таких фантазий перед которыми меркнет любой клуб кино путешественников восьмидесятого левела, таких чтобы Тот Кто Присматривает Чтобы Всё Было Как Надо, крякнул в свою белую бороду, покачал головой и сказал: - А вот это попробуем!

И будет всем нам хорошо.

 

- Квач, квач,- кричали мы хохоча. - Кто ты такой, уходи с нашего двора! -Мальчик был новенький и злой, все как надо.
Я пятаюсь вспомнить , когда впервые их увидела. Какое звание тогда было у дяди Пети, не помню… Помню, что конечно же он был в форме. Помно ощущение красоты его жены. Не помню ее молодую, совсем, но флотские жены одобрительно шептались в увитых виноградной лозой балконах и рисовали какие-то выкройки по мотивам приезжей соседки. А мальчишки у них были самые обыкновенные, трое. С грязными коленками, белыми зубами и рваными штанами.
Конечно, как новеньких, дразнили их страшно. Сейчас бы сказали, нещадно троллили. Первым не выдержал средний:  ногой заслал квач в сиреневое вечернее небо и заорал так, что на помойке заткнулись чайки: - А мой папа герой советского союза, он сбил американский Фантом!
Тихо-тихо стало в пыльном Крымском дворе. Все мы слышали песню «мой фантом на взлетной полосе» и у всех папы были военные моряки.

                Решение Египта о начале войны с Израилем было сделано его президентом и его сирийским коллегой летом 1973. Запланированная дата нападения скрывалась от Кремля до 4 октября, за два дня перед началом военных действий. В тот день Леонид Брежнев послал сообщение Садату  заявление, что в войне должны участвовать одни арабы, хотя Египет мог полагаться на советскую поддержку. Единственным требованием Брежнева было то, чтобы советские гражданские специалисты могли эвакуироваться.  И все это ложилось на корабли 5-й эскадры.      
                 
Дальше. Доброй ночи...Collapse )

Один день с МЧС

Извините, что врываюсь, но.
Люди. Человеки. Я зря говорить не буду и Беларусь мне не чужая (я, как минимум, оттуда Арсения Сергеича привезла), и вот что скажу - мне их МЧС понравилось.
Теперь с самого начала)
фото, видео, излишества всякиеCollapse )
Каким-то мистическим образом Леля icona_mat получила более качественные снимки. Смотрите у нее)

Дорогая редакция. Человеки. Дорогие мои. Вы пишете, а всё молчу, вот, отвечаю.
В связи с, в жж писать определенно не хочется. Как там оно дальше будет, посмотрим.
А писать, ну как же, пишу, в основном в фб. Поэтому юавелкам, камарадос. https://www.facebook.com/julia.biobalast?ref=tn_tnmn
Юлия Максимова из Киева. По-прежнему из самого лучшего города на земле)

Feb. 9th, 2014

На Оболони сейчас  туман как молоко-молоко. Вспомнила, как попала в дтп номер два в своей жизни. Вечерним дилижансом ехала из Севастополя на седьмой километр  Одессы с клетчатыми сумками, и, на отрезке Херсон Николаев, пришел туман. Липкий и неизбежный как девальвация.
Водитель наш был пацан, но немного идиот, потому что через два километра тумана мы сбили в лобовую корову, которая осторожно вышла на шоссе лизать асфальт.


R.I.P. корова

Не ангел

http://pl.com.ua/?pid=49&artid=30624
Петров лег на воду и задумался. В этот час в фитнес-клубе было пусто, как в прозекторской.  Кантервилльским привидением с рассвета Петров блуждал между тренажерами и тревожные мысли роились в его голове. Петрова терзали сомнения, как правильно поступить. Он вздрогнул и захлебнулся, увидев девичью упругую попу в розовом. Дело в том, что попа страшно напоминала попу его новой знакомой Антонины, с которой Петров жил уже полгода. Он думал, как донести до Антонины немного простых и важных вещей. Петров плыл, а в его голове складывалось письмо.

Любимая! Я встретил тебя в смутное время, как раз недавно я вырос. Смотри сама. Я почти перестал петь по пятницам в караоке с этим придурком Сидоровым, моим лучшим другом. Я научился не краснеть, отказывая подчиненным в премии. Я научился говорить миру «нет», хотя правило это, как ты сама видишь, придурка Сидорова не коснулось. Он до сих пор должен мне примерно на новый шевроле седан. Меня наконец повысили.

Мама, видя мои перемены к лучшему, начала знакомить меня с приличными девушками разной степени залежалости. Тогда я решил, что останусь циничным подтянутым холостяком средних лет, как вдруг на беговой дорожке встретил ангела. То есть тебя. Наши отношения еще только развиваются, хотя в моем шкафу для моих вещей почти нет места. Я готов родить с тобой четверых детей, убить начальника и занять его место. Я готов познакомить Сидорова с твоей толстой подругой Люськой, лишь бы твоя милая попа спала в моей постели. Но дело осложняется тем, что ангелом ты считаешь и меня. Скажу честно: это не так. Иногда я просто не понимаю, что ты мне говоришь, хотя слова, которые ты употребляешь, мне как-будто бы знакомы. Поэтому я написал несколько простых правил, которые позволят нам пройти рука об руку по жизни с четырьмя детьми рядом.

ЗЫ Сидоров, прочитав нижеизложенное, восхитился и отдал мне две тыщи. Любимая, я так устал продавать этот чертов ламинат, может разослать текст по редакциям?
Садись и слушай.

1. Я не разбираюсь в моде. От слова совсем. Конечно, мне нравятся короткие юбки и что-нибудь прозрачное сверху, но это не означает, то подобный наряд  ты можешь надевать в офис. Я видел твоего начальника, он старый ловелас. Какой-какой ориентации?? Надо же. А ну посмотри мне в глаза. А, ты все врешь, чтоб ту блузку надевать в которой ты похожа на стриптизершу? Все, увольняйся.

2. Я всегда ставлю в туалете щетку для пола щетинками вверх и закрываю крышку унитаза. Прости, но когда я учился читать, первой книгой которую я прочел была «Фэн-шуй навсегда». И не нужно надо мной смеяться, женский смех над собой я воспринимаю как проявление агрессии. А ты помнишь
, как мы отлупили с Сидоровым в пивной тех двух годзилл.

3. Ты можешь три часа просидеть в салоне красоты, мало того, после салона тебя нужно непременно похвалить, иначе ты оттопыриваешь губу и приносишь второе одеяло. Ну что ж, теперь я хвалю тебя каждое утро, на всякий случай. Пойми и ты меня. Я не могу пять часов подряд примерять платьишки в торговых центрах. Прояви милосердие, посади меня с планшетом и пивом в кафе того же центра и я подарю тебе целый мир.

4. Иногда мне просто необходимо встречаться с Сидоровым в пивной. Ты говоришь, что мы напиваемся в зюзю, хвастаемся друг перед другом как два пьяных идиота и меряемся, кто больше заплатит чаевых. Это называется обмен мнениями в специальной атмосфере, мужчинам это просто необходимо. Иначе как я узнаю, что Сидоров смертельно завидует моей карьере? А что одежда потом удушливо воняет сложной смесью рульки, чеснока и джеймесона, это ничего, все мы немного питекантропы.
5.  Не надо, умоляю, не надо говорить во время просмотра фильма сдавленным рыбьим голосом «Ооооо, Джонни Деп. Как он прекрасно сохранился. А какой талант». Ты говоришь, что он для тебя просто актер, но нет. Я так не могу, прежде всего, он мужчина. В конце концов, я же не рассказываю тебе про Диту фон Тиц. У каждого могут быть свои маленькие тайны.

6. Нет, если  тебя интересует, что именно я делаю на работе, я объясню тебе про адаптацию персонала, стратегию ведения продаж, ликвидность и капитализацию. Или, если быть честной с самой с собой, ты хочешь узнать, сколько симпатичных женщин со мной работает? Хорошо, просто спроси. Или я подробно расскажу тебе о рядах Фурье! Да, это угроза.

7. Я рад, что твоя мама живет в другом городе. Прости. Я сложно отношусь к женщине, которая подарила мне на день рождения тюбик «Сибирского бальзама». Я специально прочитал состав, любимая. В него входит корень девясила, медвежья желчь и бобровая струя. Я не могу больше говорить, я лежу в пароксизме смеха, прости еще раз. Бобровая струя!

8. Я подарил тебе абонемент в фитнес-клуб не потому, что ты толстая. Это чистая правда. Что значит все руководители департамента продаж врут? Где я пальцы скрестил?

9. Покупай что хочешь. Сколько??? Мне нужно в пивную с Сидоровым. Подумать. Иначе я выброшусь из окна.

10. Иногда я смотрю порнографию. Я не знаю, зачем я это делаю, честное слово. И манит, и манит меня своими кружевами. Прости, мне совершенно не стыдно.

11. Я не люблю футбол. Когда твой папа приходит к нам и три часа рассказывает про лигу чемпионов, отпусти меня. Просто возьми и отпусти. Есть в тебе человеколюбие или нет? Или мне маму вызвать из Конотопа? Тебе знакомо понятие «свекровь приехала в гости»? Тем более, я у мамы третий сын, она этих невесток обычно одной левой…

12. Я устаю на работе. Особенно когда клиент тянет с платежами. В конце месяца я не могу спать, заниматься сексом и гулять с собакой. Возьми моего Сидорова и иди с ним в пивную, оставьте меня наедине с моим горем. К утру я придумаю, как вернуть вложения, а я всегда придумываю, и я вернусь в цивилизованное общество. Сидорову, кстати, передай, что я ему в случае чего ноги вырву.

13. Я редко говорю, что люблю тебя. Иди ты знаешь куда, после кольца в пять карат, шубки и двух отказов маме в желании навестить сына, ты еще говоришь, что я не люблю тебя??? Я может старый солдат, я не знаю слов любви.

14. Я люблю старые советские фильмы и фильмы про деревню. Я простой человек. Смотри свой артхаус и хватит ржать и пародировать меня, что как только, переключая каналы, я натыкаюсь на сериалы про деревню, я всегда строго говорю «О, похоже хороший фильм». Я тоже многого в тебе не понимаю. О чем можно говорить с Люськой час по телефону? Вы работаете в одном отделе. В одном, блин, кабинете.

15. Я не могу не смотреть на других женщин на улице. Это выше меня, это древний инстинкт, не спрашивай какой. Да, я не сравниваю тебя ни с кем. Да, ты не толстая. Да, я люблю тебя.

Просто прими меня таким, какой я есть. Любимая.


 

И об олимпиаде, нигга

Семья у нас большая и дружная. Папенька, русский, «офицеры бывшими не бывают», гражданин РФ проживает в Астрахани. Астрахань вольготно расположилась рядом с четырьмя республиками, как то: Чеченская, Ингушетия, Дагестан и Калмыкия. Местное славянское население, на всякий случай, конечно, старается не выпускать дочерей по ночам на болота, когда силы зла властвуют безраздельно. Но по телевизору им все равно предлагают не любить исключительно грузин.

Папа противоречий не видит и волнуется, что на главной площади моей страны Украины едят православных младенцев и  вообще, сколько покрышек мы отнесли на борьбу, немедленно прекратите.

Больше всего, кстати, из семьи, рад сложившейся ситуации наш дядя Шарафет, папин троюродный, крымский татарин, гражданин Испании. Который уже лет пятьдесят от всего сердца не любит русских и украинцев за оккупацию исконно татарской крымской земли со времен вручения первого ярлыка татарскому кагалу русским царем.
Он тихо живет в Севастополе у моря на Северной стороне и часто разговаривает с телевизором, который по крымскому народному обычаю вещает только Первую видеокомпанию и Россию 24.

Когда по телевизору показывают очередного гражданина из глубинки Российской империи, который «очень переживает о судьбе Крыма», дядя Шарафет  с непередаваемым внезапным одесским прононсом говорит  «Ой, вот только не надо».

Жена дяди, тетя Надя, русская, гражданка Украины мучается нравственными дилеммами, но понимает, что здесь попахивает определенным вольтерьянством, поэтому молчит. Себе дороже. Тем более жаловаться на мужчин в их среде не принято. Дядя Шарафет за войну и зачистку. Многие его понимают.

Мой двоюродный брат, полковник ФСБ, татарин из Казани, гражданин РФ, он в принципе тоже за зачистку, только другую. Многие его понимают… Моя двоюродная сестра, украинка, написала диссертацию о жизни Леси Косач-Квитки Украинки…Моя мама, русская, гражданка Украины… Мой папа русский, гражданин РФ… Я, русская, живу в Киеве, гражданка Украины… Брат, русский, живет в Украине, ходит в море под флагом Белиза, гражданин РФ…Мой сын, гремучая смесь наций, гражданин Республики Беларусь…

Мы честно стараемся не бросать друг в друга банановой кожурой в семейном вольере. И, по традиции, советуем не читать на ночь большевистских газет. Хай, нигга. Нигга не кричит, он убедительно доказывает свою точку зрения.




 

Свято наближається

Арсений Сергеич открыл для себя хурму. Хурма вкусная, но название обидное. Поэтому говорит: «Мам дай мне вот эту желтую штуку, фигня называется». Теперь боюсь спрашивать, что нового из плохих слов знают девятилетние дети. Кстати сообщил, что научился по английски учительнице отвечать «типа того» и великое украинское понятие «такоэ». Зоя Михална давеча жаловалась. Она ему: -Ты в четверг на курсах будешь? Он:  - just same. Она: - Эля у тебя списала? Он: - just same. Она: - Мама за январь когда платить будет? Он: - just same.
Что-то перемудрили мы с воспитанием…

У нас в стране сейчас самая красивая елка в мире, поэтому расскажу про елку, про другую, ну.  Например, начну с этого. Давным давно, перед новым годом я лежала под светом фар и под маленькой же елочкой лицом в сугроб, а два милиционера с мегафонами испуганно кричали:  - Руки за голову, не двигаться, бросьте оружие. А я лежала и думала «второй курс института, прощай красный диплом, Кукушкина дура-дурацкая, о чем я думала» и напоследок зачем-то пронеслось: «Тагааанка, я твой последний арестант».
–Дяденьки, не стреляйте, - пискнула я и возникла их сугроба.

Или нет, не с этого места. С начала. Однажды вечером ко мне домой пришел участковый. Дело в том, что недавно с меня сняли норковую шапку. Я шла после зимней сессии, ничто не предвещало, как вдруг сзади громко зацокало. Пока я балансировала на льду, с меня лихо сорвали шапку и оно уцокало оттуда же откуда зацокало.
Я конечно знала, что в милицию обращаться только соседей смешить, но маменька настояла. Милиция пришла, увидела мою отвисшую нижнюю губу (грабитель убегая зацепил меня одной левой) и остолбенела с этой нечеловеческой красоты. Джоли-молодец. С тех пор участковые таскались ко мне по очереди, заманивая чаем и однажды батоном сервелата. Один из участковых даже прибил кухонную полку, в наивной попытке подкупить мою маменьку.

Так вот, двадцать пятого, пополудни, пришел юный участковый с не крымским именем Тарас. Пил чай и смотрел на меня такими страшными глазами, что папа сдавленно ржал в гостиной. К тому времени моя прижимистая маменька окончательно вынесла всем мозг и, между «зачем мы купили ей такую дорогую шапку» и «нужно было к шапке резиночку пришить» бегала за мной таки с резиночкой, собираясь испортить мои лайковые перчатки.
Я долго терпела, и после  восьмого «Может погуляем», я угрожающе сказала:
- заметьте, не я это предложил Может и погуляем, но только по делу! - и взяла топор.

Read more...Collapse )
UPD Ребята, спасибо вам всем за поздравления! Я вас люблю всех, честно)

Валюта баланса

Разве вы не знаете, что любое обобщение признак легкомыслия?
«Черный обелиск» Эрих Мария Ремарк

Если человек запутался, или, например, у человека депрессия, или например, еще не депрессия, но уже муж Василий пахнет чужими духами, то нужно сесть и подумать. Жизнь можно поделить на клеточки и полосочки. Вот в этой клеточке у нас любовь к вишневому мороженному, а вот в этой - красный диплом матфака, а вот в этой - сонливость каждый ноябрь. Полоса белая, полоса черная, только подлец Василий ни в одну клеточку не помещается. Тогда можно пойти к специальному доктору, который обязательно выслушает и посоветует.

Она хохочет, и говорит:  «Нет ты слушай, слушай! Год назад я прихожу к психологу, какое там прихожу, влетаю, хлопая дверью, без предварительной записи. Падаю в кресло и пол часа рыдаю про свои проблемы. В конце резюмирую, жизнь говно, Василий ничтожество, шарики не радуют, как жить, прощайте навсегда.

А, доктор, молодец, во первых не прервал меня ни разу, во-вторых вообще на дедушку Мороза похож. И отвечает:
- Женщина, не рыдайте, вы вот про бухгалтерский учет слышали? Так жизнь она, как баланс: актив, пассив, если откуда то убыло, то где то прибыло, ведь так же баланс работает? Например вы с Василием холодильник купили?
-Ну купили, - всхлипываю я.
-Это все активы, денег меньше, основных средств-холодильников больше.
-Неее, - говорю, -вы мне про другое, про нематериальные активы расскажите. Вот Василий мне вчера сказал, что уходит, забирает корзину картину картонку и маленькую собачонку раритетной породы, а заодно квартиру и кучера с каретой. Как быть?
- И хорошо, говорит доктор, пусть берет. Картину охранять надо, кучера кормить, лысую собаку вы и так за животное не считали, теперь у вас вместо активного Василия в пассиве есть капитал: жизненный опыт и сарказм. Опять же долгосрочные обязательства.
-Что, обязательства? – спрашиваю.
- А то что они меньше стали. К свекрови поди ездили?
-Ездили, - шепчу я.
-Товарищей по работе терпели?
-Тамбовский волк им товарищ, - шепчу еще тише.
-Ну вот, отлично, - говорит доктор. – Налицо существенная экономия жизненной силы. Сейчас валюту баланса  увеличите, средств поднакопите - в разделе доходы будущих периодов, жизненным опытом воспользуетесь и The king is dead. Long live the king.
-Ну, хорошо, - утираю я подсохшие слезы, -спасибо, доктор, полегчало, куда вам гонорар положить, в актив или в пассив?
-А я не доктор, - обиженно сказал доктор, - я Петров, аудитор. Вот баланс ему годовой делаю.  Доктор завтра будет, женщина»
- Дальше я помню, - смеюсь я, - ты встретила Того Который Сейчас На Рыбалке.

Эпилог:
Хотелось написать про выбор, про бытие определяет сознание, про  дороги, про налево пойдешь коня потеряешь. Как, однажды,  в детстве, не поможешь старушке дорогу перейти, а старушка потом сыну-строителю социалистического будущего мозг вынесет, что вся молодежь суть наркоманы и женщины древнейшей профессии, БАМ просрали, гонку вооружений в то же место. Строитель напьется и Вовке Сидорову из второго бэ на ногу кирпич уронит. Поэтому Вовку в подводники не возьмут и придется ему стать разработчиком программного обеспечения, уехать в Великую Британию и жениться там на англичанке с унылым и длинным как морковь лицом. А ведь судьба была нам с Вовкой-подводником прожить в Гаджиево или Гремихе, например, нарожать четверо граждан великого отечества и помереть на день военно-морского флота душа в душу. 
И совсем другое, поэтому, будущее у человечества наступит. В космонавты будут брать даже с плохим зрением, любимую еду колбасу сыровяленую научатся выращивать как кукурузу в  початках, где-то возле земного ядра откроют месторождение пепси-колы , пепси-кола будет идти из земли под хорошим напором, уже в меру охлажденная и газированная. Люди научатся передвигаться в пространстве мгновенно, с бодрыми песнями и на кварки при этом не распадаясь. Просто внимательнее нужно быть к своему предназначению, внимательнее. Особенно к незнакомым старушкам.

А про итоги, ну что про итоги. Итоги – это когда сначала фу как не нравится, а потом тройня. Или сначала дальновидный политик, грамотный управленец, хозяйственник,  даешь мэра, а потом «Собяка-переизбирака». Или итоги – это когда два старичка идут аллеей, дедушка, уже хрупкий, но с твердыми веселыми глазами, держит за птичью костистую лапку в кольцах бабушку и говорит: «Даже если б женился на Веронике Афанасьевне я все равно бы изменил ей с тобой. Любимая»

На вулиці Левицького у Львові питають у діда: – Як краще попасти в російське консульство? Він трохи подумав, відповідає: – Мабуть з гранатомета


Хроники Амбера. Брата выпустили из Туниса, это раз. На утро нужен новогодний костюм ворона, это два.

А теперь я вам объясню глубину обеих трагедий. Часть первая. Дело в том, что брат у меня - москаль. Ну, собственно я и сама москаль, но я так давно понаехала, и Киев люблю как божемой, и Карпаты слаще Европ, и вообще шовинизм не уважаю, и сынок говорит, что «мама у него русская, папа белорус, а я украинец», и как-то в 2004 меня не взяли на работу в одну фирму из-за незнания государственного (украинского) языка, а в другую взяли, потому что там плевать хотели на это, а экономист хороший им позарез нужен был, и вообще паны дерутся, а у холопов… ну вы знаете.

А брат все это время, как человек мира, шлялся по морям-окиянам, окурки швырял за борт, а между рейсами жил в моем родном Севастополе. В том самом Севастополе, где на площади Нахимова стоит Дом Москвы, и выстроен ближе к окраине район «Лужники». В Севастополе, где старушки умирают потому, что аннотация к лекарствам написана на украинском языке вместо русского. А гордые севастопольские старушки всем старушкам старушки - по-украински не читают принципиально, вот и принимают перорально всякую гадость. В том Севастополе, где всю жизнь дед крыл Хрущева за то, что тот Крым в состав УССР отдал, в Севастополе где на днях депутат горсовета предложил Путину ввести войска в Киев для урегулирования военного конфликта… ну вы знаете.

Так вот брат впервые едет с нами зимой в Карпаты. Боевой моряк напуган страшно: байками, анекдотами и, каюсь, троллингом старшей сестры. Типа такого:

Околиця Львова, ранок, перехрестя, стоїть ДАЇшник на дорозі. Їде модна така машина, дай думає спиню. Спиняє.
- Добрий ранок!
- Добрий!
- Ваші документи будь-ласка.
- Будь ласка!
- Вийдіть з машини.
- З задоволенням! Виходить здоровенний вуйко в вишиванці, все при ньому, посміхається собі у вуса.
- Що гарний настрій?
- Гарний.
- Відкрийте багажник.
- Прошу...
Відкриває, а там труп в мішку, порубаний на дрібні шматки, кров м'ясо і все таке...
- Шо москаль?...
- Еге ж...
- Яке незграбне  самогубство...


Еще и хозяйка пансионата добавила. «Вы русский? А молодой? А драться не будете когда за пивом пойдете? А то вот в прошлом году…»

Учитывая, что чувство юмора у нас, эээ, странное и смеемся мы над такими вещами над чем другие люди не смеются, новый год обещает быть интересным.

Ну вот, например, один из любимых наших анекдотов. 1942 год, война в Югославии, ночь. В одном из домов раздается стук в дверь . Открывает окно древняя такая старушка, голос снаружи :
- Ебана мать ?
- Да.
- Плачь, мать, Ебана убили!

ЗЫ Про севастопольских старушек был реальный сюжет по телевизору. Мамой клянус.


2. Часть вторая. Про ворона.
Шли мы с Арсеналом со школы. И между рассказом о том, как Глебик показывал в столовой блевотину из жеваной сосиски и рассказом о том, какое смешное слово «антонимы» в укрмове, сын  скороговоркой проверещал: Мама_Даня_Полищук_слова_к_ немецкому_спектаклю_не_выучил_ а_учительница_сказала_дайте_ слова_Арсению_он_чиво_хочешь_за_ночь_выучит_ и_я_мама_такой_гордый_я_завтра_Крахе_ играю_то_есть_ворона_мне_четыре_пачки_слов_надо_выучить_и_мне_костюм_нужен.
- У нас есть костюм ворона?
- Чиво? -  сказала я не совсем педагогично, а сынок смотрела на маму с надеждой большими сияющими глазами.
- Ну хорошо, с тебя учить, а с меня костюм, - опрометчиво пообещала я и, поужинав, мы приступили.

Как сделать ворона из говна и клея? (Фото)Collapse )

Ну, батя, здравствуй!

Новый год, новая жизнь. Люди живут так насыщенно, что не успеваешь со вкусом супу откушать. Вечером заснул – осень, мы и большой брат Россия- наш компас земной. Глядим на восток с надеждой и восторгом. Утром проснулся – евромайдан, Путинкраб, дайте умереть спокойно, головой в сторону Европы, ногами в сторону Берингова пролива, дайте два, в конце концов. Жизнь кипит как борщ.

Одному моему брату скучно. Братец сидит старпомом в арестованном судне под флагом Белиза в Тунисе, ворует вай фай у арабов и отращивает бороду по пуп.
Говорит: «Пока фрахтователь доказывает своею миа кульпа в Лондонском арбитражном суде, питьевой воды тем не менее осталось на одиннадцать дней. А так все хорошо, только скучно».

Петрова полюбила сисадмина. Сисадмин прекрасен, бездетен, не был, не участвовал, сорока еще нет. В чем баг Петрова пока не знает, но надежда умирает последней. Вчера написала, что жизнь домохозяйки засасывает: «Воплощаю новые рецепты в жизнь,  котлеты с грибной начинкой, картофельные зразы с мясом, колдунов хочу попробовать. Или лапши домашней накрутить… Или, не дай Господь, пельменей…» И выпала из скайпа. Завидую, жизненные коллизии Петровой довели ее до пельменей. Вот например я: во время рабочей недели мои отношения с кухней просты и суровы, как фильмотека моряка дальнего плавания. Брат в рейсе бережно хранит эдалт-видео, ужасы и Криминальное чтиво. Я же храню в морозилке железные от холода сосиски. Пришла давеча с работы, есть хочу как голодный карабинер. Отрубила сосиску топориком, а варить сил нет. Так и сгрызла, тряся ушами как голодная кошка.

Сейчас высплюсь и напишу как мы елку воровали с одним знакомым карабинером. Кстате.


Поскриптум. Брат, украв немножко интеренту, включился в скайп в тот момент, когда его четырехлетний сын давил шотландского кота хрустальной вазой.
-Сынок…, - ласково позвал тунисский арестант из монитора.
Сынок посмотрел на бородатого отца, солидно откашлялся и сказал:
-Ну, батя, здравствуй…
Брат ржот до сих пор.
 

http://www.pl.com.ua/?pid=49&artid=29523#comments
Вторая жена. Первую он сам бросил, застал с каким-то, с усиками вразлет. Да я как подумаю про него и Марину эту, руки липкие становятся, от бешенства. Это ж как деньги надо любить. Он же алкаш был, натурально алкаш. Жрал свое пойло до полного изумления. У него уже метеоризм хронический наступил. С ума сходить стал: как-то  с резиновой уточкой в ванной купался, пузыри пускал и хохотал. А я рядом стояла и следила, чтоб не утонул, скотина.
Какой там секс, что ты. С утра супу съест, водителя дождется и вперед, родину защищать. Огневые рубежи от акул империализма. А вечером несет матросик его спатеньки, чуть не плача от нечеловеческого напряжения. Толстый, китель заблеванный, одним словом – орёл. А тут Марина! Мне жена капраза с флагманского рассказала. Марина ему, пьяненькому, ноги моет… Я как представила дуру эту, аж легче стало. Ну, - думаю, - аллес капут, отмучалась. Сгорел сарай гори и хата. Квартиру я у него отберу, ничего, ему еще одну дадут.  

А в тот день когда я чемодан собрала, ему адмирала дали. Из Москвы высокое начальство прибыло. Погрузились на катер и поехали на остров у побережья, обмывать. Погода как раз была – загляденье, солнце во всю.  «Что б ты сдох,  -думаю, -прямо на том острове, робинзон хренов». И села вещи перебирать, маме письмо написала.
Под ночь начали звонить остальные жены, рассказывать про своих, как явились, цвет каспийской флотилии, единым фронтом в невпихуемом состоянии. Один из Московских гостей без переднего зуба, а так ничего. А моего-то нет! Все есть, а этого нет. Давай я обзванивать, кто, как, кто его последним видел. Лейтенантик, который катер привел, говорит вышли из кустов редкой цепью, шатаются, орут срочно на борт, давай в кабак, к бабам, к цыганам нужное подчеркнуть, заводи. Пока ехали, командармов разморило, попадали в машину и по домам.
«Ёмаё, - думаю.- Погибла надежда офицерства». Позвонила на КПП, через час машину прислали. И с фонарем, вместе с водителем все ночь  искали адмиральское тело. Никто, никто из дружков его не поехал. Бегаю я по кустам с фонарем, кричу «Юра, Юра», а сама вспоминаю, каким он был. Каким же он хорошим был, умным. В академию сразу поступил. Говорили с ним ночами напролет, читал все время. Он и подкатил-то ко мне, в гости напрашиваясь со словами «Не вижу почему бы благородному дону не посмотреть ируканские ковры». Ого, думаю. Ну и пошли ковры смотреть.

Нашли под утро. Лежит в кустах, сипит, красный как Монтигомо Системная Ошибка Племени, ожоги второй степени, обезвоживание, язык ко рту как бревно. Орёл…
Так и не развелась, понимаешь? Марине сказала, что кислотой оболью, адмирала закодировала, так и осталась.
Знаешь, может быть он - это самое хорошее, что случилось со мной за последние двадцать лет.

Второе письмо. …ты понимаешь, я и не вспоминаю его каждый день. Только снится иногда.      Что могло быть по-другому. Что я все-таки поговорила с ним в тот день. Редко, да. Только просыпаюсь иногда, а сердце где-то в горле колотится... Совесть, знаешь такая вещь оказалась, не унести не выбросить.
…да какой был. Никакой. Пепельный, незаметный. Сосед и сосед, добрый очень. Я вся в себе тогда была, любовь у меня невозможная, только переехали. А этот как-то странно работал сутки- не сутки, дома часто бывал. Как-то раз письмо мне написал, стихи , не помню. Помню смеялись очень, я ему строго настрого приказала «глупости забыть» и начать наконец дружить домами.
Он нянчился со мной. А я почти не помню его лица. Он приносил мне раритетные пластинки, редкие книги: я же сказала что люблю читать… Он выхаживал мою дурацкую собаку, у которой то воспаление легких, то ногу свело, то шерсть вылезла. Потому что мы работали от рассвета до судорог в мышцах. А он старался быть ненавязчивым, и, знаешь, это у него почти получилось.
Милиция пришла в понедельник. Про соседа спрашивали, кто такой, почему. А сразу за ними пришли люди в масках и космических костюмах, с пробирками, лакмусовыми бумажками. И приговор: здесь нельзя жить. Месяц назад  сосед вынес со своего секретного трудоустройства килограмм ртути в жестяной банке из-под горошка. И она конечно пролилась. Отравило к чертям его третий этаж, нас и молодую  перспективную пару с первого.
…в милиции били. Я ему ничего не говорила, видно было что и так человек в сумерках. Своих забот хватало, мини-фукусиму свою личную разгребать. Квартиру не продашь, ехать некуда, только держись. А молодая перспективная пара каждый день истерила у его дверей. Он с пачкой денег ходил по подъезду, еще более пепельный чем всегда. Каялся.
… в тот день прогнала. Он вечером позвонил в дверь, сказал «поговорите со мной». А мне некогда, а у меня ни времени ни желания. Он постоял, пробормотал «да, да, простите, я все понимаю», поднялся к себе и в коридоре повесился. Мы продали квартиру за копейки,  с мужем я развелась, потом с еще одним развелась, да и не вспоминала его, почти.
…его мама. Сейчас человека найти проблемы не составляет. Тогда, пятнадцать лет назад ей в милиции отдали письмо. Первая часть письма была маме. А вторая мне.

Она рассказывает, курит и плачет. Взрослая успешная женщина.
Я допиваю свое вино и не знаю что сказать. Может вот так, мимо, и проходит что-то важное? А нужно найти пару слов и минуту времени?  Я тоже не Франциск Асизский, я почти не слушаю тех, кто мне не интересен. Из равнодушия я обижаю тех, кто любит меня, из гордости обижаю тех, кого люблю я.
Только я верю, есть еще время.  Пока не пришло второе письмо.


Второй заместитель. Ты относишься к проекту как большая. Нервничаешь, хочешь подменить собой всех болванов. Ухо от телефона, как осенний гриб - влажное и расплющенное. Пишешь задание на день, а сотрудник пишет тебе после обеда в скайп: «простите за то что я пришел с утра на работу с перегаром, я же мужчина». И у тебя ум за разум заходит. А второй пишет вместо отчета: «А давайте откроем сеть электро заправок. Проект бомба». И у тебя трусятся руки, и ум выходит из-за разума вместе с нервной системой. В обед выясняется, что прибыла партия унитазов из Гонконга. Часть разбили, часть унитазов оказались голубого цвета, а в один вообще насрали.
- Как насрали? - изумляюсь я.  - Жопой, -говорит она. -Водитель перевозил в кузове родственника, вокруг людно, пробка. Организм не выдержал.

Вчера начальник охраны офисного центра кричал в трубку кому-то вышестоящему: «Кого вы прислали? Это не охранник, это хипстер какой-то, я б послал его да только он уже там был. Откуда знаю? По нему ВИДНО.

Понимаешь, мне хочется оказаться в мире, где сотрудницы в жутких розочках не душатся какой-то вонючей концентрированной сыростью. Где сотрудники стирают носки и не курят самосад. Очень хочется остаться женщиной, даже если из под юбки звенят бубенцы.

Один поставщик говорит, дайте мне переводчика, я не понимаю что вы мне тут говорите, напишите заявку на унитазы на бумажке с большой гербовой печатью. Бумагу курьером лично в руки, никаких явок и паролей. Тайна вклада, храните деньги в сберегательной кассе. Второй говорит мне, что я из села кукуево, бумагу сейчас никто не пользует, пишите мне заявки исключительно на е-мейл. Я рассмотрю в течении недели.
Третий - умнейший мужик, пробы ставить негде. Разговаривает голосом Левитана, строг, сух и опасен.
А потом приезжает к тебе в командировку на «переговоры» и оказывается важным румяным мальчишкой лет двадцати пяти. Умненьким, но мальчишкой. К вечеру, вместо щетины у него на лице вырастает пух, он умеет стесняться, смеяться и тоже все помнит про ируканские ковры и благородных донов. А бухгалтер его, профессиональная тетка, оказывается фриком в малиновых шуршащих штанах.
Тетка ничего не знает про пацаков и чатлан, зато хохочет басом, любит коньяк, любит, когда ее называют финансовым директором и застенчиво басит после третьей рюмки: «Сама ты бухгалтер».



 


Нудный, в очочках, глаза бегают, в результате проснулась в слезах, от кота до пояса, вспомнила почему он мне сразу не понравился. Потому что я, как американское правительство, регулярно подслушивала частную жизнь наших сограждан. Увлекательнейшее дело было, этот ваш слуховой вуайеризм.

Одна моя знакомая юная Людмила работала на станции телефонисткой. Дело было так давно, что Гагарин только что вернулся, а нет, вру. Горбачев уже был. Ельцин был, даже Путин уже был, только незаметно.

В тот день я только что забрала у портнихи модное драповое пальто в черно белую шашечку. В те благословенные времена драп добывался контрабандным способом, расцветка попадалась потребителю в нагрузку, мне же попалась пёстренькая.
В салоне я надела обновку и вздрогнула. Пальто сидело изумительно: попа в нем казалась ровно в три раза толще. На фоне бескрайней попы появилась осиная талия, сиси выпрыгивали из-за пазухи навстречу новым приключениям, «в общем, сшила пальто - брось его в море», сказала Петрова и мы решили это дело отметить.

Конечно, дома пальто примерила и маменька, но и тут оно показало на что способно: необъяснимым образом мама в пальто превратилась в коренастую тетеньку с разными ногами лет на пятнадцать старше оной. Мы переглянулись. Пальто снимало налет цивилизации на раз-два. Оно звало своих обладателей  в магазин за жигулевским и семками, в нем хотелось потерять в бою передний зуб и вставить себе золотой – из фамильного колечка, хотелось купить газету, лечь на диван и пнуть котика…Удивительной силой иногда обладают вещи.

Пальто перед выносом на постоянное место жительство – помойку, нужно было хоть раз выгулять. Мы с Петровой набрали чего-то вкусненького и, стараясь вкусненькое не разбить, поехали к Людочке на телефонную станцию – отмечать приход неудачного пальто, заодно и его расход. На ту беду Петрова закончила курсы визажистов. На этой фразе можно в принципе и заканчивать, потому что началось все за здравие, а закончилось творчеством Петровой.

После того как мы всласть наподслушивались телефонных разговоров граждан, Петрова взяла в руки кисти и краски на радость себе и людям. Через час она гордо сообщила: -Я закончила!
Мы с Людочкой стукнувшись лбами пригнулись к зеркальцу. Ну что скажу, это было ярко. Акцент был сделан на всех частях головы сразу, в лучших традициях русской лубочной картинки. Глаз плавно перетекал в ланиты, ланиты в губы, которым мог бы позавидовать любой абориген из Папуа-новая гвинея.
- Бровьми союзна! – выдохнула не совсем трезвая Людочка, выдала мне, как самой красивой, отвертку бормоча что-то про маньяка Аркадия, нахлобучила на меня чью-то шляпу, заперла за нами дверь и завалилась спать.

Как доехала Петрова я вам не расскажу (проклятая омерта), но я доехала с ветерком. Я вышла на ночную остановку медленно покачиваясь, одной рукой прижимая к декольте объемную сумку типа «влезет пол кабана и бутылочка», второй рукой придерживая шляпу и остановилась под фонарем. Остановка, состоящая из четырех личностей неопределенного социального статуса, дружно вздохнула «Ооооо!» Из темноты выскочили жигули с Музычкой (тм), и оттуда утвердительно сказали: - Подвезти!

Я покачнулась и, в положении пизанской башни, подошла к автомобилю.
- Аркадий! - радостно сказала я.Collapse )

Во-первых, мы его помыли. Да, да, дорогая редакция. С мною жил и, даже не побоюсь этого слова, регулярно спал, не мытый полтора года кот. Я могла бы оправдываться, показывая длинные  шрамы на моих белоснежных руках, могла бы показать следы мелких зубов на, практически, перекушенной (и все-таки белоснежной) щиколотке, могла бы предъявить справку от ухо-горло-носа о том, что ухо мое ослепло от кошачьего ора. Но не буду. Котик просто не любит воду, кто мы такие, что бы его заставлять? Кто, я вас спрашиваю?

Вот только у короткошерстного кота шесть на хребте пошла сосулями и он перестал пахнуть французскими духами. Все же знают что чистые коты благоухают какангелы?

И однажды, свершилось. Я ухватило это волосатое бревно, которое выросло поперек себя шире и заговаривая ему острые зубы обычным враньем опытной замужней тётеньки «Кот хороший, умный, кот похож на чайку (расцветка один в один ей-ей) кормить кота, кормить кота, кормить вкусно кота»  и внезапно вошла в ванную.
«Аоууу, хр-хр-хр», - обалдело закричал кот, оглядевшись, добавил «Мнэээээ» и кажется два раза гавкнул. «Сидеть», - рявкнула я страшным как белые ходоки голосом, от которого моя покойная собачка валилась оземь натурально как сивка-бурка.

Ага, щас. Нашли дурака за четыре сольдо. Кот включил режим «попробуй поймай чупакабру голыми руками» и стал вертеться. Мой внутренний зоолог был поражен в пятку. Сначала кот повернул заднюю часть на 180 градусов вправо, одновременно повернул переднюю часть на сто восемьдесят градусов влево, вывернул морду и, смотря на меня прицельно как пистолет имени гражданина макарова, из задней часть высунул зубы, а из передней когти. Ну, может быть и наоборот.

А потом пришла бабушка и мы в четыре руки сделали это. Полдня кот выкусывал под хвостом, вытягивал ноги, морщил нос, а потом высох. И оказалось, что кот увеличился в размерах в два раза. Истинно говорю, когда раздавали котов, нам достался самый красивый.

Сегодня утром. Пробегая на ежеутреннюю процедуру мумифицирования себя любимой застигла нашу бабушку с зеркальцем в руке и довольно далеко выдвинутой челюстью. Наша бабушка сидела с грустными, сведенными в кучу глазами и, без очков, пыталась рассмотреть что то неприятное под подбородком. «Мама, вы удивительно похожи на Шапокляк», - похвалила я маму. «Кстати, отдай мне твою новою юбку, ты все равно в нее уже не влазишь»,- похвалила мама меня. И мы, радостно посигналив друг другу дальним светом, разъехались по разным углам квартиры.

Помощи больше ждать было неоткуда, и бабушка позвала Арсенала. «Внучек, посмотри ка мне в лицо, кажется у меня на подбородка вырос… волос. Внучек отложил бутерброд посмотрел на бабушку и радостно заорал: «Ого!». Тут бабушка схватилась за сердце. «Да у тебя тут реально огромный чорный волос!» Тут бабушка схватилась за начинающуюся бороду. «А вдруг ты ведьма? А вдруг ты вырвешь руками волос, порвешь его и закричишь Трахтибидохтохтох, и твое желание исполниться? Давай я на всякий случай скажу, чего хочу: чтобы амнетрикс мама купила за пицот денег, чтобы кот с балкона не упал и чтобы все люди жили вечно, запомнила?» Тут потенциальная ведьма захохотала вместе с дочерью, которая в новую юбку не влазит. Сели они на метлы и улетели на работу.

А с котом реально не знаю что делать. Вышмыгивает на балкон, прыгает на цветочный ящик, который висит за бортом и сидит. Попа в земле, пушистый, бородатый самый красивый на свете кот. Истинно говорю, когда раздавали котов, нам достался самый глупый.

http://www.pl.com.ua/?pid=28&artid=29317
Наташа, 25 лет
журналист

За что я люблю Киев? Тебе про приличное? Мне, говорю, про что-нибудь нетипичное. А лучше стыдное. Ха, отвечает женщина, легко. Я вот в Киев лет пять назад переехала, работать. Как раз ноябрь был. Снег, дождь, вокруг народу понаехало, как будто город резиновый. Нет, думаю, вот поработаю до весны – и айда отсюда. А потом знаешь, что меня с Киевом помирило – таксисты. Вот у меня в родном городе машину с руки не поймаешь. Потому что на обочинах стоят только профурсетки, и то некачественные. Поэтому машину-то поймать можно, а приехать в пойнт оф дестенейшн маловероятно, так и стоишь, мокнешь где-нибудь, пока такси не придет. А в Киеве? По пути тебя сто человек подвезут, поговорят, еще и кофе угостят. И все это, заметь, просто за деньги, без всяких хватаний за коленки!

Игорь, 30 лет
системный администратор

Или вот, например, мне шею продуло. Натурально. Иду, как ревматоидный артрит, «низко голову наклоня», и только асфальт видно. А на асфальте за пять минут мне попались: надкусанный огурец со следами красной помады, маленький живой осьминог и обертка от мороженого «Конопляное». За гранью добра и зла, понимаешь ли, инсталляция. Люблю.

Марина, 38 лет
генеральный директор

Ехала я в поезде, еще при Кучме дело было. Ехала к другу сердешному, который уже год как в столице работу работал. Поезд утром прибывает, за окном осень, в сердце томление, а в купе одни барышни, и все, кроме меня, киевские. Я умылась, накрасилась, прокляла десяток женщин, бившихся в туалетную дверь, пока я лицо доводила до немыслимого совершенства, и вышла. Женщины посмотрели на меня и говорят: а ты что, вот прямо в этом и гулять пешим ходом по Киеву будешь? Вот в этом «перья-блестки-каблуки»? Конечно, отвечаю, во-первых, это красиво… Ну-ну, сказали бессердечные женщины.
Шпилька на правой ноге сломалась посреди Андреевского спуска, чулок зацепили в метро, ногу отдавила какая-то бабушка, от Банковой до Софиевской сплошные холмы-холмы – и стало понятно, почему Городецкий построил такой странный дом: с одной стороны – три этажа, а с другой – шесть. А как еще строить на такой пересеченной местности?!
И как, спрашиваю, свидание окончилась? Прекрасно, отвечает она. Вместо ночи любви до рассвета просидела с ногами в тазике с холодной водой. С тех пор ношу низкое и удобное. Вот только в шкафу на память платьишко с туфлями оставила – от стразов ослепнуть можно, юность же.

Сергей, 36 лет
руководитель департамента оптовых продаж

Я вид на жительство год делал. Думал, с ума сойду: то бумажки не хватает, то фотография не та, то, пока делаю бумажку номер три, у бумажки номер один срок годности вышел. По шесть часов в очередях стоял, на прием то олень приходил, то тюлень, так и день прошел. А потом помог один начальник отдела по иммиграции Нигматулин М. М. за умеренное вознаграждение. Что ж вы, батенька, говорит, сразу ко мне не обратились? Мы, киевляне, никогда друг друга не обманываем.

Андрей, 28 лет
предприниматель

Не поверишь, сосиска в тесте. Которая «Київська перепічка». Я ж поесть люблю, ты знаешь. Высокая кухня, фьюжн, на гигантской белой тарелке – маленькая кучка баснословно дорогой фигни в виде бегущей перепелки, и перо у нее в попе из карамелизированного лука. Ну, как обычно. А по городу еду, ларек вижу и обязательно «перепічку» куплю. Нигде таких нет, нигде в мире, я тебе точно говорю.

Елена, 35 лет
коммерческий директор

Да, и мама, и папа, и даже дедушка с бабушкой мои здесь родились. Да что я могу про Киев-то рассказать? – у меня глаз замылился. Разве что, когда ситуация сложная, переговоры или развод, например, я про себя повторяю: «Я из Киева, мы почти горцы» и иду.
Куда идешь, спрашиваю. Ну как куда, отвечает она, избы тушить и коней останавливать, как обычно.

Я

Проснусь я, бывалоча, в окошко гляну, а там с одной стороны – шумная трасса, мойка, спортлайф придорожный, ужас для тонкой душевной организации, а с другой стороны – панельные дома, четверть золотого купола видно и дворовые утренние старушки бодро переругиваются нехорошими словами. Это Киев, детка! И тогда я вспоминаю. Вспоминаю, как я сидела семь лет тому назад в съемной квартире в одной маленькой, но очень гордой республике, где было мне плохо. И нужно было уезжать, и годовалый сынок спал навзничь в кроватке, раскидав руки, как сонный кот лапы, и было страшно, страшно безумно. А решать же надо быстро: куда ехать, где будет мой дом? Мир такой большой, и права на ошибку не было…
Могла бы в Москву уехать, например, думаю я сегодня, расчесываясь утром перед зеркалом, или еще куда, потеплее. А потом вдруг думаю: Ки-ев. Мой. От Лавры до мокрого ночного булыжника, от мостов до каштанов, от Оболонского «скупляться» до Троещинского across the water. От той самой Ямской улицы, с которой Куприн писал Яму, до Петровки, где можно купить Бодлера в оригинале и записи видеокамер из частного особняка премьера любой страны. От киевского апреля, когда небо бездонно, до золота крыш божьего дома, которые горят так, что ломит затылок. От президента до соседки тети Гали, которая ругательски ругает власть имущую и все, все помнит: от первой ходки за колоски до гречки бывшего мэра. И тогда я просто готова расцеловать собственное отражение в зеркале. Приятно все-таки иногда никогда не ошибаться.


Берегите мужчин

Вестибулярный аппарат большинства нетренированных животных можно кратковременно запутать, при этом животное теряет ориентацию в пространстве.

Вокруг все ноют про осень, про доколе, про бабьего лета не будет и про остальные полгодаполохаяпогода. А мы с маман вспоминали, как я однажды такой вот осенью под землю  ушла. Чуть не погибла как дантес во цвете лет из-за собственного языка.
Ну и конечно из-за плохого вестибулярного апарата. Вечно я выпадаю под ноги незнакомым мужчинам.

У меня тогда как раз водился один мужчина и одна собака. Оба не сошлись характерами и ругались каждый день как в последний раз. Отношения у них естественно зашли в тупик. Погоды стояли редкой мерзости, что оптимизма мне совсем не прибавляло,  да и ветер с моря дул такой, что собаку боком в кусты уносило даже «мама» гавкнуть не успевала.

Прихожу я как то вечером с работы, а мужчина уже дома, в привычной позе сибарита вульгариус лежит, читает.  А собака бедная с выпученными глазами у порога на низком старте стоит, уже практически полные штаны наложила. Представляете, да? Каша не грета, собака не выгуляна, пино блан 1873-го правый склон не охлаждено, хризантемы в вазоне отцвели уж давно, а новые не куплены. Бесполезный человек.

Вздохнула я на эту обломовщину глядя и говорю, пойдем  свет очей моих, в загс разводиться воздухом подышим, а то атмосфера какая-то в доме напряженная¸ того и гляди кто-то фамильную чугунную сковородку побежит искать прямо сейчас. Сейчас, думаю, не сдержусь и такими словами разговаривать начну, что сосед дядя-мичман Шайфутдинов как пить дать папеньке растреплет про мой богатый внутренний мир.

Видите сами, что обидеть девушку может каждый, особенно такую ранимую. А раз так, раз каша не грета, значит Остапа понесло. Пошли мы собачку к морю выгуливать, а заодно отношения выяснять.

Дедушка мой, вспоминаю, радикально к такому вопросу подходил. Ежели бабуле глаза кровавая пелена застилала и бабуля голосить начинала, дедушка тут же свой казацкий артефакт доставал – нагайку, и со значение ей показывал. Тогда у бабули тут же драйвера слетали, которые за звук отвечают, бабуля замолкала и бежала на кухню в борщ плевать водичку пить. Ну или в борщ плевать, поди нас баб разбери.

Так вот иду я, глаголом жгу, рассказываю как кое-кто мне всю жизнь испортил. И на особо пламенном пассаже, как раз в районе вечной стройки нового яхт клуба, хляби земные подо мной разверзаются и я вертикально ухожу под землю.

Со стороны мужчины,  это выглядело как «бог есть, натурально». Достала, честное слово, идет, ругается обидно, руками машет… И на логичной мысли: да провались ты пропадом совсем, проваливается на ровном месте. Спасибо.

Со стороны собаки наблюдалась трагедия. Любимая хозяйка шла, шла, скрипела любимым голосом. И вдруг исчезла! Собака испуганно сказала вав, села на краю траншеи, куда ушла хозяйка, застучала хвостом и горестно завыла.

С моей стороны было мокро. Я стояла в двухметровой траншее, рядом с метровым штырем, намертво увязнув шпильками в мать-сыру землю. Внутри боролись чувство собственного достоинства с приступом идиотского смеха. Сверху на меня встревожено смотрели две головы одна с треугольными ушами, а вторая просто с ушами - мой верный буланый конь и соответственно дорогой Ставр Годинович. И кто-то из них сказал:

-Нет, ну чтоб так буквально…

Обычно, для обмана вестибулярного аппарата достаточно вращать животное некоторое время, после чего организму будет казаться, что земля под ним качается.

Психанул

Психанул, все же видели, да?

А теперь угадайте, что я делаю. Я допиваю третий стакан валерьянки и слушаю рычание кота из дивана.
В общем, как обычно осенью, мы решили освежить прихожую. Свою первозданную красоту прихожая утратила, когда эта тварь отрастила когти на руках и брезгливо отказалась от когтеточек. Зачем когтеточки, если в квартире есть стены и диваны, в самом деле.

Не то чтобы лохмотья свисали как на фото набер ван, но следы похожие на сабельные удары читались явственно. Поэтому твари (любимому котику) отрезали когти под кутикулы, показали свернутую газету, провели воспитательную беседу, что еще надо от заботливых хозяев, подумали мы. Щас прям, видимо, подумал кот. Не на того напали.

Пока клеили обои кот ходил как круги по воде, правильными кольцами и все пробовал на зуб. Кусочек обоев, кисточку, щеточку, саморезик, плинтус, малярный тапок, все такое вкусненькое. Но отгонять успевали.
И вот ура, все закончили, подмели, я пошла мастера в коридор проводить, пять, пять мамой клянус, секунд. Возвращаюсь и застываю на месте как сурикат, нелепым столбиком. Потому что с корнем выдран кусок свежих виниловых обоев, выдран с высоты моего роста.
Как будто кто-то очень веселый разбежался, вцепился четырьмя ногами в стену и с удовольствием по ней сполз, благо по влажному клею как по холодцу едешь.

Ыыыы, -взвыла  я нечеловеческим голосом, и бросилась куда глаза глядят.
Глаза глядели на свернутый плакат с портретом Лукашено, ну нет в доме газет. Да,да Леля, тот самый что мы с тобой в Минске купили, когда ты сине-зеленую продавщицу допытывала, отчего это бюста президента в продаже нет. (Оказалось, бюсты при жизни не делают).
Теперь сижу с Лукашенко наперевес, жду когда кот выйдет. И тогда я его убью. Сначала покормлю, а потом убью.

Про электронный билет

Про телевидение. А я утром на работу собиралась – чуть с кровати не упала, у меня ж утром или мультфильмы идут или какое-нибудь совершенно секретно, где обычно рассказывается, что президента-ельцина никогда не существовало, а йетти это жертвы беспощадных экспериментов секретных кремлевских лабораторий – британские ученые доказали. А тут раз, и оно само на другой канал переключилось. А там такой угар и гоморра, что я глазам своим бесстыжим не поверила: в общем заставка очередной розовой многосерийной сопли: девушка в платье а-ля кармен кружится в танце и постукивает себя по низу живота.
Как вдруг. Из постукиваемого места. Из девичьего её пупка (чуть ниже). Внимание. Вырывается плотное облако мелких, как мух, БАБОЧЕК. Бабочек блеать. Ей богу, я очень удивилась, дорогая редакция. Прямо очень.

Про кота. Начал жрать сырую говядину. Теперь так странно на меня смотрит и гребень вдоль спины выпускает. Утром проснулась от покусывания ноги. На зуб пробует, скотина. Не думала я вот так вот окончить свои дни, во цвете лет, в желудке не пойми кого…

Про школу. Ну что я вам скажу – мечты сбываются. Вчера общество идентифицировало моего сына с себе подобными, Арсюше выдали электронный ученический билет. Теперь его броуновское движения в храме науки я могу отследить на сайте, господи мы ж об этом лет десять тому назад, начитавшись Гаррисона с Хайнлайном, мечтали.

Вечером доча  (например, доча)  задерживается, ты такая раз в монитор, а там красная точка светится в районе соседнего сквера. Ты изображение покрупнее - бац, а доча с хулиганом из одиннадцатого бэ уже за ручки нежно держатся. Хулиган уже и губы свистком сложил, и ручонки свои грязные к квиточке моей тянет, и тут ты такая как гаркнешь смертельным голосом в микрофон вмонтированный доче в пломбу еще в старшей группе дошкольного учереждения: «Гори в аду, нехороший человек. Руки за голову! Межгалактическая инспекция нравов»… Ну как-то так.

Теперь Арсений Сергеич под чутким наблюдением, мне даже смс пришла: Аrseniy М. vkhid 8.23. Придется по-честному лямку третьего класса тянуть. А то мне первого сентября на линейке одна знакомая женщина подошла – мама дружочка Арсюшиного, первоклассника Ярика, который широко известен в нашем дворе своей субтильностью и  непосредственностью: «я тістечко з'їв і так ригав».
Подошла и хохочет в голос. Оказывается Ярик с утра на линейку собирался и очень за моего Арсюшу волновался: «Понимаешь, мамо, Арсений говорил что первый класс ему еще так сяк. Второй – еле пережил. Боюсь, третий не переживет…»

Вчера например ехали мы с ним вечером на айкидо. Арсений, сто децибел, сто сорок сантиметров, размер обуви тридцать семь, оч. экспрессивно:
-Мама!
Я, пошатнувшись от звуковой волны:
-Что?
Арсений, рассматривая свою фотографию на электронном билете:
-А почему люди получаются на фотографиях как идиоты?
Вокруг задорный ржач пассажиров. Арсений, ничтоже сумняшеся, по-прежнему сто децибел:
-Посмотри, я тут такой как будто меня приговорили к пожизненному заключению!
Ржач усиливается. Я прячу глаза, правое ухо начинает розоветь, говорю специальным голосом, но тихо-тихо:
-Где ты это услышал?
Иже херувимы смотрят на меня прозрачными от правдивости глазами:
-В Саус Парке, мам!
Теперь ржет девушка лет пятнадцати у окна. Я краснею левым ухом и выпучиваю глаза. Арсений, чувствуя, что сказал что-то лишнее топырит губу:
- Ну, мааааам…
Я:
- Дома поговорим!
Проходит полминуты. Арсений внимательно читает ученический, сто десять децибел:
-Ого!
От вопля сносит какую-то неаккуратную бабушку, пассажиры тихо радуются.
– Мама, смотри, мне его дали до 2017 года. А вдруг я буду уже тогда неузнаваем? (с ужасом, тоже выпучивая глаза) Вдруг у меня вырастут усы???
Пассажиры тихо воют в спину друг другу, даже привычная я прыскаю. Арсений, последняя капля:
-Или борода, нидайбох вырастет??? До скольки лет дети похожи на детей?
Что с тобой, мам?

Тихое счастье

Регистрировали летом фирму. Конечно же самим это сделать было лень и время на ветер. Поэтому регистрацией занимался странного вида адвокат, который, казалось, существовал во всех измерениях одновременно. В виды деятельности фирмы он зачем-то всунул торговлю коврами самолетами. Когда я звонила, не давая мне поздороваться адвокат кричал «Братан!» и «Помнишь эту, чернявую с титечками?».
В прошлом он служил помощником раввина, и однажды даже возил нас в узбекскую столовую (!) на территории «Уз-део».
А самое главное, в момент расплаты, он назвал сумму в два раза меньше, чем договаривались!

Такие люди конечно есть, я читала. Но чувство иррациональности происходящего не покидало меня все время нашего знакомства. А сегодня настала кульминация.
Сегодня, спустя квартал, мы обнаружили, что не совпадает рег. код на печати и на свидетельстве.
Так как на гугле нас еще не забанили, путем нехитрых телодвижений, обнаружилось, что код на печати принадлежит фирме с милым и непритязательным названием «Тихое счастье». Печать-то мы конечно поменяем, вот только гложет меня любопытство. Чем должна заниматься фирма с таким названием?

Я ставлю на частную похоронную компанию, а Петрова: на кладбище домашних животных, бордель для больных отитом и магазин по торговле говорящим табаком.

 

Ограбление по

Вспоминали с Ивановой намедни про ограбления нашего детства. Не подумайте плохого, это еще когда нас, а не когда мы было «в давнине» как выражался Арсенал в детстве.

Время стояло веселое город этот выдумал один художник, фонари не горели, коммунальных услуг не давали, жители мылись морской водой даже зимой, а богатые жители – минералкой. Шмыгали по темным дорогам вишневые девятки, гопстоперы и между ними бессмертные офисные работники.
Боялись, но шмыгали, а куда было крестьянину податься?  

Моя подруга Иванова, ответственный банковский работник, однажды под хеппи нью еар получила зарплату. Обычно я успевала её встретить с работы первой, и мы несли ее зарплату в рюмошную навстречу новым приключениям. Но в этот раз что-то не сложилось, и бесстрашная Иванова пошла домой одна-одинешенька и после удачного шопинга: были прикуплены колготки и шикарные кружевные трусы цвета заката на сьерра-гранде. Ну ладно, просто розовые.

Иванова вышла из троллейбуса и, не спеша, пошла в темные дворы. Была зима… Вот сложно человеку неподготовленному рассказать, что такое крымская зима. Это когда сыро и чайки летают жопами вперед, потому что с моря дует очень, очень сильный ветер.
Мода об ту пору у работающих женщин пошла на длинные драповые пальто – дешевле чем дубленка, и опять же ногам в капроне не холодно. Лично у меня пальто было красное как томатный сок - с капюшоном и в пол, сильное впечатление на неврастеников производило. Например, сосед- алкоголик дядя Петя периодически пугался до выпуча глаз, видя меня в дверном проеме парадной со свечой в руке. Я же рассказывала, что свет, воду и газ нам давали по часам, обычно днем? Поэтому бедным девушкам по подъездам приходилось ходить с дополнительными источниками света, шокерами и нунчаками.

Дядя Петя, кстати, плохо кончил, и мое красное пальто тут ни при чем. После очередного катарсиса он увлекся уринотерапией. Пользовал он урину, на радость соседям, внутрь и, кажется, пользовал в виде обливаний, потому что запах от него стоял такой неимоверной силы и крепости, что угрюмый мичман Шайфутдинов из квартиры напротив пробормотал что-то про «золотой дождь» и «говноедов» и самолично заколотил входную дверь Петровича на неделю, пока тот «мамой клянус» не пообещал бросить потреблять гадость на веки вечные.

Так вот у Ивановой пальто было черное и как водится в пол. Иванова шла тем декабрьским промозглым вечером и полы пальто её развивались, как черные паруса флибустьеров. Она мечтала, как покажет трусы кому надо, поужинает, и перебежками продвигалась к месту дислокации, избегая теневых мест. Но нет. От платана отделилась тень, схватилась за сумку Ивановой и сильно дернула. Что бы сделала нормальная женщина? Нормальная женщина закричала бы «будь ты проклят» или «пожар» или «Вася, Вася, я тут слева под платаном». Иванова же кричать и не подумала. В то время общегражданская позиция на счет помочь ближнему граничила со слабоумием, и Иванова, как капитанская дочка, понимала что спасение утопающих дело рук самой Ивановой.

Поэтому Иванова насупилась, и тоже сильно дернула сумку обратно. Грабитель замер, часто задышал и еще пару минут они возились в перетягивание шкертика. Иванова уж было подумала, что она победит: больно крепкой оказалась сумка и хлипким грабитель. Но жизнь другая. Грабитель внимательно посмотрел на ноги Ивановой, сквозь которые хлопали полы пиратского пальто, и просто толкнул ее в головогрудь. Иванова шагнула раз, два, намертво запуталась ногами в пальто и колбаской покатилась со склона в сторону подъезда. А грабитель с сумкой ускакал, обидно ржа, в ветреную ночь.

А в понедельник про случай с Ивановой узнали все банки и банковские работники. И как узнали! Оказывается грабитель, как приличный человек, забрал из сумки деньги, тушь лореаль и проездной на январь, остальное же выкинул за ненадобностью. Бдительные дворовые старушки, обнаружив поутру имущество, произвели полную его инвентаризацию. По ее результатам были выявлены: секретные банковские документы (которые ивановой лично в руки были выданы по служебной надобности), трусы и колготки. Дворовые старушки подумали, посовещались и позвонили по горячей линии в головной офис банка с полным перечнем находок, где среди прочих фигурировали колготки и трусы. Вы что бы подумали, услышав такое? Вот и головной офис банка подумал.

А в понедельник Иванова обнаружила, что она теперь широко известна в узких кругах и замучалась объяснять, что ей не настолько «повезло», как вы все тут думаете.


Из дневничкового:
1.      В рамках борьбы с белыми волосами, проколорировалась. Теперь я полосатая.
2.      В рамках борьбы с хандрой постриглась. Теперь я странная, полосатая  и хочу убить мастера Валентину – я же говорила НЕ «филировать».
3.      В рамках котоводства, узнала про ворон много нового. Выгуливали кота во дворе. Гадкие, но умные птицы кваканьем и отпрыгиванием завлекли кота в чащу и чуть не съели. Окружили, обзывались и стали сжимать кольцо. Пришлось проникнуть на закрытую территорию детсада, где располагается чаща, и надавать воронам по-сусалам. Птицы орали так обидно, что узнала много нового. Поэтому вспомнила Горчева, который утверждал что вороны наперегонки на жопах с куполов катаются. И вот же доказательство
Доброй ночи)



В юном возрасте цыпок, ножек-палочек и ангин по три раза в год, я впервые полюбила.
Не абы что, а Антона Табакова в роли Тимура Гайдаровича.
Вообще-то Тимура я полюбила еще раньше, как прочла. С телевизорами в стране была напряженка, с мультиками и того хуже – мой детский, но видимо уже тогда воспаленный мозг кукольные мультики воспринимать отказывался даже под угрозой отлучения от Библиотеки Фантастики. А в рисованных довоенных чувствовался подвох – больно герои были на людей похожи. И не так давно я узнала, что таки да! Сначала снимали людей, а потом по контуру писали натуру. Помните, товарищи пенсионеры, например мульт про золотую антилопу и индийского мальчика простодыру?
И вот бедным пионерам приходилось читать - воображение дорисовывало остальное. В общем и целом юный Антон Табаков меня вполне устраивал.

Страшное началось потом. Когда цыпки несколько уменьшились, а под кроватью лежал нежно зачитанный до дыр Дюма-отец,  я случайно посмотрела трех мушкетеров юнгвальда нашего хилькевича. Помню свой шок, стыд и горькие слезы: это что? это как? Это НЕ дартаньян, это НЕ атос,  кто все эти люди??? Где в конце концов Планше? Где этот, как его, нормальный фанатик. Почему они все такие страшненькие… Долго еще слаборазвитый сосед второгодник пел, пел как услышал, мне назло: «Парапарапарадуемся на своем веку красавице Икупку». Кто, кто написал эту песню?
Так разбилась о быт советский синематограф и красавицу с румынской фамилией реакция ожидаемого к действительному. С тех пор я не люблю поющих мужчин (читай – барды как они есть), усы и костюмированные фильмы.

С годами представление о красоте мужской менялись, но как бы вам сказать, не особенно. Типаж долженствовал быть весел, юн, фигурой стремиться к перевернутому треугольнику и вообще похож на принца из три-орешка-для-золушки. Катарсис произошел как-то не заметно. Длинноногие принцы в нашем провинциальном городе спивались, женились на ком попало и мало читали. Хотя было, было одно приятное (кому-как) исключение.

Одна знакомая женщина посоветовала гинеколога. Тут мужчинам гусарам нужно молчать. Потому что хороший гинеколог это залог здоровья. Стоматолог тоже залог, но гинеколог страшнее. Или нужнее. Одна знакомая женщина расписала своего гинеколога как явление Парацельса народу, чудо-чудное и особенно напирала на нежные руки. Вот тут гусарам опять нужно молчать, потому что руки у гинекологов это их все, помимо конечно острого взора и узи.

Так вот весенним утром, месяца апреля №-го года, я пришла на прием. Ничто не предвещало беды. Из кабинета гинеколога выскочила розовая тётька с двусмысленными глазами, пропищала: «можно заходить» и умчалась в пампасы. Я пожала плечами, вошла и остолбенела буквально. Как та самая пресловутая ослица. В голове лихорадочно металось: «Кто здесь?», «Сырой лосось!» и совсем беспомощное «Почему со мной!»
А все потому что за столом сидел в белом молодой человек абсолютно голливудской внешности. Внешность смотрела на мой открытый рот, часто моргала мохнатыми черными ресницами, застенчиво смотрела синими (мамой клянусь – синими как синька) глазищами и розовела ланитами. Девочки, он был идеален.
- Я к вам не лягу, - угрюмо сказала я. И ушла.
А кто бы не ушел? Кто не ушел пусть первым бросит в меня камень.

Я б и забыла про эту нервную историю и иже с ними. Да только вот сегодня переходила я дорогу и вдруг, как в сказке, остановился передо мной, как лист перед травой, бгг, очень дорогой пепелац. Вышел оттуда принц, ей-ей девочки принц, и молвил: «Девушка, вас подвезти?»

Нет, твердо сказала девушка. И ушла, осознавая страшную истину: принц мне не понравился, от слова совсем.

В связи с вышеизложенным, поспорив с Петровой до кидания друг в друга банановой кожуры, вопрошаю девочек? (с мальчиками все ясно Дита фон Тиц, Саша Грей) Кто из, самый самый? Немедля расскажите!

ЗЫ  Одна знакомая женщина говорит Курт Кобейн, Брендон Ли, Эдриан Броуди и Дейв Гаан, ничего себе однако разброс получается…

ЗЗЫ В процессе написания ни одного мужа не пострадало, кстате. Берегите мужчин)

Сегодня Петрова позвонила, злая как дартаньян. Оказывается в ночи, в темное время пьяных смс – часа в три пополуночи, бывший антиквар её прислал известное поэтическое произведение:

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.


А Петрова ночью же не просыпается, потому что безработица у нее нервная и спит она, как египетская мумия с мозгом выковыренным через нос ложкой в повязке, берушах и котом в голове. Смс она увидела с утра, вознегодовала, забанила юмориста во всех соцсетях (исторгла во тьму внѣшнюю) и вообще послала в болота поганыя, ничтоже сумяшеся. А теперь нервничает, потому что нынешняя её пассия, ну назовем его Владимир Владимирович Петрович, мужчина видный, замечен был в депутатстве, большом бизнесе и два раза в театре имени Луначарского. А посему антиквару в романтизме проигрывает по очкам.
Не бывает мужчин без багов в пятьдесят-то лет от собственного рождества, Петрова. Увы и ах. Не нервничай.

Посещали в субботу шашлыки по случаю дня рождения одной знакомой женщины. Ну шашлыки как шашлыки, диетические. Водку и свинину решили не брать по случаю жаркого дня, обойдемся, думаем, вином- пивом и остальными курями. Почему бы собственно одному благородному дону не выпить с другими благородными донами?
Ну что скажу, стоя пели Взвейтесь кострами, Гимн Советского Союза, Гимн Украины и Гимн Беларуси. Гимн Советского два раза. Все-таки жарковато было, по-видимому.

Маменька моя сказала, что без рыбы не возвращались. Пришлось заплатить за рыбалку. Ловили ли мы эту рыбу, ловили… И так ловили и эдак. Поймали одного обожравшегося карася, которого немедленно стошнило в ведро. Сволочи, доколе вы будете перед выходными перекармливать рыбу? Отплывешь метра два от бортика, то есть от мостков, и стоишь по чресла с мягком рыбьем корме. Ффу, говорю я вам, ффу.

Кот, кстати, карася с благодарностью съел. Пока неадекватные хозяева смотрели с умилением на вечно голодного котика, толстый котик рыча, урча и что-то приговаривая съел рыбку от хвостика до закатившихся глазок. Дорогое мироздание ТМ, ты не помнишь зачем я котика завела?

А еще, дорогая редакция, я тут диету соблюдаю. То есть временное помешательство у меня, понимаешь? Четвертая неделя пошла, мне уже можно белок и я почти не кидаюсь на людей. И зреет, ах зреет внутри желание рассказать эти будни сыроеда понедельно. Начинаться будет так:

Неделя первая: Нам не страшен серый волк.
Понедельник: А ничо страшного в диетах этих ваших. Кефир вкусно, помидоры – огурцы вкусно. А соленый творожок вообще няшка. Минус ноль три – идиотизм, куда я ввязываюсь…
Вторник. «Очень хочется кушать», анекдот такой был, про голодного студента. Зарядка не делается, лень.  Интересно, а если кефир полить лимоном? Минус один, однако!
Среда. Кефир полить лимоном – не интересно. Минус ноль восемь. А если пописать? Минус кило двести, уау.
Четверг. Что-то так устаю, ужас. Скорей бы яичко съесть. Законно положенное одно яичко. Кругленькое, всмятку, нет, вкрутую, нет, пашот, или запечь? От же жлобы диетологи эти… Минус кило двести. Тьху.
Пятница. Очень хочется в ресторан. В жопу эти весы.
Суббота. Ходили в ресторан. Ржала вся кухня, когда Юля попросила дробно нарезать помидорки, умастить эту брюкву соком лимончика дать запить это бокалом сухого.
Воскресенье. Зачем-то посмотрела новости. Очень хочется кушать. Кошачий корм так вкусно пахнет. Нет, не оставляйте меня дома одну!! С новостями, с кормом… Будьте вы прокляты со своим творожком и кефиром! Минус ДВА! Ха - ха, истинно говорю - это вино расщепляет жир! Как нельзя????

Ту би континьед))

Море - хорошо

Опять я слабая, несчастная, девочка-девочка, ничего не умею, похороните меня под котиками. То есть, я вернулась из длительной командировки: восемь платьев, понимаете да?
Сначала я поехала в один маленький городок на букву К, с целью искупнуться на чорном море, а в основном сопроводить маман и Арсенала к месту отдыха. Искупнуться не вышло, потому что ночью кто-то подменил теплую воду на такую ледяную, что медузы выбрасывались на берег косяками. Зато сразу стало видно, что все врут и в море писают, не смотря на неотвратимый цестит: в пляжный туалет стояла очередь как в мавзолей путина.

Вообще, командироваться мне нужно было конкретно в Симферополь, оттуда немножко в Керчь, оттуда немножко в Ялту и оттуда, конечно в Севастополь, там же родина моя, там Петрова и еще один мужчина с Ростова-на-Дону. Шутка, там брат и его человеческий детеныш пяти лет с национальным крымским именем для мальчиков – Никита. «Папоська, папоська, я летел как псица», проверещал нам племянник Никита, вынырнув из под наших могучих рук в набегавшую волну. Вынырнул, кстати, как мужчина: на одном ухе медуза и на втором пучок водорослей.
Из достопримечательностей Севастополя – меня за жопу укусил жук. Прямо на пляже. Жук был маленький как крым, но такой же гордый. Вот вы бы укусили огромную тетьку которая валялась и дымила пахитоской как вулкан Эйфлякудль (или как его там) на пути к вашему родовому гнезду? И я нет. А он – да.

В общем, как я на такси догоняла автобус на который проспала, из маленького города Н в еще более маленький город Х, я вам рассказывать не буду. Таксист на део ланос пел про «нас не догонишь» пролетая на ста шестидесяти мимо гаи, сообщал «так то Серега, братан мой по папке»  и довез меня из Николаева в Херсон за сорок минут. Извините, спалила все явки. Сорок. Минут. То что я говорила про грузинских водителей пару постов выше - вычеркивайте. Наши рулят.

Я лучше вам про Петрову расскажу. Как Петрова любит детей. Почти собственных.
Маленькая, кудрявая, пятилетняя, обремененная ненормальными родителями и еще более ненормальной тётей, племянница Петровой временно села ей на шею. Даже скорее легла.
Петрова после исчезновения из ее молодой жизни старой любви, помимо стрижки, сменила постельное белье. Еще бы.
Белье вышло несусветной красоты, скользкое, холодное, в журавлях, ниндзях и сакурах. И племянница немедленно возжелала заснуть именно в петровской новой постели.
- Да щас, - сказала жестокая бездетная Петрова. - Давай досвидания, лицо детской национальности. Бегом в свою комнату и чтоб пальчиком порог не переступала. Племянница и не переступала, она стояла на пороге и горестно стенала:
-Ну тетяяяя, ну пажалуста… 
И так тридцать минут подряд. Петрова не дурак, инструкции от родителей племянницы получила четкие. Поэтому взяла чадо поперек туловища, отнесла в постелю, щедро усыпанную мягкой игрушкой, вдела беруши (себе) и сладко заснула между ниндзей и его сакурой.
Племянница полежала, послушала тетино «мням-мням, пссссс» и пошла опять к тете. Но не одна.
Когда Петрова проснулась от щекотания левой пятки, над ней, в неровном пламени красного ночника,  стояли трое: гигантский сурикат, девочка и белочка, тоже гигантская. Все, как показалось Петровой незнакомые. Петрова сказала басом: «Аааааааа» и сделала попытку уползти. А кто бы не сказал? После чего сурикат и белочка остались, а девочка удрала, бросив свои любимые мягкие игрушки у какой-то странной, честное слово, тети.

Вот я сейчас очнусь, работу-работу поработаю и расскажу как мне понравилась Керчь. Внезапно. Абсолютно нетуристическая Керчь. Как нас на яхточке, за условные деньги, катали два товарища под говорящим табаком, разговаривая волшебными «поднять стаксель, под пайолами», как мы лежали на корме, глядя на вспыхивающую изнутри воду, а товарищи шептали при каждой крупной вспышке: «смотри, смотри, на медузу наехали…»
Море – хорошо.

Вспоминали намедни с маман про «неисповедимы пути господни». Конкретно про то, как папин сослуживец, капдва запаса Коля Лунка, благодаря особенному крою флотских штанов сделал головокружительную карьеру.

Как простого молдавского мальчика занесло в Черноморский флот, никто уже не помнит, даже сам Коля. Для Колиной мамы это выглядело как «забрили в матросы проклятые оккупанты» и «сыночка, только бы не на кораблик».
Страна у нас была большая, во флоте служили по три года, и попадались на просторах нашей необъятной родины морячки из всех союзных республик, но в основном безответные черненькие.
Коля в свои восемнадцать был хил, соплив и по-русски понимал через слово. Зато он был умен не по годам и хитер, как дворовой кот. На «кораблик» Коля не попал, удачно изобразив аутизм, прогрессирующую дислексию и судороги при виде «корабликов». И хотя в мед карте значилось суровое «годен», каптри распределявший новобранцев оставил юного Колю при ВВМУ писарем разнорабочим, увидев этот волоокий южный взгляд, а по-правде говоря вспомнив байки про молдаван с опцией «встроенный мастерок» из правой руки.

Через три месяца Коля осмотрелся и от тоски по родине сложил печь с идеальной тягой. Тем самым мастерком. Начальство несколько обалдело, рукастых матросов со времен Матроса Кошки отжимали еще на распределении, новенького оценило и особо не цмыкало, в том числе из за Колиного таланта изображать крайнюю степень аутизма. В запущенных же случаях Коля топорщил грудь колесом и застенчиво шептал «нихт ферштейн», от чего начальник училища вздрагивал, оглядывался в поисках политработника и убегал, утирая украдкой вспотевший лоб с международным флотским оберегом «нунах».

В общем, Коля попал в роту обеспечения. Через пару месяцев он скрипел новенькими неподъемными гадами (флотские ботинки на шнуровке, ежели кто не), узнал много полезных русских слов типа: голяк, банка и  прогары и научился мимикрировать в предметы флотского обихода под «всевидящим оком» начальства. Служба практически удалась. На радостях он написал письмо маме, что «на большой воде в противолодочном кораблике служить не пришлось, но море все равно рядом. Вона, плещется, противное. А в смысле женщин пусть мама не волнуется, женщин много, прямо на территории шастают – на всех хватило».

Пока мама получила цидульку, пока переварила это «на всех хватило», пока бегала за валокордином тут и телеграмма подоспела: «случайно женился, буду думать». Что тут думать - родня обмороке.

Действительно, как бэ женщин в училище хватало, особенно на выданье. В смысле развлечений на территории училища была отстроена дискотека, названная веселыми курсантами Африкой. Почему Африка? А потому, что там было тепло, темно и много крокодилов. То есть страшных девушек. Симпатичные же девушки знакомились с будущими офицерами в ДОФе или на променаде, а  что-попало ездило на Африку – очень замуж хотелось.

И вот Колино колесо сансары скрипнуло и повернулось. Однажды, июльским вечером Коля вышел в синие сумерки, сел на корточки и вкусно закурил. Как вдруг из под ближайшего кипариса выпало белое тело пополам разрезанное синими сатиновыми семейниками (форменные флотские трусы тех лет, ежели кто не). «Матрос»,  - отстранено подумал Коля, курсанты носили исподнее других расцветок. Тело потянулось, принюхалось, сплюнуло и рвануло с низкого старта. Тарахтели цикады и музыка с Африки, Коля прицельно стрельнул окурком в место лежки давешнего тела, как вдруг оттуда сказало нетрезвым женским контральто: «Кто здесь!!?»

Не то чтобы Коля понял, что именно сказали, но любопытство губило и менее бравых моряков. Коля аккуратно сунул голову в кипарисовую тень и ослеп. Шучу, узрел нагую девушку «цвета тела испуганной нимфы» (с). Девушка увидела незнакомое лицо, икнула и отчаянно заорала «Папа!» И папа пришел…

Папа испуганной нимфы с одноименной болезнью, внезапно оказался зам начальником училища со всеми вытекающими. Нимфа сказала, что девичья честь поругана неизвестным в сатиновых трусах, прямо после дискотеки и в кабинет к папе привели всех, кого поймали в радиусе условного преступления. Коля был первым.

В папином кабинете работал следователь, с усталым от ежедневного идиотизма лицом. Пол часа назад юная нимфоманка сообщила, что точно узнает предполагаемого преступника «потому што у него штаны были особенные – без ширинки и пуговочки на чреслах». Следователь закатил глаза и посмотрел на папу, папа, цвета тела украинского буряка, закатил глаза еще глубже и заорал: «Ведитебля всехбля, пусть выбирает».

Тут для граждан не видевших, как раздевается среднестатистический морячок, надобно сделать отступление. Дело в том, что у всех матросиков брюки расстегиваются на бедрах. Объяснения, лично я  слышала аж два. Первое: что мол при выпадении человека за борт, пуговочки пострадавшим рвались, клапан ткани впереди окидывался, прогары без шнуровки снимались с ног без помощи рук и предполагаемый утопленник держался на воде без лишнего груза, аки посуху.
А второе, что Царь-Пётр,проходя по набережной, увидел матроса занимающегося любовью с женщиной в кустах и мелькавшего своей голой "кормой"на виду у прохожих, издал указ:"Матросы отродье хамское, но девки их любят и впредь, дабы они не позорили флот Российский, штаны им шить указанного покроя — передняя часть чтобы откидывалась, задняя прикрывала зад!" Мимими.

Нимфа и выбрала. Коля зашел, увидел давешнюю нимфу и начальство и попытался изобразить аутизм. Щас. По взволнованному лицу барышни и перекошенному капраза, который жаждал уконтропупить предполагаемого преступника прямо здесь и сейчас, Коля заподозрил неладное. А когда барышня стала тыкать Николаю в чресла и делать при этом характерные движения, Коля сложил ладошки на самом главном, отчего стал походить на маленького испуганного вратаря сборной Лацио в момент пенальти.

А еще через месяц Колю женили на дочке -дуре и забрили в курсанты. Папенька нимфы не мог смириться с отсутствием высшего образования у зятя.  Тут бы хвостику и пропасть, но тупо повезло.  Капраз самолично застукал разохотившуюся дочерь на матросе Джинабаеве. Выпучил глаза и стал рвать кобуру, видимо на счет смертоубийства, но сдержался. После чего выслал дочь за сто первый километр «в глушь в саратов», с Колей ее развел, а Джинабаева продал в  рабство на противолодочник, где капитан слыл самодуром, шовинистом и терял матросов в автономках по невнятным причинам.

А первом курсе Коля познакомился с моим папой –карбонарием и как-то под портвейн три топора рассказал эту поучительную историю. Папа ржал как припадочный и по-моему поверил в фатум. Добрый вечер)

 

Освещаю сися, триптих

http://captan-abr.podfm.ru/vashe_blogoradio/178 Любимый Капитан Абр UPD

Девиз Петровой «Лучше стыдно, чем никогда». Тем более что сейчас она снова барышня на выданье и ей это страшно нравится. А раз жизнь так резко поменялась, то надо сменить прическу, гардероб и психолога. Петрова так и сделала.
-Иду, - рассказывает, - такая пронзительно красивая, как косяк ставриды на рассвете, мимо бара на рейде. Прическа новая, платье новое, личной жизни никакой. И внезапно очень в горле пересохло.
-И что? – спрашиваю подозрительно. – Пришла через трое суток с новым колечком?
-Ну почти, - отвечает Петрова. – Познакомилась с двумя ребятами, ночь отплясали, а потом поехали на ЮБК рассвет встречать.
-Встретили? –говорю я, зная Петрову как облупленную.
-Ну почти, - хохочет Петрова. – Один вышел из машины пописать, а я второму роковое лицо сделала и прошептала «А давай уедем. Только вдвоем». И уехали. Как говорил мой старик-отец «не множь сущности без надобности».
- Не цыкай зубом, Петрова, - отвечаю, - и не трогай отца, это Пелевин написал. И что, теперь ты снова несвободна?
- С ума сошла, - обижается Петрова. - У меня озарение было, а не припадок.

Мама моя никак курить не бросит. А тем не менее самая красивая бабушка на раёне. Но перед внучком стыдно все-таки. Так вот стоим мы на балконе с бабушкой, курим. Упоительный закат, стрижи нарезают круги, котейко похрапывает, хорошо. Тут внучок внезапно обнаруживает отсутствие всякого бабушкиного присутствия. А она видимо срочно ему занадобилась. Внучок начинает топотить по квартире и голосить: « Бабушка? А? Бабушка, где бабушка, бабушка я спрашиваю где? ГДЕ БАБУШКА».
Бабушка - мне, выпуская струйку дыма и с непередаваемым покерфейсом: «Курит трубку. Бабушка твоя». Занавес.

История о том, как мы два раза испортили коту жизнь. Утром, третьего дня, во время утренней трапезы с лоджии послышался подозрительный топот. Даже не топот, а что-то похожее на «Моэээ, бабах, пауза, бабах-бабах-бабах, моэээ (очень обиженным кошачьим голосом)». Прибегаем в комнату, а там прямо через стеклянную дверь триллер. Стриж не рассчитал траекторию и вписался в приоткрытое окно, не побоюсь этого слова, прямо в рот изумленному и благодарному коту. Кот прослезился, сказал спасибо и стал играть: придушит-отпустит, стриж прыгает – кот прыгает. Мы как увидели, сразу вспомнили как у кота при виде птичьих перьев нижняя челюсть дрожит, и поняли что щас будет преднамеренное убийство.
- Аааааа, - закричали мы с бабушкой и убежали нафиг. Женщины мы или нет.
Арсюшин папа смело и отважно взял перво-наперво свернутую газету и врезал потенциальному убийце промеж глаз. Убийца сказал угрожающе «Моэээ» и удрал. После чего стрижа мягко зажали между совком и веником и выпустили в пампасы. Улетел как миленький. А кот трагически вздыхал сутки.
На следующий день ничто не предвещало, как вдруг кот с балкона вместо Моэ проорал Ура. И понеслось: придушит-отпустит, стриж прыгает – кот прыгает. А помочь-то некому, дома только я и Арсений. Я, вся в слезах, кричу: «Сынок, кота-то я промеж глаз могу, а ты птичку выручай».
Сынок, не будь дураком, отвечает, что-то типа мама вы так орали, что и менее смелого мальчика напугали бы. Поэтому давайте я кота промеж глаз, а вы птичку.
И пришлось мне птичку. Два раза клюнула, она меня, три раза по-птичьи обозвала и улетела.
А кот, кажется, меня просто проклял. На рассвете проснулась, а он со мной рядом стоит и смотрит с нечеловеческой тоской: "За что? Два! Два раза! Дура..."
Пойти ему что ли хомяка купить…

Эпилог: Сегодня. Сижу за ноутом , цыкаю зубом, аккуратно тыкаю в клавиши, потому что вокруг все заставлено нужными бумажками, карточками, пирожками и чашками. Бабушка пошла выносить мозг в соседний банк, Арсенал читает в вслух в своей комнате, кот тяжело прыгает на балконе – давит телом мух, судя по звуку, красота, ну вы понимаете.
Тут в комнату забегает сынок, делает выпад с картой ниндзя в руке и вопит «Лучевое дыхание!» Для граждан, которые не сталкивались с второклассниками с местами бурной фантазией, объясняю – это игра такая. Надо кинуть карту и какую–нибудь супер силу придумать.
Так вот сижу я, коготками цокаю по йцукену, краем уха слушаю «Ужасный магнит!», «Молниеносные сюрикены!», «Земляное вращение!», обыденные собственно вещи,  яжемать.
Как вдруг, внезапно слышу:  - Сися!
«Однако», - подумала я. И растопырила уши. Арсений продолжал:
- Освещаю Сися! (пауза)  Освищаю Сисе (пауза, детский ржач ) - И, сквозь слёзы: 
- «Освещаю сийся луч!» Гагага!
Я к тому времени нарыдала лужицу между буквами  П и И.

Чего и вам желаю.

http://pl.com.ua/?pid=28&artid=28562
Брюки он к нам в ателье пришел заказывать. Хороший мужчина был, видный, два метра габардину на него ушло. А у нас закройщицей Нинель работала. Нинель, как же. Нинка она была, профурсетка из зажопинска. Руки золотые, а сама корова старая с начесом из несвоих волос. И глаз нехороший у неё был, блядский такой глаз – вечно мужиков вокруг пруд-пруди так и шастают, насекомые. И муж, и друг детства и еще один мужчина из соседнего ресторана – Ашот называется. И вот присвоила Нинка себе эти два метра в габардиновых штанах, на предмет кратковременной любовной связи. Присвоила да и присвоила, но тут у меня дома недоразумение вышло: муж загулял.

Если вы аж двадцать лет замужем, мужа отпускать в свободное плаванье никак нельзя – погибнет. Я ему морду пару раз поправила, конечно, и сказала «ты раз и я раз». У меня может скоро цикл прекратится, а я еще ничего не знаю про запретные удовольствия. Муж мой, уважаемый человек, партийный – тоже разводиться не хотел. Ну, говорит, душа моя, не мыло не смылится. Благословляю тебя на единоразовый адюльтер. А ежели принесешь мне в подоле французскую болезнь нехорошую – отравлю собственными руками, я тебе как доктор-педиатр говорю. И смеется, шутит значит.

Ну, у меня после того случая глазоньки-то и открылись, как окно в как её в европу. Стала я примечать, что по сторонам-то делается. И допримечалась. Приводит Нинель на неделе мужчину того, габардинового к нам в закроечную, и головой так нетерпеливо дрыгает: уходи мол подруга ненадолго, мы тут качество ткани проверять будем. «Да щас», - отвечаю небрежно. «Нечего тут рулоны валять, идите в кабинет к себе, проверяйте мебель на прочность». И стою, крою себе дальше, да на габардинового поглядываю, как та милая «искоса низко голову наклоня». А сама думаю «Идиота кусок, что ты в Нинельке этой нашел. Посмотри, у меня уста сто процентов сахарнее, бюстгальтер кружевнее и борщ с пампушками». И Нинелька на него уставилась, видать тоже внушает.

Мужчина чуть надвое не порвался от такого гипноза, но сделал единственно верный выбор. Бедняга. Нинелька его обозвала обидно и сказала идти по известному адресу.
Чуткий к женскому хамству мужчина поморщился, представился Володенькой и начал ко мне таскаться. Нинель, конечно, пару раз в меня утюг уронила, не считая мелких пакостей. Да и я тоже себя не в лепрозории под раковиной нашла. Поорала фальцетом, ножницами у Нинелиной морды смертельно пощелкала и улеглись страсти наши африканские.

Полгода Володенька мне камасутру показывал. Я уж его покинуть собралась, не то чтоб опостылел, но устала как собака. Не знаю как другие, а мне адюльтер этот непосильным грузом лег. Работа, дети, муж –весельчак «Ага, задерживаешься? Заказ срочный? Не бережешь ты себя». Тоже мне, Торквемада какая выискался.

Володенька тем временем и вовсе ополоумел. Звонил по тридцати раз на дню. «Я проснулся, я поел, я поработал…» И все это с уверениями в страсти несусветной. Я покакал, тьху. Да и зарабатывал Володенька не то чтобы прилично. На две семьи-то. Ну и сказала ему. Пришла пора расстаться, я тебя никогда не забуду, ну вы и сами все знаете. А Володенька внезапно в колени – бух и запричитал «я год читал глупые книги про извращения, дао любви называется, я перетаскал тебе вагон цветов и привык к борщу как к маминой сисе. Я даже урожай с дачи теперь на троих делю: в семью, маме и тебе. Если ты меня внезапно покинешь, то я наемся средства для чистки унитазов производства ГДР, и лягу на трамвайные пути весь в слезах и с запиской гнусного содержания». Ну что-то в таком духе.

Женское сердце мягкое как пшеничная каша, вот что. Тем более что Володенька оказался очень способным в плане изучения вышеупомянутого дао. Ну и тянулась себе волынка эта дальше.

А погорел Володенька как положено – на чепухе. Жена, не будь дурой,  что-то почувствовала. Конечно, почувствуешь тут, когда второй год треть урожая налево уплывает. Малина не родит, картошку жук короед жрет, салатные помидоры в этом году вообще не уродились, прости дорогая, не углядел.  Володенька-то все по ателье бегает. Вот и решила жена все собственными глазами увидеть. Этих ваших интернетов бесовских еще не придумали, оставалась одна возможность все узнать – спрятаться в шкаф во время дележа урожая.

Приехал Володенька однажды с дачи, нет никого, только на плите отчего-то горячая кастрюля с рассольником булькает. Да и давай на три кучки все раскладывать: это мне, это маме, а это в ателье. «Какое такое ателье? – подавилась искусственной шубой в шкафу Володенькина жена. Смирно досидела до мужниного ухода, а потом давай книжку его записную с пристрастием разглядывать. Книжка была насквозь подозрительная: одни Иваны Петровичи и Василии Алексеевичи. Одна только баба нашлась, на букву а «Ателье Люда». У жены, конечно, в зобу дыханье сперло. И решила она мне жизнь испортить окончательно, как эсеры санкюлотам. Позвонила, и на свидание мужа моего пригласила.

Муж-весельчак согласился с охотой, с  развлечениями в наше время как-то не очень было. Пришел в ботанический сад в сером костюме с большой газетой – примета для узнавания. А там жена, нервически бегает вокруг фонтана. В общем предложила она нас с Володенькой отравить. Предложила, на скамейку откинулась и поглядывает на моего. А мой-то медик, у них очень чувство юмора специфическое.
– Хорошо, - говорит мой, - я на все согласен. Только сначала вы своего, а то я незнакомым чужим женам не очень-то доверяю.

- И, что дальше? – спрашиваю я. Мы с одной знакомой бабушкой сидим за неспешным разговором, ждем детей-внуков с курсов английского. – Слабительного дал?
-Слабииительного, - презрительно тянет бабушка. – Брому дал. Лошадиную дозу, чтоб наверняка.

Бабушка аккуратно свернула газету Секретные материалы. Я к тому времени лежала между стульев и только похрюкивала от восторга.
-Нет, - добавляет строго бабушка, о чем-то вспоминая, - не было у нас секса. Страсти были, а этих гадостей не было. Так и знай!

Пожалуй начну с этого.
… двадцать пятого июня, возле пустого до недружелюбия аэропорта города Кутаиси из микроавтобуса Батуми-Тбилиси выпала женщина с абсолютно седыми ногами и разными от нечеловеческого напряжения глазами. До отлета оставалось еще три часа. Потому что вместо положенных двух часов из Батуми, местный Нушрок за рулем вез меня час. Один час. Спасибо, что живой.

Нет, не с этого места, пожалуй вот с этого:
…рано утром, двадцать пятого июня, с приятно отяжелевшим от сувенирной чачи заплечным мешком, я осторожно ступила на скоростное шоссе в районе Махинджаури. Заметив потенциальные десять лари, водитель микроавтобуса ринулся ко мне, тормоза визжали, клаксоны гудели, быстро-быстро бегали через шоссе испуганные пешеходы, на асфальте привычно дымились черные следы. «Тихо тихо ползи улитка по склону Фудзи», отстраненно подумала я. За последние десять дней я отрастила себе такой дзен, что он просто мешал ходить.

Мера эта, как вы сами увидите, была абсолютно и бесповоротно вынужденной. Потому что если за рулем грузин, то простанственно-временной континуум начинает давать взбрыки, сбои и ведет себя попросту антинаучно. Грузин за рулем  - больше чем грузин. Он – бог. Гордый, мстительный и неуступчивый. Он не дает себя обогнать, на лежачих полицейских вспрыгивает, в поворот входит на скорости, и лавирует между обнаглевших священных коров, как министр финансов между выборами. А серпантин, ну и что серпантин, главное погромче жать на клаксоны.

Нет, не с этого места, вот с этого, точно вот с этого:
Перед самым отлетом, на регистрации рейса, симпатичный грузинский юноша спросил:
- Не знаете, сколько самолет летит до Тбилиси?
- Нет, - говорю, - симпатичный грузинский юноша, но билет предполагает, что часа два с половиной.
- Если пилот грузин, то на пол часа быстрее прилетим. - Уверенно сказал симпатичный грузинский юноша.
- Хахаха, - ответила наивная я. Шутка, Мимино, как же, как же.
Через час пятьдесят самолет был в пункте прибытия. Пилот был грузин, а я уже смутно начала догадываться.

Нет, не с этого места, вот с этого:
- У нас был Пушкин, - сказала, приветливо улыбаясь мне, администратор Царских бань.
- Буэээ, - не менее приветливо ответила я, крепко-накрепко зажимая ладошкой рот. Потому что говном воняло невыносимо.
- А еще у нас был Дюма – отец, – продолжила женщина и выдала нам ключ от номера.
«И оба блевали», - подумала я, мой дзен был еще совсем маленький.
-Серные бани – это очень полезно, сказал массажист, хотите массаж?
«Умереть хочу, прямо сейчас», опять подумала я. А через двадцать минут наглухо выключилось обоняние. И оказалось, что серные бани это и правда хорошо.

Нет, не с этого места, вот с этого, да:
-Тихо, не говорите ей, - сказала одна знакомая женщина за нашим столом и лживыми глазами посмотрела в стену. В Батумском ресторане было тихо, певцы, ах певцы, многоголосье, светлые волосы, черные волосы, аджарские хищные носы, чудо а не носы,  певцы отдыхали, порт культурно вздыхал рядом, люди ужинали. Вокруг был вторник а в душе вечер пятницы(с)
Я, с влажными глазами от чувствс, надкусила хинкаль и спинным мозгом услышала сзади низкую вибрацию. И вот тут-то она сказала:
-Тихо, не говорите ей.
Подозревая, слыша, чуя непоправимую страшную беду, я ме-е-е-едленно обернулась. Шейный позвонок хрустнул, капля ледяного пота сползла из третьего глаза в трусы, хинкаль, всхлипнув кинзой и соком, выпал прямо в руки удивленному коту-хинкалиеду.
На стене сидела совершенно феерическая хуйня о шести ногах, крыльях и хитине. Сидела и смотрела мне прямо в глаза. Размером вышеозначенная насекомая была с хороший хинкаль – кошачья голова, кто не знает. (Неделя прошла, а мне до сих пор всё хочется сравнивать с хинкали). Кричала я долго.

Не знаю с чего начинать и чем заканчивать. Тем что в Аджарии за углом Турция, в которую можно сходить искупаться? Тем что вино за шесть лари (тридцать гривен) полтора литра, и вкусное? Тем что столица и север англоязычны, а портовый Батуми говорит, поет, танцует, живет и врёт на всех языках? Тем что полиция там такая, что даже я человек испуганный с детства нарзаном ГПУ, Губчека и остальным НКВД, полюбила их искренне? Тем что на юге там растет такая смешная черная ягода, которая вяжет и пачкает рот, но вкусная как божемой? Или может, тем что прямо за рыбным рынком в лавчонке тебе пожарят треугольную шипастую камбалу, пятнистую форель и розовую барабульку? Тем что на улице Лиселидзе есть лавчонка со смешными рогатыми шапками в стразах, с бусиками, шарфиками и шляпками, с такими, что пришлось выносить меня оттуда в рыданиях и без денег, потому что рогатые шапки шли мне абсолютно все, а я как раз собралась стать бабушкой-фриком?

Так вот Грузия – это оргазм, дорогая редакция.

ЗЫ Простите с кем не встретилась. Это был пристрелочный полет. Айл би бэк.
 

Два вопроса

О взаимопонимании. Мы с братом очень невоспитанные. Мама-папа нормальные, а мы наверное в прадедушку-мизантропа пошли. Прадедушка всегда говорил что думал, по утрам не разговаривал даже с богом и варил отличный самогон. В медицинских целях. К четвертому браку и третьему сроку прадедушка понял, что надо что-то менять и пропал где-то в европах.
Вот, например, брат намедни жаловался. Жена его оказалась женщиной со своими понятиями о политесе. То есть, если брат проснулся и «доброе утро, любимая, мать детей моих» не сказал – вынос мозга через пулевое отверстие. После еды «спасибовсебылооченьвкусно» забыл сказать – сразу: «Когда вы прочтете все эти труды, перед вами откроется истина: воздержание, только воздержание».  А мы не нарочно, просто нас в детстве учили что пионер лукавству враг, это знает весь отряд.
- Иду, - вчера  говорит, - по лестнице, в одной руки детская коляска, на шее ребенок, в другой руке три пакета в зубах и в глазах осень. А сзади теща с букетиком и жена с ключиками, бренчит проклятая. И тут я и говорю, в сердцах: «Хоть бы одна сволочь помогла!»
- Обиделись? – спрашиваю, стараясь держать лицо.
-Обиделись. Обе. – отвечает. И, шепотом в строну: - Обе дуры.

О языковом барьере. Гуляла вчера с Арсением на площадке. Ну как гуляла, играла в энгри бердс на лавочке. А Арсений в футбол. И, значица, картина: Арсюша заносит ногу для решающего пенальти, откуда то сбоку налетает пузатый мальчик лет трех, хватает в охапку мяч и улепетывает со всех ног, приговаривая громким шепотом «идинахуй идинахуй идинахуй». Атака противника захлебнулась.

О политике. Петрова говорит, что у них в крыму «мужик, как кефаль, косяком пошел. Глаза разбегаются:  Одесса, Киев, Москва, Минск. Видно Боженька сжалился над бедными приморскими женщинами и устроил конец туристического сезона в отдельно взятой стране, типа Турции и Египта. Куда представителю среднего руководящего звена податься, как не в крым?»

Кому война, а кому мать родна. Отдыхай, Петрова.

И о важном:
1. Куда сходить в Тбилиси?
2. Никто лично Гаана не знает? или из агенства кого? или директора Хаятта (гостиница где он остана
вливается)? а то одна хорошо знакомая женщина icona_mat вынесла мне мозг очень увлекается этим Депешем. А билеты у нас далековаты сектор С блок 29, ничо не увидим. Говорит "вот потрогаю его за попу и можно умирать". Давайте поможем человеку, интересно же.

UPD Может и не в Хаятте, это я так, приблизительно)

Временно не работаю

http://captan-abr.podfm.ru/vashe_blogoradio/175/
Мама приехала и сказала «Ну здравствуй, безработная».
При слове безработный у меня всплывают две картинки, независимо друг от друга. Плюгавый мужичонка без исподнего и полиуретановая женщина марсианской красоты с ногами и жемчугами. Инь, так сказать, и сестра его янь.
Я же воплощение третьего вида: гомункулус неприкаянный. Потому что работала я последние двадцать лет (ну почти двадцать, ладна, ладна), что я и отдохнуть не могу?

Оказалось не могу. Ежели надо мной не нависает кот, ребенок, будильник, штраф за опоздание, точка ответственности в гипоталамусе, нужное подчеркнуть, то встаю я с кровати медленно, как трехпалый ленивец. Да я вообще все делаю медленно.

Вот например вчера я проснулась, сделала зарядку, откушала кофий, села на пять минуточек проверить почту и провалилась в пространственно временной континуум. Через два часа пришел коммивояжер с какой-то хренью, заказанной мною из инторнетов этих ваших богомерзких, испуганно вскрикнул, уронил бандероль о землю и удрал. Внутренне содрогнувшись я посмотрела в зеркало и пожала плечами: ну четыре бигуди слева, ну один глаз накрашен, ну второй покраснел, ну футболка  с Кобейном (о мадонна где я его взяла) шиворот навыворот, ну угги, ну летом… Я вообще в зеркалах утром не отражаюсь: тетенька с разными глазами отражается, а я нет. Не повод, я считаю, напраслину на безработную женщину  возводить.

А тем временем, в нашем герцогстве отгремел день защиты детей. Подвыпившие дети сладко ругались во дворе под дождем на такую тему, что королева снова в восхищении. Мальчик с электрогитарой убеждал девочку в голубом, что два самых идиотских слова по звучанию это «шторы» и «рольмопсы», с чем я абсолютно согласна. Пока не пришла грозовая туча и не смыла этот митинг прямо в Темзу Днепр. Лето вступило в свои права, если у кого-то язык поворачивается назвать эту комариную мрякоть летом. По теории буддистов в прошлой жизни я была симпатичным работящим осликом, вот что я думаю…

А еще я была маленьким симпатичным пионэром. Лет ннадцать назад, вот таким же дождливым июнем, я загремела в инфекционку прямо из пионерлагеря. Маменька впервые отправила восьмилетнюю дочерь одну. Мне сложили гигантский чемодан производства дружественной страны индии со следующим содержанием: 21 пара трусов (на всю смену), столько же гольфиков, четыре бруска детского мыла и там по-мелочи, костюм спортивный трикотажный «олимпийка», три платьишка, пяльцы и книги: девочке же нужно чем-то заниматься! Если бы мама могла, она запихнула бы в чемодан пианино. Но до книг дело не дошло, через неделю я отведала из кубка, то есть из чьей-то трехлитровой банки, моченых помидоров и принялась помирать.

На другом конце пионерлагеря местное бандформирование из четырех хулиганов тоже маялись желудочно. Они ночью обнесли кладовую с продуктами и случайно съели приманку для малярийных комаров. Так, извилистой волею судеб, наши пути пересеклись.

В больницу попали четыре танкиста и собака хулигана и я. За несколько дней мне открылся чарующий мир дна общества. Я научилась звучно выражаться, играть в сифа и секу. Долгими летними вечерами мы с хулиганами делились жизненным опытом: я рассказывала о там как космические корабли бороздят и про миграцию китов, а хулиганы про «в одном чорном, чорном городе» и  «как вырубить человека с двух ударов». А самый главный хулиган Капустин знал самую страшную в мире историю « про Чорную финку (финка – это финский нож, ежели кто не)» Знал, но не рассказывал, говорил «рано еще». Я пробовала подкупить Капустина мамиными печеньками, даже читала ему вслух Сказки народов мира. Капустин ел, с удовольствием слушал –целый культурный пласт прошел мимо него, но был неумолим. Пока не появилась судьбоносная старшая медсестра, с телосложением олимпийца-дискометателя и банального йетти.

Она появилось, потому что у Капустина анализы оказались так себе. «Куришь?» - прогрохотала женщина-йетти. «А чо такое?» - нахально окактусился Капустин. «Щас увидишь, малыш», - сказала сестра, твердым как скальпель голосом,  и ухмыльнулась - «еще один анализ и лечиться».
Лечиться Капустин ассоциировал с приемом ацетилсалициловой кислоты трижды в день, а анализы - с забором мочи и крови, фигня для юного хулигана. Но не тут-то было. В инфекционке людям с подозрением на язву желудка делали анализы, несовместимые с нормальной гендерной ориентацией. То есть вставляли металлический прибор, похожий на пистолет с лампочкой на конце, туда, откуда котам температуру измеряют.

Мы, конечно, этого не видели, зато мы слышали. Из процедурной эхо доносило крики, многократно пополнившие мой словарный запас. Через пять минут после выноса тела Капустина из процедурной, я под каким-то предлогом заглянула в снежно-белый хрустящий кабинет. У окна стояла старшая медицинская сестра с металлическим предметом похожим на пистолет, наперевес.
- Что это? - пискнула я голосом Little Red Riding Hood (и одернула платьице)
- А, девочка - задумчиво сказала великанша, - это мы Капустину анализ делали. Ректально. - И покрутила движением Клинта Иствуда пистолет в правой руке.
Я мамой клянус, что до сего момента не знала, что такое «ректально». Но мгновенно догадалась. Вот какое лицо было у женщин-горы.

А вечером оглушительно расстроенный Капустин, собрал нашу шайку и наконец-то рассказал голосом неживого мальчика «Про Чорную финку». В миниатюре Капустина фигурировали мёртвые дети, золотые фиксы, гробы на колесиках и эксгумированный Гитлер. Два раза я падала в обморок, ходила в туалет в сопровождении шайки – страшно было несусветно – и проснулась с таким «изменившимся» лицом, что главврач на обходе посоветовал оставить эту девочку на дозаправку. С тех пор я много смотрела страшных фильмов, но все мимо. Даже азиатский режиссер ужасных ужасов Пак Чхан ук подкачал. Чорную финку еще никто не переплюнул.

На третий день после выписки папенька зашел в детскую и, вместо традиционного мимими в куклы, услышал «освободите мои плавники, я хочу выпить еще!» Папа недоверчиво поднял бровь, а дочь продолжала играть: «триста акул тебе в задницу!» Папенька, который мечтал о наследнике, который восемь лет называл меня "эй ты", а после празднования дня ВМФ "здравствуй, сынок", повлажнел глазами и неуверенно сообщил:
- Ну этта, доча, идем я тебя в преферанс научу. Что ли.
« Начинается отделка щенка под капитана», внезапно вспомнилось мне. Но вслух я произнесла:
- Кальмарьи кишки – сказала я. Ну или сказала что-то не менее величавое. И папа научил меня пользоваться логарифмической линейкой,  решать графические уравнения с помощью матриц и про «мизера ходят парами и пиши разборчиво, крокодил».
Люблю тебя, па.

Посоветуйте мне настоящих разнузданных фильмов ужасов, что ли. А то перепады настроения, это так гадко. Это так здорово. Это так гадко.




 

(Для журнала mamas & papas, майский номер)

Года в три маленькая личность оглядывается повнимательнее и обнаруживает удивительное. Вот эта тетенька с теплыми руками, которые умеют  делать вкусные штуки и не больно шлёпать называется не «ба», а «бабушка». А еще она – мамина или папина мама. И, почему-то, папа и мама, эти самые главные и любимые люди, иногда слушаются эту тетеньку. И вообще, бабушки бывают разные. У Павлика бабушка носит джинсы в дырках и лихо водит большую квадратную машину. А у Глебика бабушка самый лучший доктор и у неё сиреневые волосы. Попробуем систематизировать всех бабушек, предупрежден- значит вооружен, поехали?

Вид первый: Бабушка-ЗОЖ (за здоровый образ жизни со всеми вытекающими)
Здоровый образ жизни -  это вам не фунт вредного изюму (избыток сахарозы, что вы не понимаете что ли). Такие бабушки бывают трех типов: врачи, «ах сама была я юной триста лет тому назад» и самый страшный подвид: фанатки доктора Малахова.
Бабушки-врачи это отдельный подвид, в быту невыносим и беспощаден. «Резать не дожидаясь перитонита», гланды рвать, заусенцы не обгрызать, руки мыть перекисью по локоть, за пластилин расстрел на месте.
Внуки у таких бабушек скрипят от чистоты, котиков видели только на картинках и какают каждое утро из под палки, чтоб ненароком не посетить школьный туалет, где всем известно живут бактерии величиной с кокер-спаниеля.
Подвид второй: «Кто тут не без греха». Такая бабушка сама в юности могла согрешить с рюмкой божоле и пахитоской. Теперь отыгрывается на внуках. Девочка переедать не должна, куры-гриль для маргиналов, в мак-доналдсе кока-колой моют тарелки. Йога и фитнесс лучшие друзья пионеров.
Если вы увидите мальчика или девочку перепачканных в шоколаде от ушей до сандаликов,  с пачкой чипсов с одной руке и газировкой в другой и плавающей блаженной улыбкой на мордочке, то скорее всего эти дети только что сбежали от бабушки-ЗОЖ и эмпирическим путем познают мир. Организм обычно отвечает на такие радикальные меры приступами сенной лихорадки, сиречь аллергии и, извиняюсь, поносом.
Подвид третий, главный: «ЗОЖ» чистой воды. Их довольной просто отличить от остальных бабушек: они намертво приклеены к газеткам для пенсионеров типа «Народный лечебник», «Будь здоров» и прочая… Напечатано там самое необходимое: как лечить остеохондроз с помощью кастрюли горячей гречи, из каких ингредиентов сделать отвар от всех болезней и три полезных способа усмирить невестку желудочным сбором.
Бабушка «ЗОЖ» активно продвигает в массы свой образ жизни. Так как массами по обыкновению, оказываются ближайшие родственники, то именно они становятся подопытными для настоек из кактусов, сушеных медвежьих ушек и сока алое третьей выжимки перорально. Зато такие бабушки обожают наводить порядки в домах своих детей. В прямом смысле слова. Или сама, или с посторонней помощью, ваша кухня засверкает, как лучшие друзья девушек –бриллианты.

еще шесть (многабукв)Collapse )

На ужин я приготовила курочку. Не целиком, только задние лапки - бедро называется. Бедра были внимательно осмотрены, проэпилированы, омыты, умащены маслами – чесноками-специями, завернуты в фольгу и засунуты в духовой шкаф. Это нехитрое блюдо под названием  «в доме живет ленивая баба» может приготовить даже мечта всех приморских женщин: слепо-глухо-немой капитан дальнего плаванья. На двадцатой минуте аутодафе курица начинает зазывно пахнуть. И тогда на запах приходят в рот слюни, а на кухню коты и дети.

Сначала с закрытыми глазами пришел кот, упал возле духовки, ударился небритой головой и только тогда проснулся. А потом с хриплым боевым криком Кавабунга! ворвался чей-то грязный ребенок. «Мой»,  - подумала я. Потому что про кавабунгу мы мультик смотрели. Проголодавшийся Кавабунга сходу съел жирную куриную ногу, пока я отвернулась. «Нет»,- вскричала я, потому что сыночку жирного нельзя. Но было поздно. Через десять минут ребенка стошнило. Пропала ночь.

Мне триста лет, я в прошлом инженер, мои глаза видели много страшного про рыгания. Вот например в общаге кораблестроительного факультета, я видела как из комнаты выпали два тела: студент-мальчик и студент-девочка. Оба в хлам. Мальчик приподнялся на локте, сложил губы свистком и медленно склонился на девочкой, надавив при этом девочке на живот. И девочка не открывая глаз блеванула, как питьевой фонтанчик. Ну, мальчик в свою очередь тоже не выдержал, и … Я каталась по полу и икала. Смеркалось.

Или на дне рожденья у Вовки Крючкова. Вовкин рукастый дед привез из деревни самогон, подлый убийца. В результате мы проснулись утром лежа в покот. Проснулись все, кроме отличницы Кочкиной и собственно именинника. Кочкиной нигде не было, а Володенька спал сидя в кресле в родительской спальне. И на расстегнутой Володенькиной ширинке аккуратной кучкой лежала блевотина. Вовка проснулся, увидел инсталляцию и благородно сказал «Это я сам». Натошнить сам себе в ширинку может только Копперфильд, решили мы. Но промолчали. Светало.

Я ненавижу когда тошнит. А вот мой «солнце и звезды» может прибежать из ресторана под изрядным креном, в одном  ботинке пролистать записную книжку в телефоне, обнаружить важное, и со словами  «вдевятьсовещание» стошнить весь односолодовый выдержанный вечерний улов в унитаз.

А все наша бабуля, которая от нас в отпуск уехала. Мама я больше не буду, возвращайся! И – да, ты права, я клянусь вытирать тарелки перед тем как засунуть в шкаф. На моем лбу отпечатались буквы dfghjkl - это я потеряла сознание от усталости и ударилась лбом о клавиатуру, мои руки постоянно в муке и яичках – это ты приучила моего сына к блинчикам и оладушкам, ты так и не сказала секретный ингредиент, и я блинчики делаю, а Арсюша их не жрет а только хохочет.

Он без тебя совсем распустился. Вчера играл в футбол на площадке, потом сказал команде про «нужно менять стратегию». И поменял – рассказал анекдот команде противника. Двое описались. Мама ему ж восемь лет еще, зачем ты мне сказала, когда я пришла в пятнадцать с красно-синей челкой, черным лаком и похвальной грамотой за устное высказывание на олимпиаде «чтоб твои дети были похожи на тебя»?

А сегодня вдрызг напугался кот. Мы с котом вышли на площадку встречать малолетнего юмориста. Юморист посещал друга Ярика, соседа по подъезду, который к слову сказать тоже третьего дня от моего шутника в шорты писнул, маменька его жаловалась. Так вот стоим мы на площадке, а сверху что-то кааак грохнет – возможно наркоман Толик, он там часто на площадке сутками в окошко смотрит. И вдруг у кота вырос гребень, от копчика до ушастой башки, как у чортовой игуаны. Граждане, этот стегозавр даже не шипел! Он просто лег и выпустил гребень.
Что, что мне подсунули вместо кота, а, я спрашиваю, а?

Ффух, выговорилась. Спасибо за внимание)

http://pl.com.ua/?pid=49&artid=28159
Лето
— одно из четырех времен года, между весной и осенью, характеризующееся наиболее высокой температурой окружающей среды

Или вот еще, Костю помнишь? В соседнем доме жил. Все знали, что рано или поздно это случится. И он знал. Разные диагнозы ставили, и все окончательные. Год, два, месяц. И он жил как хотел. Когда начиналась весна, он брал палатку и уходил на все лето к морю. Деньги? Нормально зарабатывал, тем не менее. Собирал мидии, рапана ловил. Никогда не сквалыжничал, повар из Хаты рыбака, итальянец, только у него брал.
Он возвращался осенью и рассказывал нам, про свое лето. Как подплыли ночью, в августе, дельфины. Шли как журавли клином, к самому берегу. И носами вытолкали маленького раненого на гальку, ему же воздух нужен, а плыть он уже не мог. И стояли до утра  с ним, с маленьким, говорили. Вся стая. Стрекотали как цикады, прощались. А на рассвете ушли.
Как проснулся однажды, а пока спал, светляки прилетели, и вся палатка была похожа на изумрудный дворец, и как же заснуть в такую ночь. Так и не спал, смотрел, чтобы запомнить.
Как в конце июля в новолуние видел дорожку только не лунную, а от млечного пути, и планктон горел жидким золотом, и как можно плыть и смотреть на руки: от каждого движения вода взрывалась миллиардами искр. Как пришли пузатые тучи, стало душно и страшно, вспомнилось все мутное что в жизни было, тучи шли с моря быстро и неотвратимо как лавина, а за километр до берега встали. И прямо там началась гроза. Тучи выпускали в воду толстые страшные светящиеся столбы, всю грязь которую с собой принесли оставили и успокоились.
Знаешь, он говорил, что море как бог, оно все примет, все услышит, все спрячет. Море это самое хорошее, что может с нами случиться.
Он был для нас Оле Лукойе, заколдованный принц и брат. Умер, конечно. Зимой.

Или вот еще, лето это баклажанная икра. Сначала ты долго летишь на пузатом самолете, летишь на юг. В салоне ты снимаешь свитер, наконец-то, холодный ветер остается за бортом. Ты вытягиваешь ноги и спишь. Потом долго едешь на такси и думаешь, ветер теплый, мягкий, тычется щенком в лицо, лижет волосы, целует лоб. 
Спасибо, говоришь ты смуглому таксисту, он кивает хитро смотрит и одобрительно улыбается. Ты бросаешь чемодан посреди комнаты, за долгую зиму пыли накопилось наверное с сантиметр, и кажется кран подтекает, не важно. Ты открываешь шкаф, надеваешь прошлогодний сарафан, ты все постирала в прошлом году перед отъездом, но все равно чувствуешь терпкий запах моря. Ты берешь большую сумку, очки, старую дурацкую шляпу и идешь на рынок.
На таком рынке можно ходить часами, овощи лежат блестящими холмами, фиолетовые баклажаны, разноцветный как светофор перец. Помидоры пузатые, с блестящими сытыми боками. В таких помидорах, кажется, ты видишь собственное отражение. Почем синенькие? Надо обязательно сказать именно так «синенькие», баклажаны остались в другой стране. Тогда ленивые и крикливые продавцы дадут тебе самые лучшие овощи, самый лучший лук, самую лохматую зелень. Чеснок пахнет так одуряюще, что хочется пойти купить мешочек соли и есть его прямо по дороге. Помнишь, в детстве, в том детстве, когда в самую жару мы прятались в кипарисах, делали кукол из мальв. Глупые цветы, мальвы, нераскрытый бутон - голова, раскрытый - платье, скрепил сгоревшей спичкой и у тебя есть своя маленькая девочка в розовом платье. И когда заиграешься, проголодаешься до звона в ушах можно побежать на рынок, выпросить соли, огурцов и играть до сиреневых сумерек.
Дома ты моешь баклажаны, привариваешь немного в соленой воде, ни в коем случае не чистишь. Так всегда бабушка делала, бабушку, как дед на север увез, так и тосковала она всегда за синим морем и варениками с голубикой. Бабушка делала икру и, помнишь, говорила тебе «Аньгел мой». Ты ошпариваешь помидоры, чистишь шкурку, режешь всё кубиками и по-очереди обжариваешь в золотом пахучем масле. Дома нет такого вкусного масла. Потом ты садишься перед тарелкой с икрой и ешь. Наконец-то.
И тогда приходит успокоение, включается звук, становится слышен шум далеких машин, музыка, бодрое переругивание приморских старушек с дворовыми котами. Ты выдыхаешь и мечтаешь о том что когда-нибудь, обязательно когда-нибудь, и у тебя будет своя собственная маленькая девочка в розовом платье.
И тихо говоришь себе «лето это баклажанная икра». 

Или вот еще, мой знакомый капитан торгового флота привез с севера невесту. Невеста отличалась замечательно белой кожей с синими прожилками, хорошо себя чувствовала исключительно местной дождливой зимой и бредила во сне корюшкой. Другая бы радовалась солнечному климату, мелким комарам и веселой будущей свекрови выдающейся фигуры, но невеста чахла, от солнечных ванн отказывалась, словом вела себя как Снегурочка с Мизгирем в начале пьесы Островского.
Капитан отчетливо понимал, что уйди он в рейс до оформления их взаимоотношений, то обязательно появится какой-нибудь местный волоокий Лель (полон город бездельников) и уведет Снегурочку так молниеносно, что даже веселая будущая свекровь не отследит. И поэтому всячески намекал на «жениться». И у нас тут вовсе не колхоз-миллионер, а все таки город, хоть и Мариинского театра не имеется.
Невеста при намеках впадала в отчаянную мигрень и намекала, что хорошо бы подумать, проверить чувства расстоянием, так сказать, и вообще лучший праздник это новый год, а лучший фильм это С легким паром и Женечкой Лукашиным, мол под Новый Год и решим. Капитан решительно не понимал, как кому-то может нравиться этот безответственный алкоголик, но помалкивал. Очень хотелось жениться именно на Снегурочке.
День отбытия в рейс приближался, лето в разгаре, а невеста была все так же далека и холодна как Джомолунгма. Она подозревала, что капитан запрет ее на отдельной кухне, и больше никто не увидит какие у нее красивые глаза и тонкие запястья. Ах, да. И таки придется научиться готовить этот противный борщ.
Тогда капитан плюнул, взял пять уроков на гитаре и долго о чем-то совещался с женой стармеха, замечательных кулинарных способностей женщины.
И однажды в самый полдень лета, когда невеста с веселой будущей свекровью укатили на заезжий вернисаж, капитан нарядил елку, нарубил как мог тазик оливье и запустил бородатый фильм про Женю, Галю и коварную разлучницу Надю. Снегурочка пришла, увидела капитана с гитарой, съела ложку салата с майонезом смертельной жирности и сдалась как испанский флот Нельсону при Трафальгаре. Ну правда там еще колечко было, с крупным камешком похожим на бриллиант…И любовь.
И – да, оказалось борщ, это не так уж сложно.

Я люблю лето.
Я люблю лето осенью: от него остается сытость отношений и умиротворение.   Я люблю лето зимой: зимой хорошо греть руки у открытого огня зная, что после нового года дни становятся длиннее. Я люблю лето весной: я изнемогаю от ожидания, весной я становлюсь хрупкой как хрусталь: волосы, любовь, снег - все ломкое и такое недолговечное. Но ждать остается совсем не долго. Скоро лето.

Я люблю лето летом.

Коты по сути своей всеядны. Но некоторые, отдельно взятые экземпляры, жрут такую гадость, что в голове не укладывается. Наш экземпляр брезгливо и с некоторым недоумением смотрит на птичек и остальных рыбок, но при виде даже самой мелкой мухи впадает в неописуемый экстаз. Глаза выпучиваются пивными пробками, уши с кисточками распускаются параллельно полу – ура, добыча!

Бедная, ни о чем не подозревающая добыча в виде комара или мушки, такой подлости обычно не ожидает. Когда на тебя летят шесть волосатых килограммов с угрюмым лицом, муха в полуобморочном состоянии улепетывает со всех ног.

А несколько дней назад у нашего кота Тоника буквально кусок в горло не пролез. Тут надобно издалека начать: дело в том, что живем мы на восьмом этаже. И примерно на этой же высоте стрижи, ласточки и прочие орлы, ежевечерне ужинают. В этом году май оказался необыкновенно урожайным на, извините за тавтологию, майских жуков.

Жуки пытаются обмануть судьбу и природу, мать нашу. Они меняют траектории, мимикрируют:  чому я не сокил, но местных ласточек на мякине, так сказать, не проведешь. Третьего дня, например, по карнизу шел жук, щедро украшенный пучком тополиного пуха в районе головы. Нет, ну может конечно и на жопе, я в жуках не очень, но тогда этот жук шел задом наперед, что маловероятно. И что вы думаете? Никого этот парик не обманул, жука сожрали мгновенно, только пошли клочки по закоулочкам.

Кот наблюдает эти гонки каждый день. Всяко полезней чем программа-время, я считаю. Наблюдает с непередаваемым восторгом на пучеглазой усатой роже. Даже наша бабушка смотрит свои клюквенные сериалы с меньшим удовольствием. Опять же не забываем, ужин. Спасаясь, майские жуки часто посещают на свою хитиновую голову нашу лоджию, где шесть волосатых килограммов, аппетитно похрумкивая, ими ужинают.

Это вселенная наказала меня за мою нелюбовь к древним нашим братьям насекомым, вот что. Наказала котом. Как только кот начинает употреблять эту свою нехитрую снедь с ногами, я зажимаю рот ладошкой и пулей залетаю в комнату. Бог с ним с этим свежим воздухом. Так проживу.

Так вот вчера вселенная прислала в наше окно чудовище вида ужасного. Захожу я с бельем (только что отбитым колотушками на проруби – вру конечно, но больно жарко в квартире) на предмет сушки, а том домашнее животное кот. Держит с видом Геркулеса жука с рогами как у хорошего оленя.
«Плюнь, скатина», - жестами сказала я, потому что голос у меня сел.
«Ни за какие коврижки», - ответил кот и сжал зубы.
«Хрусь», - сказало из кота.
В желудке у меня шевельнулось что-то похожее на обед. Но тут стало не до обмороков. На восьмом «хрусь», кот сделал блевательное движение, потом старчески закашлялся, а потом заикал. При всем при этом задняя жучиная нога висела у кота на морде, возле левого пучка усов.

Пришел Домашний Ветеринар Виталий, спешно дожевывая что-то закусочное, вот как я истерически орала про спаситекота в телефон. И сделал коту антибиотик, витамин и еще что-то полезное. Кот чувствует себя почти хорошо, при виде мух начинает кашлять и отворачиваться. Зато нежно полюбил птичек и куриные потрошка. По-моему наша пищевая цепочка близка к норме, к авгуру не ходи.
Ттт.

А это мы с Арсением Сергеичем. Фотограф запечатлел на за секунду до того, как я в траве увидела какую то огромную насекомую с коленчатыми ногами, зубами, усами и глазами,  размером с кокер- спаниеля. Говорят личинка медведки. После чего началась паника, эвакуация и обмороки.
Вот зачем, там наверху, понапридумывали эдакой дряни?
смотреть?Collapse )

Скажи-ка, дядя

Я тут вам коротенько, в форме доклада. Здравствуйте.
Ежели у вас президент идиот молодец и с пьеркарденового плеча подарил вам аж десять выходных, нужно задуматься. Все нормальные люди в неньке Украине поехали сажать картошку, а мы как дураки в турцию.

Южная турция в мае была как обычно - сорок пять по цельсию, только вот в этом году я решила: будь что будет, но я обязательно покроюсь ровным красивым загаром. И сделала ошибку номер один. Массаж во весь рост.

Сейчас объясню. Дело в том что у меня очень чувствительная кожа. Ежели меня легонько ткнуть пальцем, то я немедленно дам вам в глаз. Во-первых, потому что у меня реакция, а во-вторых, потому что в месте тыка расцветет у меня крупный багровый синяк. Так вот, во время сборов (лишнего не брать, нужного не забыть, кота из чемодана выкинуть два раза, выкинуть, я сказала) я больно стукнулась левым полупопием об угол стола. К утру на месте ушиба расцвела фиолетовая гематома размером со страусиное яйцо.  Дело, как говорил Карлсон, житейское. Но ровного загара хотелось «не могу пять кило сбросить - хоть загорю как следует», логично подумала я, и записалась на массаж к рукастому афротурку.

Тетя на ресепшене Центра здоровья жестами объяснила мне, что массажиста зовут Хуан. Шутка, еще хуже зовут, я не запомнила. И выдала мне одноразовый купальник, чтобы я свой розавинький во время кофейного пилинга не попортила.

Знаете ли вы, женщины, что такое одноразовый купальник на курорте? Маски бумажные на лицо помните? Ну, во время птичьего гриппа еще все носили, голубенькие? Так вот одноразовый купальник - это две такие маски, только к ним резиночки подлиней приделаны. Одна надевается на нижнюю половину, вторая соответственно на верхнюю, эффекта присутсвия одежды – никакого. А так как господибоже щедро одарил меня кроме попы еще и глазами приличного размера, я не знала за какое место себя держать. Я скрестила ноги загогулиной, что позволило мне ниже пояса остаться какбэ одетой в фиговый лист, руки скрестила на глазах…в общем третьей руки отчетливо не хватало.  Я втянула в себя лишние пять килограмм, легла в хаммаме прямо ниц и немедленно полюбила Хуана.
Потому что он сказал: «Гиде цилюлит, нивижу цилюлит? Зачем пришла!» Умеют найти поход к женщине я щетаю.

Хуан оказался в прошлом студентом славянского университета. Выяснилось это довольно неожиданно. Он взял меня за правую ногу и сообщил: «Скажи-ка дядя, ведь недаром, Москва спаленная пожаром?» и дернул ногу изо всех сил. Бля «Ой», - сказала я от крайнего удивления. А Хуан заговорщически мне подмигнул всем лицом сразу и сказал что Пушкен -  великий русский поэт. Про то что это Лермонтов, Хуан предпочел мне не поверить. Еще добрых полчаса доносились из нашей кабинки «Выпьем с горя где же кружка» и «У лукоморья дуб зеленый», перемежаясь моими осторожными «Будь ты проклят» и «Ой».

Через полтора часа Хуан был мне как брат, он аккуратно снял с меня старую шкурку, где надо помял, где не надо постучал. Мой престарелый организм трещал, хрустел и кажется даже попискивал. В завершение Хуан сказал: «Ты женщин красивый, только мягкий». Подумал и добавил: «И глупый: спина болит, а сама массаж попы хочет».
А теперь угадайте, что после массажа случилось с моим синяком. Правильно, Хуан его как следует промассажировал, в результате чего я весь отпуск проходила с наполовину синим задом. Самая красивая.

Вторая эпическая ошибка случилась благодаря крему для загара. Я очень хотела загореть, но не умереть от солнечных ожогов, и купила крем уф-15. «Достаточно», подумала я. И на третий день покрылась хрустящей корочкой. Потому что на таком солнце надо или в балахоне ходить (плавать, жить, нужное подчеркнуть). Или пользовать крем с уф-50, как делали наши практичные соседи по беспробудному пьянству столу, с кожей цвета молодой сметаны.
Теперь я немного пятнистая как гиена, но все равно отдохнула. Теперь срочно скажите мне, женщины, чем оттирается загар? Желательно быстро и безболезненно.

И вот еще что: заклинаю вас всем святым, когда силы зла властвуют безраздельно и зовут вас к холодильнику за бутербродиком, идите в лучше в спортзал. Это я вам говорю: женщин красивый, только мягкий.


ПыСы      А в новостях про Евровидение показали: нашу вашу и белорусскую, стыдно-то каааак…

Или вот еще, в утреннюю угрюмую маршрутку впрыгивает мужчина. У него широкие плечи, мокрые волосы и улыбка. Маршрутка еще не проснулась, в салоне сыро, тесно, водитель жадная сволочь, берет пассажиров будто она резиновая, окна снаружи лижет липкий городской туман, тусклый свет, тусклые лица. Мужчина возится. Возится в правом кармане, потом в левом, потом во внутренних. Потом условно разводит руками и весело сообщает угрюмой маршрутке: «Забыл!» Граждане пассажиры с интересом начинают смотреть в сторону водителя в ожидании представления. Мужчина поворачивается к водителю и доверительно рассказывает: «Вот незадача, друг. Забыл кошелек. Моя мне весь мозг с утра вынесла, ты покушал, ты побрился, ты ключи не забыл…  Вынеси ёлку, короче». Водитель сумеречно смотрит на мужчину в зеркало, вспоминает свою. «Всё равно домой возвращаться. Я по кругу прокачусь с тобой?» Водитель молчит. Маршрутка слушает. Хрестоматийная бабка в хустынке крест накрест и мохнатой родинкой над губой, ехидно вопрошает «А платить чем будешь?» Мужчина приосанивается и сообщает: «Я буду вам петь».

Через пять минут остановка «метро». Подъезжает маршрутка с трехзначным номером, из нее выходят счастливые сияющие люди, выходят в утренний мрак, морось и туман. Их лица ощутимо  диссонируют с остальным человечеством.

А из неопрятных внутренностей автобуса мужской бархатный голос поет из Паяцев «Ridi, Pagliaccio, sul tuo amore infranto. Ridi del duol che t’avvelena il cor».
Поет так, что остальное человечество почти плачет.

Или вот еще, она мне вчера говорит:
«и я в шлюпке, в лодке, говорю тебе. Большая черная вода, луны нет и звезды какие-то не такие, не наши, не южные. А внутри больно. Ну так больно, как будто не сгнило еще сердце. И вдруг я понимаю, что вот, вот прямо сейчас всё прекратится, я могу. Я забыть могу! Я беру со дна лодки лоскутное одеяло, и начинаю складывать. Вот прямо беру из себя и складываю: легкие, желудок, сердце, весь ливер свой изъеденный, в общем. А всё больное, я прямо вижу как все внутренности мои болезнью этой чертовой испорчены – сердце черное, а бьётся еще: так-так, так-так, так-так, тише, тише… И я заворачиваю внутренности свои, такой себе сверток получился, как кошачий трупик. И не плачу, нет, только вода солёная, горькая из глаз течет, океан же вокруг и холодно. Ну  как в титанике холодно, помнишь? Беру свёрток и кладу на воду. И он тонет, трупик. Вниз. Уходит, уходит и всполохами внизу буквы, чисто как в казино, помнишь мы с тобой были в две тысячи пятом в казино? «За-бы-ла». И тут вдруг я оживаю. Я вроде-как мёртвая была, что ли. И понимаю, что я сделала чудовищную ошибку. Я ничего не забыла, ни-че-го, ни секунды,  пусть больно, пусть, но пять лет…Я живая, я жить хочу!  Я встаю и прыгаю в воду, за самой собой прыгаю. Только уже поздно. Я прыгаю на стекло. Как будто кто-то сверху посмотрел на корчи мои, и сказал: тссс, всё, отдохни, нет ничего, всё прошло,  ничего уже не вернуть. И я стою как Он, на воде, да нет, что ж я вру, как животное стою, на карачках и смотрю как уходит в никуда, в черную воду моя душа. Успокаиваюсь, ты представляешь, и просыпаюсь.

Ты дура, говорю.

Не исключено, безмятежно отвечает она. Поправляет макияж и закуривает. Но, знаешь, он мне сегодня в скайп пишет: Аня, Аня… А я говорю, Аня здесь больше не работает. В жопу эту любовь.

Или вот еще, одна знакомая женщина ехала ночью. Очень неприятная ситуация оказалась. Пришли в гости со свежепризнакомившимся кавалером. Кавалер казался хорош всем, челка вразлет, поэты серебряного века наизусть, чистые туфли, топ менеджмент. Неделю гоголем ходил вокруг неё, приманивал. Настасья Петровна то, Настасья Петровна сё, перед подчиненными неудобно было. Даже одномоментно сердце екнуло: он ли? На поверку кавалер оказался испорченный. Пришла на свидание в специальных туфлях Сержио Росси, а этот? Выпил рюмку, выпил две, зашумело в голове – в хлам. Начал куражиться, тискать коленку и смотреть в переносицу - тут и сел старик (с). В результате хлопнула дверью, выбежала в ночь как у Шарлотты нашей Бронте, вся в слезах. Под пьяное уханье. Ни сумку, ни телефон, ничего не взяла, так противно было. А дом на другом конце ойкумены, практически час машинной езды. Встала, раскинула руки белой лебедью, поймала попутку. В машине тепло, элла фицжеральд поет, и вонючек этих ужасных нет, с  псевдо елочной свежестью.

Села в машину, адрес назвала и вспомнила, что дома-то тоже денег нет. Всё у кавалера. И так стыдно ей стало вдруг водителю рассказывать эту историю позорную, и что сорок пять уже, и что работала как автомат, и дом, и машина, и даже замуж уже не хочется, и домашний питомец «золотые рыбки», и эти кольца самой себе купленные. Повернулась к водителю и сказала картонным голосом: «Дайте мне ваш телефон, пожалуйста, по объективным причинам я смогу заплатить вам завтра». А он на нее смотрит и молчит. И молчит! У неё в голове уже и картинка сложилась: сейчас высадит посреди дороги и поминай как звали. Иди спи в канаву, госпожа коммерческий директор. Картинку про маньяка, который охотится по ночам за стройными женщинами с дорогой стрижкой в туфлях Сержио Росси она старательно засовывала поглубже в голову. А водитель посмотрел, посмотрел и говорит вежливо: «А хотите чаю, женщина?» И до утра с ней по объездной катался. Слушал.

Тут бы и закончить как в кино про товарища Новосельцева, что Одна знакомая женщина родила водителю еще мальчика. И еще. И девочку. Но жизнь другая. Кавалер проспался, ужаснулся и к заутрене стоял прямо в офисе на всех коленях сразу. Оказалось, влюбился как малолеток и поэтому нес чушь несусветную. Одна знакомая женщина теперь замужем за кавалером, а тот самый водитель теперь работает у них. Десять лет уже.


Иногда мне снится один и тот же сон. Когда я умру в первый раз, меня позовут в большую светлую комнату. Там будет сидеть приемная комиссия. Я стою одна, босая, на теплом дощатом полу, и ужасно волнуюсь. Председатель комиссии  прочитает моё личное дело и скажет: «Ну что ж. Оплата произведена в полном объеме, неоплаченных аккредитивов нет: два раза платила черной неблагодарностью, платила равнодушием и болью. Также тоской, временем и здоровьем.  Платила слезами и памятью.  Я считаю, все ясно. Вы приняты».
«Почему», - спрошу я одними губами.
«Не стой за ценой, если вещь тебе нравится», -  ответит мне Председатель. И улыбнется.

Забежали вчера в одном торговом центре в грузинскую ресторацию, на предмет закусить чем бог послал. Ну и чтоб носилось, не без этого. Все знают, что шопинг необыкновенно изматывает женский организм и способствует выделению желудочного сока. А там еще за стеклом - каток. Ты такая сидишь, в одной руке палка шашлыка в другой палка Цинандали, а за стеклом люди с коньками здоровый образ жизни ведут, и ты думаешь «вот оно счастье». Пока еду принесли, я чуть меню не съела, так есть хотелось. Заказали закуску, основное блюдо и на десерт – два чебурека «правильной формы» как было заявлено.
Основное блюдо с закуской ушли как теща под лед, а на чебуреках одновременно включились зрение с обонянием. Фу, какая гадость ваша заливная рыба. Чебуреки по краям были неукушаемые и плавали в луже оливкового масла приятного болотного цвета.
И вот что я вам скажу, товарищи самые вкусные чебуреки делают в Севастополе в Парке победы. Два мальчика, не отвлекаясь на женщин с глазами мелочи, на глазах у перманентной голодной очереди делают чебуреки. Движения их изящны и отточены: пакет с шариками теста раз – раскатать два, начинка, форма, масло три. На все про все минута. Вам с чем? Баранина, сыр, говядина, зелень. Всё. И воздушный чебурек размером с голову спортсмена – валуева ваш. Будете в Крыму  - стронгли рекомендед.

Пока генацвале ходили за счетом, глядя на который хотелось сказать «да будьте вы прокляты», вспомнили про карасиков. Очень грустная история. Слушайте.


В конце января Иванов поел карасиков. Воссоединение Иванова и карасиков было случайным, как любое гениальное изобретение. Иванов пил пиво в пабе, закусывал. Свиные ушки уютно похрумкивали во рту. Как вдруг на соседний стол принесли на толстом круглом подносе их: маленьких жареных карасиков. Карасики плотно лежали веером и прямо в лицо подмигивали Иванову «Купи меня хозяин. И съешь. Хозяин».

Иванов немедленно карасиков возжелал и съел. И когда хвост последнего карася прощально хрустнул в Иванове, посреди третьей кружки, он дал себе настоящее купеческой слово, что ходить он будет по карасики каждую пятницу каждую пятницу я в говно. И вот тут началась странности, какая-то потусторонняя сила не давала Магомету прийти к горе.

Сначала гадкий генеральный директор организовал в следующую пятницу ужин с партнерами. Виски, блэк- джек и все такое. Пришлось присутствовать. Ели какие-то несусветные изыски, говорили о политике, тонко шутили, в общем как большие мальчики. Под очередной всхлип устрицы во рту Иванов с тоской подумал о карасиках. Не сложилось. Ничего, бодро решил Иванов, в следующий раз поем. Вся неделя расписана, но вот в следующую пятницу – обязательно! Жена Иванова хохотала и говорила, что нельзя так неистово хотеть, особенно еду.

Иванов сначала отшучивался, потом огрызался, и только кот его понимал. Он тоже был мужчиной: он хотел гулять и карасиков.

К концу недели друг Иванова заказал столик совсем в другом пабе. Там не было карасиков, зато в секретном зале можно было курить. Иванов подумал, что друг лучше группы карасиков, и скрепя сердце согласился. На закуску к фирменному пиву подали такое говно, что Иванов чуть не расплакался. Но мужчины не плачут, даже если жена-зараза ржот рядом как припадочная. И Иванов волевым решением забронировал стол на следующую пятницу.

Всю неделю Иванов видел во сне жареную рыбу. Была б тетенька сказали  к беременности, а Иванов тихо предвкушал. В пятницу утром он оделся в чистое и ускакал на работу, радостно подрыгивая задней ножкой. А к вечеру Киев засыпало снегом. Весь. Ближе к полуночи Иванов героически преодолел заносы и добрался в родное гетто. Посмотрел на ржущую жену, вытащил из саквояжа четыре сырые дорады и ушел к ноутбуку напиваться в одиночку. И хотя Иванов слушал музыку в наушниках, до него доносились какие-то всхлипы с прихохатываниями из кухни. Это чистила рыбу жена.

В течение двух последующих недель Иванов ел только рыбу. К столу была мойва, форель, судачки и карпики. Рыбки, как пресловутые шарики, Иванова не радовали. Не радовали Иванова также жена, теща, кот, объем продаж и нестабильная мировая обстановка. Словом, своими карасиками Иван задолбал всех. Про карасиков знали подчиненные, бизнес-партнеры и потенциальные дилеры. При слове «карасики» у жены Иванова начинал дергаться правый глаз и сводило ноги.

Наконец звезды стали в елочку. Срочно вызванная теща милостиво согласилась посидеть с ребенком, Иванов затолкал ржущую жену в такси и они поехали в паб. И вдруг жена сказала: «Представляешь, Иванов. Приезжаем мы в пивную, а у них караси кончились» и захрюкала. Иванов мысленно метнул в голову жены сюрикэн, смыл мозги-кровь с кожаного сиденья цвета тела испуганной нимфы (с) и часто задышал в окно.

-  Столик двадцать девять, - по-приезду хрипло буркнул ногастой администраторше Иванов, и птицей-лебедью взлетел на второй этаж. Впился в меню и нордическим голосом сделал заказ:
Бокал сухого, кружку фирменного, цыпленок табака- два, и (тревожная пауза) карасики.
Официант принял заказ и исчез. Иванов скрестил пальцы на всех руках и ногах сразу и на жену старался не смотреть. Ждал.
Через бесконечных десять минут возникший официант принес пиво и просто сказал: - А карасиков нет.
- Как нет? – переступил пересохшими губами Иванов и покачнулся.
-Ааааааа, - сказала жена Иванова из-под стола.
-Не завезли, - ответил официант, внимательно посмотрел на бледного Иванова и добавил, - могу предложить дораду.

Все совпадения случайны, и, да – ни одного карасика не пострадало.

Из весеннего

Из весеннего котоводства. Кот итиегозаногузаднюю линяет. Клавиатура густо присыпана сереньким. Ненавижу его, а тянет. Тянет жать все это мохнатое тело с глупым лицом. Интересно, а лысых котов жмут? И царапается, пришлось вырвать ноги ногти остричь. Я вырвал тебе зубы, ехидна. Теперь кусайся если можешь (с).


Вчера жалостливо рассматриваю поцарапанную руку, сынок заглядывает мне через плечо и сообщает: «Ты, мама, его в неправильных местах трогаешь. Вот ему и неприятно». Полежали мы с бабушкой на полу, похрюкали да и по делам пошли.

В связи со скорым наступлением купального сезона вспомнила, как антиквар Петрову полюбил. Мы на пляже валялись охотничьими колбасками, вернее я валялась, а Петрова у береге плескалась и в воде фыркала – красивые камушки искала.

А неподалеку отдыхал антиквар и сотоварищи. Отдыхал и прибрежных тетенек оглядывал опытным взглядом.
А тетеньки и рады стараться, особенно местные. Если кто не знает, то на юге местные барышни на пляж ходят в макияже и в каблуках: а вдруг судьба. А вдруг война, а я уставший?(с)

Только Петрова возилась и увлеченно фыркала на дне. И совершенно, ну совершенно не обращала внимания на вполне еще приличный пресс и большую блестящую машину (дура, вот же дура).

И тут Петрова решила меня развеселить. Набрала водорослей, коричнево –зеленых таких, еще на кудрявые кусты похожи. Один пук в плавки воткнула в районе бабочек в животе, а два других в подмышки - изобразила очень небритую женщину. И восстала из пены морской. Я услышала радостное «ЮляЮляЮля» и ей-богу чуть с кровати не упала. Обомлел весь пляж.

А антиквар ей потом рассказывал, стоит такая, пузико оттопырила как щенок и хохочет. Точно дура, подумал. Но, тянет. И пошел знакомиться.

К сезону-то все готовы? Пресс, попы? А то я чота нервничаю.

Запруда

В полнолуние мне всегда снятся ужасы. Мне вообще что-нибудь снится каждую ночь. Причем это развернутые многосерийные триллеры: иногда это инопланетяне с неприятными лицами, иногда промышленный шпионаж с последствиями, иногда кража якутских алмазов в особо крупных.  Вообще мой внутренний сценарист, судя по упадку мирового синематографа, воистину гениален.

Вот смотрите чтоб вам понятна была степень моей шизофрении. Время от времени, во сне я попадаю в одно и то же место. Это небольшой городок на побережье. Я даже карту могу нарисовать. Если идти к морю и свернуть направо, то попадаешь по дороге с травой-полынью в бухту, где среди древних развалин причаливают баркасы контрабандистов. Если налево вниз – то приходишь к подножью острой скалы с клочьями тумана сверху. Там серпантин лысой пыльной дороги и на вершине дом. Это нехорошее место, местные жители туда не ходят. По слухам в старом доме живет женщина, которая забыла как плакать.
Когда осенний шторм – волны слизывают серпантин и все что плохо лежит, тогда люди сидят закрывшись по домам, водяная пыль блеклым туманом стоит в комнатах. И хочется смотреть на огонь и ждать. Ждать заблудившиеся баркасы, детей с моря и хорошую погоду. Вот только ветер приносит странные звуки с горы. Говорят, это смеется хозяйка дома.
В городе, который мне снится, нет котов, нет собак…Никаких бесполезных домашних животных. У этих людей есть только они сами.
Солнце заходит прямо в воду и  красит белый город розовой пылью. Каждый вечер.

В детстве я на ночь выпивала стакан воды. Чтобы ночью обязательно проснуться посреди приключений, сбегать пописать придерживая ночную рубашку холодной вспотевшей ладошкой, шепча «главное не оборачиваться, главное не оборачиваться» потом упасть в подушку и опять начать засыпать. До сих пор люблю процесс засыпания.

А вот когда луна или месяц светят мне в личность, вот тогда никаких интересных снов я не вижу. Тоска и безысходность: или я устало убегаю от какого-то хтонического ужаса, еле переставляя (посмотрела вниз во сне) щупальца, или сдаю экзамен, а меня никто не слушает.
Или вот, например, сплю я как-то летней ночью. Жалюзи еще не придумали. Или придумали, но мы еще зарабатывать не научились. И тут мне снится, что лежу я на спине в позе расстрелянного разведчика, руки раскинуты, а ноги почему-то согнуты. И ползет по ноге паук. Лапки черные, а густая шерстка на спинке серебрится в лунном свете, и он мееедленно лапы так переставляет.
А я, представьте, встать не могу, не в состоянии, я ж расстрелянная. А он все «раз-два-три-четыре, туп туп…», тогда я делаю нечеловеческое усилие, оживаю, сажусь на кровати и как заору «Аааааааа». И от вопля этого потустороннего просыпаюсь. Тут же понимаю, что луна, сон шизофрения, все как обычно. Но от моего крика просыпается на тот момент муж номер два. Садится рядом и, с закрытыми глазами, тоже говорит «Аааааааа». Только октавой ниже. А вы не смейтесь, с вами б так рядом заорало что-то нечеловеческим голосом.
Я, естественно, начинаю хохотать в голос. Мужчина открывает глаза и немедленно подает на развод бубнит мне ехидно, прямо цитатой из модного тогда фильма «Нееет, я таблетки не люблю. Я ими давлюсь. Мне больше нравится рыбок разводить. Так что я в наркотиках совсем не нуждаюсь. Я и без них вижу жизнь живописной».

Так вот, просыпаюсь я давеча от очередного триллера. Полежала, холодный пот с с чела утерла, выпила  двадцать капель трын-травила (с) и, как только утихла тахикардия (вы б такое увидели чесслово) решила пойти спать к сыночку. Тут что-то из инстинктов, он маленький тепленький еще молоком пахнет. Пройдет еще несколько лет и у него отрастут волосы, хриплый бас и нонконформизм. Женщины будут лайкать и всячески жантильничать в парадной, а я королевой матерью шастать с черного хода чтобы не видеть этих безобразий. А пока он сонный, мягкий, сказки сняться ребенку приличные, можно спасаться неподалеку.

Только –только отодвинула ребенка, который по традиции обожает спать в позе расстрелянного разведчика, под стенку, как ребенок проснулся и недовольно спросил «А ты что тут делаешь?» И вроде бы заснул. А через пару минут сел на постели и сообщил тревожно «Ну все, свинья, тебе кирдык». И буквально захрапел.
Оказалось, снилась  игра Энгри Бердс. Птицы против свиней, ежели кто не.

А я подую ему в макушку и скажу: Спи сынок. «Спи спокойно и не горюй. Я вернусь к тебе первым же весенним днем и мы будем строить запруду».Снусмумрик. И он заснет.


Пы Сы Слушайте, а напишите мне, кто вас смешит в жж. Меня много кто, а вот недавно 1_redactor. У него есть теща, жена и свежеродившийся Эрнестик. Инджой. Кто на новенького?


 

И о здоровье

Вчера наелась подозрительного мяса. Я не против кенгурятины, динозаврятины и любой другой вкуснятины, лишь бы оно умерло недавно. Подозрительное мясо было копченое, поэтому мои подозрения подтвердились не сразу. Как только я спустилась в метро в животе забулькало, запрыгало и попросилось на улицу, извиняюсь, орально.

Что делать, спрашиваю я вас? Тошнило как в первом триместре, настроение было соответствующее. В глазах стояли кровавые мальчики (с), а на перроне люди плотною толпою. «А, -подумала я легкомысленно, - без пересадок, доеду как нибудь». И позволила соотечественникам и гостям города внести себя в вагон. И тут мне поплохело. Прямо передо мной стоял заманчивый брюнет. Справа старушка, которую кто-то с утра облил кислыми щами (обоняние необыкновенно обострилось), словом натошнить было совершенно некуда.

Пришлось вытащить из сумочки целлофановый файл. И, знаете, почти помогло. Мысль, о том что я могу не облив людей, сложить весь свой внутренний мир в файл, необыкновенно успокоила мой израненный желудок.

Похоже я очень добрый и чуткий человек.

Будь ты проклята, продавщица Виктория с облупленным лаком на указательном пальце правой руки, которая продала мне давеча это.

Теперь ни о чем высоком думать не могу. Правильность выбранного маршрута определяется близостью туалета. Зато вспомнила как на заре туманной юности ездила общественным транспортом в Одессу, на седьмой километр, за товаром.

Ну помните, челноки, клетчатые сумки, погони-перестрелки? Там на предмет съесть чего-нибудь нездорового или где пописать, очень волнительные истории бывали.

Одну знакомую тетю, например, на скоростной трассе фурой размазало. Все потому что тетя была очень трепетная и стеснительная. Водитель автобуса возле камышовых зарослей остановил в ночи свое транспортное средство. Ну, все конечно каааак побегут в камыши писи-каки свои разбрасывать. А летом, в камышах живут кто? Правильно комарихи. А тетя та очень комаров неуважала и вообще такая малообщительная женщина была. И пошла себе через шоссе, хотя водитель строго настрого не велел. Все. Кровь-кишки-расчлененка.

Или как меня одна бабка процентщица все на том же седьмом километре чаем напоила с клофелином, на предмет обворовать мое бездыханное тело. А я чувствую как галлюцинации ужо начинаются и бросилась на шею к какому-то афроукраинцу, владельцу трех контейнеров. «Заберите, говорю меня, дяденька капиталист в красный икарус номер КР 345666, а я как проснусь вам молебен закажу хоть в храме, хоть у вудуистов или тонтон-макутов. Мамой клянус». Дяденька оказался приличным человеком, хоть и акула бизнеса. Так я и вернулась домой без товара, но с полными трусами денег.

Морали тут никакой не стояло, это всё кенгурятина виновата. И беляшей еще не ешьте, когда силы зла властвую на болотах. Как-то так.


Profile

летом
biobalast
biobalast

Latest Month

April 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Syndicate

RSS Atom

Счетчик


Powered by LiveJournal.com
Designed by Tana Tienauchariya